Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написана в 2012г. 

Вертолет 

 
 
Жара дикая. В вертолете дышать нечем. У меня промокла рубашка и к штанам прилипли трусы. Пронеслись последние шестьсот метров и вот, наконец-то, аэродром. Я спустил  машину на растрескавшуюся, бетонную  плиту и выключил двигатель. Сзади шум, это наши пассажиры выбираются наружу. К вертолету подъезжает газик, с откинутым верхом и отброшенным лобовым стеклом,  шофер  машет мне рукой.
Выбираюсь из машины и тут же горячий ветерок прошел по коже.
- Господин майор, - кричит шофер из машины, - вас требует к себе начальник штаба
- Сейчас.
Ко мне подходит механик, наш русский, лейтенант Вася Колышкин.
- Командир, есть ли какие замечания?
- Вася, - говорю ему,  - только одно, дай свежего воздуха.
Механик криво улыбается.
- Так, на улице сорок, а холодильных установок в машине нет.
- Ну, и зря. Посмотри вертолет, от такой жары могут все трубки потечь. 
- Посмотрю.
Иду к газику и плюхаюсь на раскаленное сидение.
- Ой, черт. - Подпрыгиваю от боли. - Хоть бы, тряпку какую ни будь подстелил.
- Нет ничего. Вон, папка есть, суньте под попу.
Он выдергивает из бардачка серую папку и дает мне. Я подпихиваю ее под себя. Машина трогается и, теперь, горячий ветер  жжёт лицо.
 
Начальник штаба выглядит не лучше, чем я. В его кабинете два вентилятора, гоняющие воздух  по комнате, но от этого лучше не становиться.
- Вы меня звали, товарищ подполковник?
- Хорошо, что прибыл, Александр. Как полет, все в порядке?
- Жара… Металл так перегревается, что притронешься и получишь ожег. Все провода пришлось перекрутить, а для охлаждения топливных трубок, механики подпортили обшивку.
- Понятно. Хорошо, что своевременно приняли меры. Да, ты садись, Александр.
Я плюхаюсь в мягкий шар сидения, кресла.
- Чего-нибудь произошло?
- Произошло. Тебя срочно отправляют в командировку.
- Но я же только-что прибыл из другой…
- Полетишь в следующую. Отдохнешь полдня и, вперед.
- Куда?
- Только не падай в обморок. Полетишь в Ливийскую пустыню. Там, в северной части нагорья  Тибести, ученые производят раскопки. Им надо перевести свои грузы в Каир. Прилетишь на место, поступишь в распоряжение  профессора Цимермана. Координаты, стоянки экспедиции получишь у меня.
- Неужели груз не могли на машинах переправить?
- Говорят, нет. Груз, говорят, ценный и его нужно срочно доставить в Каир. Деньги за это платят хорошие.
- А как же горючее? Нужны дополнительные точки для заправки.
- Там есть поселение Эбби-бу в центре нагорья, горючее в бочках там валяется уже два года. Возьмете его. До полета к этому селению, создадим вам две промежуточные, дополнительные точки. Машины уже туда поехали.
 - Товарищ подполковник, неужели нет других экипажей?
- Нет, все далеко, Пономаренко арендует Нигерийская нефтяная компания, Крамарова, загоняли в Центральной Африканской республике для перевозки своих военных, Ли Хан Чи не может вырваться из Мали, остальные еще дальше, кто у побережья, кто в ремонте. Да ты не расстраивайся, я тебе командировку продлю, в Каире отдохнешь два дня.
- Спасибо. Пойду спать.
Я встаю.
- Иди, иди, я, пока ты дрыхнешь, тебе дополнительные баки с горючим прикажу поставить. Деньги перед отлетом получишь у меня.
- Ставьте. Пока.     
 
Я вылетаю, почти, ночью. Жара спала и дышится легко. В вертолете, спит на чехлах, мой механик Вася Колышкин, на скамейке под светлой лампой, штурман Леша Гаврилов, колдует над картами. На полу стоит несколько пластиковых бутылок с водой, это для экспедиции. Неожиданно, Леша бросает свое место и подбирается ко мне.
- Саша, ты, вообще-то знаешь, куда летим?
- На плато Тибести. Но сразу же тебе скажу, я там ни разу не был.
- Я тоже, но там был мой знакомый, летчик Грюнтер Вальс. Об этом плате у него плохие воспоминания…
- Я уже стал бояться...
- Не ерничай. У Вальса там разбился вертолет, погибли все пассажиры, сам он едва спасся.
- Со многими бывает…
- Сам Вальс говорит, что он  убил кошку…
- Чего?
- Кошку…Обыкновенную, черную кошку. Эта тварь,  на стоянке, как-то пробралась в его вертолет и, когда он поднялся в воздух, кошка обезумела, она стала бросаться на всех, носиться по салону… Вальс сумел набросить на нее шторку и, потом…,  прибил ногой.   
- По-моему, твой Вальс самый настоящий сумасшедший, ему надо быть в психичке, а не летать.
- Послушай дальше. После этого, вдруг, его вертолет подбросило. Летчик помчался на свое место и говорит, что перед лобовым плексигласом появилась гигантская черная кошка…
- О чем я и говорю, он больной…
- Вертолет, как  бы остановился. Двигатель прекратил работать и машина стала падать на землю.
- Вальсу за этот бред, конечно, дали награду, другую машину и он до сих пор летает.
- Была комиссия,  Летчика обследовали и нашли, что он здоров. А вертолет упал из-за того, что заклинило двигатель.
- Здорово. От сюда вывод, кошек надо любить…
Мне показалось, что где-то рядом раздался женский смешок. Я огляделся. Лешка от меня отходит к своей карте, механик по-прежнему спит. Двигатель гудит нормально. Что за чертовщина? Не схожу ли я сам с ума?
 
Первая стоянка была глубокой ночью. Лешка вывел меня точно на костры. Вертолет опустился недалеко от освещенной машины и я остановил винты. Бочки  с горючим даже не вытаскивали с грузовой машины, она подъехала к нам и, откуда не возьмись, появившиеся люди, потянули шланги. Здесь должен хозяйничать Вася. Я спрыгнул на землю, никого не стал беспокоить и отошел от костров, подальше в пустыню. Передо мной,  черное небо, усыпанное миллиардами светящихся точек. Я застыл перед ним, восхищаясь необыкновенной мощностью вселенной. Иногда, пытаюсь сосредоточиться на отдельных участках, разыскивая  знакомые созвездия.
- Ну, как, нравиться? – слышу женский голос.
Оглядываюсь. Рядом никого. Видно, на меня повлияла напряженная обстановка полета и рассказ Лешки.
- Да, здесь я, посмотри у ноги, - шепчет голос.
Опускаю голову и вижу, в отблесках света от костра, черную кошку.
- Ты…? – у меня схватило горло. – Т…, тт…, тты.
- Я.
Кошка отходит от меня на два шага и, вдруг, начинает расти и изменяться.  Я трясу головой, пытаясь освободиться от наваждения. Передо мной стоит темная женщина, с огромными, меняющими под мерцающим светом костров, зелеными глазами. Ее пухлые губы, покрытые красной краской, вызывающе выставлены вперед. Носик вытянут  и на нем чуть заметны дырочки ноздрей. На голове, поблескивают черные волосы,  спадающие до плеч.  Женщина худощава, ее прикрывает черное, длинное до пят, платье, плотно обтягивающее тело, да так, что виден каждый бугорочек фигуры. Платье плотно прикрывает грудь, но выше ткани нет, есть две перекрещенные лямочки, которые исчезают за плечиками.
- Ну, как, я симпатична?
Женщина улыбается, но не раскрывает рот. Я  слышу ее голос… в голове.
- Симпатична. Кто ты?
- Я, Баст.
- Баст…, Баст…, Баст… Ни разу не слышал.
- Я одна из богинь Египта.
Все, у меня точно поехала крыша. Женщина смеется.
- Не поехала ни какая крыша, ты поверь. Я точно, богиня Баст. И к тебе я пристаю потому, что ты мне нужен для дела.
- Для какого дела?
- Ты летишь на плато Тибести, где, только что, люди нашли  когда-то спрятанные мной драгоценности. Ты должен в сохранности доставить все в столицу Египта и приобщить их к остальным сокровищам наших богов, находящимися там же.
- Почему, для этого, должен быть я?
- Уже о находке знают тысячи людей и сейчас начнется настоящая охота за ними. Может погибнуть много людей, чтобы этого не было, я хочу, чтобы ты мне помог. Ты управляешь, этой летающей птицей, умен, силен, здоров и сможешь победить всех. Если ты этого не сделаешь, я тебя покараю, тебя раздерут звери…
- Если у меня много будет противников, мне в одиночку их не одолеть…
Женщина подняла голову к небу и перебирает перед собой тонкие пальчики с длинными ногтями.
- Да, ты прав. Я помогу тебе, наделю тебя некоторыми способностями, влиять на  человеческие мысли.  Этим ты заменишь всех помощников. А… Сюда идут. До встречи, Александер.
Женщина начинает таять и, вскоре, я заметил, как где-то впереди мелькнул хвост  черной кошки. Она исчезла.
- Саша, - ко мне подошел Вася, - все готово. Топливом заправился под пробки. Можно лететь.
- Полетели.
- Как здесь красиво и, в тоже время, неприятно. Мир бесконечен, а темнота, пожирает
Я очень удивился мыслям механика, но ничего не сказал, повернулся к кострам и пошел к вертолету.
 
Вторая стоянка была уже при утренней заре. Я очень устал, рассматривать темноту и, пока шла заправка вертолета, решил вздремнуть в кресле пилота. Только закрыл глаза, как услышал: «Я пришла». Передо мной появилась она. Голова приблизилась к моей,  почти вплотную.  Большие зеленые зрачки меняют цвет от светлого до темного. « Представляешь, когда я тебя  увидела, то, вдруг, меня поразила мысль. Мы с тобой такие разные, а  я чувствую какую-то привязанность к тебе». И тут, я почувствовал холод на лбу, это ее тяжелая рука легла мне  на волосы. « Ты мне раздавишь голову». Она улыбнулась, давление на голову спало, ее рука уже шевелила волосы.  «Все боги Египта давно исчезли, как же ты сохранилась?», - вдруг спросил я. «Не скромный вопрос, но я на него отвечу. Пока есть люди верующие в своих богов, они будут. Многие боги потеряли своих почитателей и их взял к себе всемогущий…  Мне повезло, в меня, до сих пор, верят тысячи людей, от этого я существую и даю им радость. У тебя шелковые волосы…» И тут она дернула меня за прядь волос. «Ой…, за что?» «У тебя есть еще вопросы?» «Да,  и не один. А что ты символизируешь?» Богиня смеётся. «С этого и надо было начинать… Я символизирую мягкое солнечное тепло с его животворящей силой. Я дарую людям всю жизнь и силу, всякое здоровье и радость сердца. Я владычица жизни. - Опять рывок за волосы. – Какой следующий вопрос?» «Что же я должен отвезти в Каир? Какие такие ценности, за которые суждено мне быть разорванным зверьми?» « Ты повезешь самую большую ценность. В царствование Соломона было отлито девять золотых щитов, которые он повесил на центральной башне крепости в Иерусалиме. Египетский фараон завоевал этот город и увез щиты в Фивы, а там…, прошло немало лет, когда последний египетский фараон при наступлении эфиопских войск, собрал все египетские ценности и увез их в пустыню. Среди этих ценностей был только один золотой щит, остальные исчезли. В пустыне золото закопали, а потом тайник засыпало движущимся песком и его нашли только что. Для меня он ценен потому, что Соломон приказал сделать этот щит, посвящённым мне, богине Баста…» Женщина насторожилась, отпустила мои волосы и оглянулась. «К тебе идут. До встречи». Богиня растаяла, кто-то затряс за плечо.
- Командир, заправка закончена.   
Я открываю глаза, передо мной Вася. Встаю с кресла и Вася начинает улыбаться.
-  Что у вас с волосами, командир? Они стоят…, пучками…
-   Это от ужаса, что не дал поспать.
Поспешно, ладонью выравниваю вздернутые волосы.
- Чего лыбишься, - набрасываюсь на механика, - собирайся, взлетаем.
 
Взошло солнце, показались горы, самая высокая, Эма-Куси, показалась по курсу.
- Леша, где раскопки? – кричу штурману.
- Возьмите два градуса влево.
- А где селение Эбби-бу?
- В самом центре гор, с правой стороны.
- Леша, давай изменим маршрут, веди меня на селение.
- Как прикажите, командир. Возьмите пять градусов вправо, обогните гору Эму-Куси, после градус вправо и попрямой, летим до селения.
Летим минут двадцать и тут, я увидел в горной долине городок.
- Леша, где аэродром?
- Саша, откуда я то знаю. У меня на картах его нет.
- Смотри в окно с правой стороны, я буду наблюдать со своего места.
Настроение у меня испортилось. Горючего надо взять под завязку сейчас, если возьмем в экспедиции груз, то сюда лучше не возвращаться.
- Командир, - кричит Леша, - вон там, на окраине, какое-то поле. На нем много бочек.
Разворачиваю вертолет и, действительно, вижу гору бочек.
 
Спустился на поле и сейчас же, со всех сторон, появились люди, в темных тюрбанах, с намотанными на рот шарфами, одетыми в темную, грубую одежду. Они остановились метрах в двадцати от машины и застыли в неподвижных позах. Вася выскочил из вертолета и побежал к бочкам. Он стал их обстукивать и отбрасывать в сторону. Я понял, бочки пусты.
- Леша, подъем, бежим, поможем Васе.
Раскатываем бочки и ничего в них не находим. Я бросаю ненужную работу и подхожу к местным аборигенам.
- Кто-нибудь понимает по-английски?
Молчание.
- По-русски, по-немецки понимаете?
Опять молчание. Неожиданно, передо мной возникает рыжая, драная кошка. Она трется у моих ног, потом делает прыжок и забирается на плечо. Усаживается поудобней и оглядывает толпу людей. Я замер, что будет? Кошка поводит головой, будь то, выискивая кого-то в толпе. Люди смотрят на нее. Неожиданно кошка, кого-то увидала, встрепенулась, приподнялась и зашипела. Заросший старик, в первых рядах толпы, неожиданно,  коряво заговорил по-английски.
- Господин, если вы ищете полные бочки, то мы их…, зарыли. Сюда прилетали важные люди и приказали спрятать бочки. Они говорили, что от молнии может быть пожар, опасный для города.
- Где это место?
- Где-то здесь, на поле.
Моя рыжая соседка, соскакивает с плеча и, взглянув на меня, идет к бочкам. Я иду за ней. Толпа, медленно-медленно, идет за нами. Кошка подошла к группе бочек, сваленных одна на другую, и… пописала на них. Потом, уселась рядом и, опять, взглянула на меня.
- Вася, сюда, - ору я. – Да, лопату возьми с собой.
Прибежал механик с лопатой.
- Где копать, командир?
- Киса, - зову я кошку, - иди сюда.
Кошка, как будь то ждала этого возгласа. Она разбежалась и, опять, прыгнула ко мне на плечо. Толпу, словно, что-то передернуло, люди стали расходится и торопливо покидать аэродром.
- Так, где копать-то? – спрашивает Вася. 
- Здесь, - я смело показываю на кошкин туалет.
Вася начинает рыть каменистую землю, через пять минут раздается стук лопаты.
- Действительно, здесь что-то есть.
Вскоре, из земли показалась крышка бочки. Леша принес раздвижной ключ и они с механиком, с трудом, открутили колпачок.
- Есть, командир, - орет Вася, - настоящая горючка.
Кошка зашевелилась, она боднула меня головой в щеку, соскочила на землю и, махнув нам хвостом, пошла в городок.
 
Через два часа мы раскопали четыре бочки, пополнили баки и поднялись в воздух.
 
  Раскопки мы увидели через двадцать минут. У подошвы горы стоят десять палаток, длинные столы, несколько бочек прижались к  отвалам земли. Сверху видно много людей. Некоторые стоят на вершинах отвалов, некоторые мечутся среди палаток. Нас заметили и стали махать руками. Я искал площадку, чтобы приземлиться. Решил спуститься около вбитых в землю колов.
Когда выпрыгнул на землю, ко мне подошла молодая светловолосая женщина, в брюках, ниже колена. У нее  большой рот и озорные ямочки на щеках, а глаза светло-серые.
- Вы, командир вертолета?
- Я.
- Почему так поздно?
- Долго летели.
- Откуда летели?
- Из южного Судана.
- Почему нам прислали вертолет из южного Судана? Неужели, нельзя было прислать машину из ближних точек?
- Видимо, не нашли.
- У нас здесь, бог знает, что твориться. Надо срочно загружаться и улетать.
- Так, давайте загружаться?
- Вы посмотрите вокруг. Я даже не понимаю, как эти люди через пустыню пришли сюда.
Она рукой показывает на отвалы и  на группу из пятнадцати человек, стоящую метрах в ста.
- Посмотрел. Что вы хотите сейчас делать?
- Они нам не дают вытащить  из штольни артефакты. Только начинаем тащить, как эти начинают орать и угрожать.
- Хорошо, я с ними поговорю.
- Вы? Они вас разорвут.
- Попробовать то надо.
Я пошел к группе людей, стоящей метрах в ста. Замотанные по уши, угрюмые люди, с ненавистью смотрели на меня.
- Что вам надо? – крикнул людям.
Толпа зашевелилась, закачалась от злобы и стала наступать на меня. Я напрягся и заорал.
- Стоять.
И подумал, хоть бы вы окаменели. И тут, произошло чудо, люди застыли, наступила тишина. Они стояли в  окаменевших позах, с оскаленными лицами. Неужели это сделал я? Сам удивился, подошел к ближайшему, стоящему с палкой в руке, и ткнул его в бок. Мужик повалился на землю, смотря остекленевшим взглядом вверх. Ничего себе. Повернулся назад и пошел к лагерю. На отвалах земли никого нет, все исчезли. Подошел к женщине. У нее на лице вытаращенные глаза и отвалившаяся челюсть.
- Что вы с ними сделали? – шепотом говорит она.
- Усыпил. Так, вы будете работать?
- Буду. Давайте вытаскивать щит.
- Вася, Леша, поступаем в распоряжение, э…, - я наклонился к ней. – Как вас звать?
- Лесси.
- К Лесси. Что нам делать?
- Идите к лебёдке. По сигналу, тяните трос. Я в штольню.
Трос протянут в неровно пробитое отверстие в массиве горы. Женщина смело вползла туда, мои ребята и несколько рабочих встали у лебёдки и входа в штольню. Ждем долго. Неожиданно высунулась из штольни голова.
- Тяни, - орет она по-английски.
Закрутили лебёдку, трос медленно наматывается на барабан. Проходит минут пятнадцать, опять появляется голова.
- Стой.
Мы застыли. Вылезают из отверстия женщина, старик, европейского типа и, почти раздетый, араб. Теперь командует Лесси.
- Тяни.
Крутится лебёдка. Из штольни показалось, что-то похожее на грубые санки, на которых лежал большой, предмет, завернутый в ткань. Санки выехали на землю и Лесси дала команду остановиться.
- Ящик. Где ящик? – тонким фальцетом запищал старик.
Двое рабочих побежали к палаткам и притащили огромный, плоский ящик. Его положили рядом с санками и откинули крышку. Старикашка внимательно рассматривает ящик, что-то в нем меряет и начинает визжать.
- Сволочи, недоделанные халтурщики…
- Ариан, в чем дело? – прерывает его Лесси.
- Они плохо учли центральный выгиб. Щит не ляжет в ящик.
Женщина, с метром в руке, сама меряет центральную часть. Откидывает метр и растерянно говорит.
- Как же так, мы же им давали размеры… - Она немного оттягивает губу и вдруг решительно говорит. - Надо сейчас же сбить центральные поддержки в ящике, пробить дно, положить в ящик щит и с той стороны, выступающую часть, забить планками. Грюнтер, - зовет она одного из рабочих, - тащи сюда долото, фомку, молоток, другие инструменты, займемся переделкой. Остальные, освободившиеся люди, пусть загружают вещи в вертолет.
Все забегали. Большинство рабочих пошли к палаткам, стали вытаскивать оттуда ящики и тащить к вертолету. Леша и Вася выкинули из машины бутылки с водой на землю и стали принимать ящики в дверях машины, складывали и закрепляли их внутри вертолета. Лесси и старичок подошли ко мне.
- Простите, - говорит Лесси, - я так и не узнала, кто вы?
- Я командир вертолета, звать меня Александр Седельников. А кто из вас Цимерман?
Я думал это старик, откликнулась Лесси.
-  Я.
- Прибыл в ваше распоряжение.
- Что будете делать вон, с этими…? - она кивает на онемевшую толпу.
- Отпущу.
- Отпустите, а то, не дай бог, умрет кто-нибудь.
- Пошел.
Подошел к застывшим фигурам, хлопнул в ладони  и крикнул.
- Всем очнуться.
Толпа стала оживать. Одни недоуменно глядели на меня, другие стали торопливо удаляться. Вскоре, все, недобро ворча стали уходить. Я вернулся к Лесси.
- Это гипноз? – спросила она.
- Да.
- Здорово. Вы и меня можете загипнотизировать.
- Могу, будете плохо вести и вас могу…
- Вовремя вас к нам прислали. Пойдемте, посмотрим на щит.
Она подходит к санкам и сдергивает ткань. Передо мной желтый круглый щит, метра полтора в диаметре, на котором вытеснены и выгравированы сцены с фигурками зверей. По центру, с кошачьей головой, стоит женская фигура с корзиной на сгибе левой руки и, похожие на скипетр, предметы в руках.
- Нравится?
- Великолепно.
- Это богиня Баст. Я ее называю королевой кошек. В древнем Египте кошек причисляли к святым животным.
- Удивительно, красивое тело и кошачья голова.
- Богиня бывает и с человеческой головой и с львиной. Ей молятся многие египтяне до сих пор. Ее считают владычицей жизни.
Рабочий Гюнтер сделал в ящике круглую дырку. Старичок подозвал еще шесть человек и стал командовать, укладывать щит в ящик. С трудом, рабочие подняли с санок щит и положили его в ящик. Сверху прикрыли крышкой.
- Сейчас забьем ящик и погрузим, - говорит Лесси.
- Тяжелая вещь, ее надо протаскивать в дверь вертолета вертикально.
- Надо, сделаем.
 
Только через пять часов, мы закончили погрузку. Солнце опять разогрело вертолет. Я и моя команда разделись до маек и сели на свои места.  Лесси и старичок, сели в передних креслах, оглядывают нас, но предпочитают оставаться в рубашках. Со мной рядом сидит Леша, рассматривает планшетку и бубнит.
- Не знаю, почему вы установили третью точку заправки на шоссейке, я боюсь, что мы  не долетим. Горючего не хватит. Если бы не было груза, долетели бы запросто, а так, навряд ли.
- Третью точку размещать  в Ливийскую пустыню, запретило командование. Будем исполнять приказ. Долетим до шоссейки, и теперь ориентиром будет она. Так, вдоль нее, полетим до столицы.
- Ну, и крюк. Полетели, командир.
 
Уже на подлете к Абеше, я с тревогой гляжу на приборы. Через пятнадцать минут нам надо приземляться. Стрелка уже утонула в красной черте.
- Командир, вон шоссе.
Леша пальцем показывает через стекло вперед. Вдалеке видна черная лента и нечастое движение машин.
- Ищи заправку.
Леша колдует над картой.
- Чуть левее командир.
Я уже смотрю только на приборы. Вот замигала красная лампочка.
- Вон они, вон.
У шоссе стоит наша машина полная бочек. С облегчением вздыхаю.
-  Долетели.
 
Пока заправляемся, меня пытает Лесси.
- Александр, почему, вместо направления на Север, мы летим на Юг?
- В пустыне нет заправочных станций. Мы не самолет, который может летать далеко от точки А, к точке Б. Теперь, мы полетим на Восток, а там, достигнув Нила, полетим на Север, в Каир.
- Господи, сколько время теряем.
- Госпожа Цимерман, помимо ответственности за груз, я отвечаю за ваши жизни. Лучше потерять время, но сохранить жизнь.
Она из подлобья взглянула на меня.
- А почему так официально? Меня еще звать Лесси.
- Извините, Лесси. Но нам еще придется сделать две ночные стоянки.
- Почему две?
- По инструкции, каждый летчик еще и должен отдыхать.
Она сжала губы
- Можно личный вопрос? Командир, вы семейный?
- Нет.  Развелся.
Она криво улыбнулась.
 
    В Эль-Обейде мы отдыхали. Бедный Вася копался в машине и матерился, как боцман.
- Зас… всю машину. Это уже помойка, а не летающая кастрюля.
Причина одна, где-то подтекло масло и его разбросало по всему механическому отсеку. Около меня вздыхает Лесси.
- Александр, мы в Асуане остановимся?
- Да.
- Я хочу там пересесть на машину и уехать в Каир.
- Без щита?
- Щит я оставлю на вас и мою помощницу.
- Это еще что?
- Хочу подготовить в Каире встречу груза и сделать подготовительную выставку найденных артефактов. Надо все, что мы нашли, представить общественности. По поводу помощницы, она встретит нас в Асуане и мы поменяемся с ней местами.
- Неужели она суровей вас?
- Простите, кто бы говорил. Вы меня совсем запугали, а уж ваши выходки на месте раскопок, когда вы заставили окаменеть толпу аборигенов, приводит меня в ужас.
- Однако, вы мне доверяете. Ценность груза велика и это все вы оставляете мне.
- Если я не буду доверять никому, я сойду с ума.  Хоть,  вы и монстр, но вы настоящий мужчина.
- Туманно, но принимаю ваш вариант.
- Где следующая наша остановка?
- В Эль- Фашере.
- Чудесно.
Она отходит от меня, вытаскивает из кармана брюк мобильный телефон и начинает разговор.
 
В Эль-Фашере, я договорился с военным командованием Судана, об установке нашего вертолета в бокс на военном аэродроме и охране его, пока экипаж и пассажиры будут отдыхать в гостинице. Я все же не очень доверял военным и решил, что для страховки, один останусь в боксе и буду спать там. Лесси была очень недовольна этим решением.
- Почему ты не советуешься со мной? Я здесь старшая и должна решать, кто остается караулить, а кто должен отдыхать.
-  Надеюсь, ты меня поддержишь в мысли, что оставить старшего офицера с грузом лучше, чем простого.
Она посмотрела на меня с возмущением.
- Я, что, сумасшедшая. Помимо твоих офицеров, других членов команды нет?
- Ты намекаешь на пожилого человека. 
Она сжала губы и отошла в сторону, но ее последнюю фразу я не понял, она пробормотала ее на каком-то непонятном для меня языке.
 
В ангаре я остался один. Закрыл вертолет, к стенке задвинул монтажный столик и устроился на нем спать.
«Привет!» - слышу голос Баст в наступившей темноте.
 «Здравствуй, богиня».
Вспыхнуло несколько свечей, я удивился. Мы были не в ангаре, а каком-то зале. Баст сидела в большом кресле, я сидел у ее ног.
 «Мне нравиться, как ты ставишь на место строптивых женщин, что ты не болтлив и не рассказал окружающим то, что я рассказала тебе о щите и о наших встречах».
 « Мне же больше нравиться на тебя смотреть, слушать и задавать вопросы».
 «Уж не влюбился ли ты в меня? А то смотри, мне уже семь тысяч лет, а я за это время не нашла достойного».
 «Богиня, ты всегда в моем сердце».
 Баст засмеялась.
 «Ты мне нравишься и я тебе должна признаться. Я тебя обманула, когда пообещала, что  ты будешь подчинять  волю других людей. Когда ты пытался остановить грабителей у раскопа, это я их, твоими устами, превратила в неподвижных рабов».
 «Спасибо тебе, богиня».
« Мне бы хотелось сделать тебе подарок».
« Богиня,  это я тебе должен возлагать почести и дарить подарки. Я уже награжден твоим вниманием и отношением ко мне. Это для меня самый прекрасный подарок».
« Прекрати мне льстить, а то я рассержусь»
Она щелкнула пальчиками и  мы тут же очутились в гроте, освещенном факелами. С одной стороны грота стоят бесчисленные полки, на которых грудами уложены драгоценности, ларцы, статуэтки и дорогая посуда.
«Это мои кладовые. Семь тысяч лет люди дарили мне подарки и я их складывала сюда. Возьми, что тебе хочется, я подарю это тебе».
«Богиня, я не женщина, зачем мне эти украшения»
«Хм…, - она задумчиво почесала носик. – Наверно, ты прав. Я тебя отведу в другую кладовую. Но…, после твоей фразы, что ты не женщина, я увидела в тебе другое, как настоящий мужчина ты должен неплохо разбираться в украшениях для женщин. Я уже пять тысяч лет не примеряла ни одного украшения. Не мог бы ты, пользуясь своим вкусом, нарядить меня в них?».
« Моя богиня, не отрубишь ли ты мне голову, за то, что тебе не понравиться мой вкус?».
« Я ничего тебе не сделаю. Давай, твори».
Она щелкнула пальчиком и тут же все одежды с нее исчезли. Блестящая, изящная, красивая, черная женщина – пантера, смотрела на меня горящими изумрудными глазами. Я подошел к первой полке и небрежно, рукой процедил это бесконечное количество драгоценных камей, бус.  Не то. Следующая полка, еще и, вдруг, с десяток больших граненых изумрудов засверкали на золотой цепочке. Я взял ее, сдул пыль и подошел к Баст.
«Начнем с этого».
Она чуть склонила голову и я надел ожерелье. Камни засверкали на груди. Вроде, ничего, камни точно подошли к глазам. Рою эти бесконечные полки и тут попалась диадема из  изумрудов того же качества. Баст улыбнулась и подставила мне голову. Через минут двадцать, я нашел золотой пояс, на котором были висюльки их мелких и больших камней изумруда, здесь же лежали два браслета с огромными камнями. Когда одел на нее, попросил.
«Покрутись. Вот, я подобрал то, что мне понравилось»
Женщина повращалась телом.
« Мне тоже нравиться. Хорошо, теперь…» И тут она застыла и прислушалась. «Просыпайся, к тебе идут нехорошие гости»
 
Я открыл глаза. Тихо. Встаю и иду к узкому окошку. Напротив ангара забор, через который перебираются несколько человек. Скашиваю глаза. У ворот ангара лежит на асфальте часовой. Достаю из кармана телефонную трубку и звоню. Хорошо, что сразу ответили.
- Оператор, это я, майор Синельников. На аэродроме Эль-Фашер, на ангар, где находится мой вертолет, совершено нападение, срочно пришлите спецназ…  Посмотри по оперативной карте, где мои координаты. Нашел?  Теперь вызывай.
Заглядываю в  окошко. Человек пять уже перебрались через забор и бегут к ангару.
Слышны первые удары по воротам. Взял с полки гаечный ключ. Отошел к стенке и жду. За воротами стало тихо и вдруг грохот взрыва.  Ворота развалились. Половинка рухнула внутрь ангара. В проеме показалась темная фигура с автоматом в руках, а мне даже нечем сопротивляться.
- Чтоб вас схватила судорога, - с отчаянием говорю я.
Темная фигура вбегает в ангар и вдруг падает, ее начинает ломать и корчить на асфальте. Бандит взвизгивает и крутится на одном месте. Появляется второй тип, он не решается войти в ангар, поднимает автомат и… его швырнуло к мертвому охраннику. Из его рта появилась пена. И тут, новый взрыв, вылетели двери черного хода в боковой стенке ангара. В этот проход вбегает трое бандитов и начинают стрелять куда попало.  Я швырнул в них гаечный ключ, потом оттолкнул столик, на котором спал,  бросился к бетонной опоре и прижался к ней. Среди  нападавших небольшое замешательство и тут опора затряслась и зазвенела от сотни пуль. Почему командование не вооружило меня? Что за дурацкая идея, летчикам миротворцам при перевозке людей, не выдавать оружие. Неожиданно, где-то с боку ангара началась стрельба. Бандиты в ангаре заметались, потом, через ворота стали выскакивать на улицу. В ангаре, по-прежнему, корчится черная фигура и у ангара ломает второго.
 
Капитан спецназа ходил за мной и  чего – то лопотала  на своем языке, а я бродил вокруг вертолета и рассматривал его. Несколько пуль попали в корпус, оставив неприличные дырки. Капитан, неожиданно, махнул рукой и пошел к своим солдатам. Они поднимали ворота и пытались их прислонить к другой половине. Наконец, им это удалось, но зазор между двумя половинками оказался большой. Офицер не стал дальше их выравнивать, увел команду, оставив двух часовых. Звоню по телефону Васе. Минут десять он не поднимал трубку. Но вот, Вася заговорил сонным голосом.
- Командир? Чего там?
- Бери Лешу и срочно приезжай. Лесси не поднимай. У нас ЧП.
- А… Сейчас.
Прячу трубку в карман и присаживаюсь к колесу машины. Только закрыл глаза, как Богиня Баст оказалась рядом.
« Молодец, Александр, спас груз».
Мы в полутемном помещении, она в тех же украшениях, что я на нее одел.
« Это твоя заслуга».
« Не будем петь друг другу дифирамбы. Мы не закончили выбор подарков. – Она махнула рукой. Все вокруг переместилось. Это другая пещера, освещенная множеством факелов. Здесь полок нет, зато вдоль стен грудой свалено холодное оружие, панцири, шлемы. – Это мужские подарки. То, что ты выберешь, то твое».
Я с тоской рассматриваю оружие. Здесь много серебра, золота, много камней, но ничего интересного нет. Неожиданно, среди позолоченных панцирей, меня привлек пояс. На вишневой коже, отделанной золотыми бляшками, небольшие кармашки,  из которых торчат блестящие лезвия. Сбоку приделан чехол для кинжала. Притянул пояс  к себе и выдернул из карманчика чуть расширенный нож. Ручки нет, вместо нее, только, чуть шероховатая пластинка. Нож сделан их блестящего отполированного металла и…, к моему удивлению, он задергался в руках, устанавливаясь к равновесию.
«Это метательные ножи, - говорит Баст. – Внутри их ртуть. Берешь?»
Закладываю нож в карманчик и лезу в чехол. Здесь, чуть искривленный кинжал, с такой же блестящей поверхностью, как и ножи,  с красивой по отделке, но простой по конструкции  ручкой.    
 « Это кинжал с ядом, - поясняет Баст. – Там есть кнопочка и ее приводят в действие, когда на твоем враге будет хоть маленькая царапина».
«Яд, наверно, давно высох?»
« Если возьмешь эту вещь, он у тебя никогда не  высохнет. Берешь?»
Но я не взял пояс, бросил его в общую кучу. Зачем мне метательные ножи? Иду вдоль свалки оружия и тут, ногой поддеваю браслет. Он сделан из серебристого металла, вытянут, почти на 15 сантиметров, на тыльной стороне вытянутая пластинка из  золота, с насечкой, изображающей профильный рисунок. Поднимаю браслет и с удивлением оглядываю его. На отполированной пластинке, насечка рамочки залита голубой краской, сам рисунок  представляет маленькую картину сражения воинов в колесницах. Ниже пластинки, на серебристом металле, маленькие иероглифы, расположены в три ряда и, тоже, имеют рамочку, но красного цвета
« Это сражение Рамсеса 2 с хеттами под Кадешом. Изумительная вещь»
« А как же он открывается?»
«Прислони к руке, он раскроется сам».
 « А у тебя нет еще такого изящного рисунка с какой-нибудь простой вещью?»
Богиня задумывается.
«Есть, но я ее тебе сейчас не покажу, я ее тебе подарю от своего имени в последний момент, когда ты уедешь из Каира. Так, просыпайся, там к тебе идут».
 
Я открываю глаза и с трудом отрываюсь от колеса. Неожиданно почувствовал неудобство на левой руке. Прощупываю рукав, под ним что-то есть, отодвигаю ткань… На руке браслет. Блеск отполированного золота, контрастирует с голубой краской. Поспешно прикрыл рукавом руку и собираюсь встать. Богиня постаралась, одела мне браслет.
За воротами шум. Охранники не пропускают Васю, Лешу и… Лесси. Я высунулся в щель и попросил, чтобы их пропустили. Взволнованная группа протискивается в ангар.
- Ни фига себе, - Вася рассматривает ворота. – Командир, кто-то у нас побывал?  
- На нас напали.
- Ой, - взвизгивает Лесси.
- В принципе, мы совсем не пострадали. Ворвавшиеся в ангар неизвестные люди, постреляли из автоматов. Несколько пуль попали в вертолет. Надо разобраться, сможем мы взлететь?
- Понятно, - кивает Леша.
- А груз, как груз? – взволнована Лесси.
- С грузом все в порядке. Так, ребята, за дело, а к тебе, Лесси, у меня есть специальное дело. – Я беру ее за плечо и веду в угол ангара. – Лесси, не можешь сходить в дежурку и узнать, кто же у нас побывал? Они взяли несколько живых разбойников. Хорошо бы узнать, как они нас находят.
- Я одна боюсь.
- Хорошо, я тебе дам Лешу.
Она кивает головой. Я веду ее к вертолету.
- Леша, сходи с госпожой Лесси к дежурному или коменданту, узнайте, кто на нас напал.
  - Иду, командир.
Они уходят. Вася ключами открывает бардачки.
- Я тебя просил, не брать с собой Лесси, - говорю ему.
- Так она… услышала, как мы зашевелились в номере и сама… Прибежала, и, видно, все поняла…
- Трепло.
 
Лесси и Леша пришли через два часа. Они уселись на табуретки. Я терпеливо жду, когда они начнут.
- Командир, - первым говорит Леша, - в общем, мы немного разобрались в нашей истории. Если бы не госпожа Лесси, я бы вообще ничего не узнал. Суть проста, на золото, найденное госпожой Лесси, претендует много  бандитских организаций и, даже государств.
- Государств? Кто?
- Чад, например, Ливия. Чад утверждает, что ему надо отвалить часть клада, так как  его нашли на их территории. Ливия утверждает то же самое. Плоскогорье Тибести является спорной территорией между этими государствами.
- Самое противное, - вспыхивает Лесси, - мы на конференции с их правительствами обговаривали  все детали этого проекта, никто против не был. Даже, бумаги подписали, а теперь…
- Это всегда так. Когда нет золота, все на все согласны, есть золото, всем требуется отвалить кусок пирога. А что за бандитские организации присутствуют в нападении на нас?
- Это турецкие головорезы, банда Исмаила. – Кивает головой Леша. -  Их финансирует  и направляет какой-то подпольный богатей. Нас вычисляют просто. Какой-то подонок был среди рабочих на раскопе, он маячок в вертолет заложил. Самое ужасное, нам его сейчас не найти, для этого надо перебирать все имущество в вертолёте.
- Кто вам сказал про маячок?
- Дежурный по аэродрому. Они засекли этот сигнал.
- Так, перебирать машину не будем. Черт с ним, с этим маячком. Будем считать, что сейчас у нас все в порядке. Вертолет исправлен, можно лететь.
- Я смотаюсь за стариком, - говорит Лесси, - привезу и сразу полетим. Только вот…, отдай мне Лешу в охрану. Боязно теперь одной ездить.
- Леша, поезжай с госпожой.
 
Прилетели в Эль-Обейд. Заправились и, обогнув Хартум, приземлились в  Атбару. Еще одна остановка и будет Асуан.
 
В Асуан прибыли поздно ночью. В аэропорту нас ждал черный Седан. Около него стояла молоденькая девушка, лет двадцати пяти. У нее нахальное лицо, тело полноватое и грудь выперла из футболки, почти наружу. Лесси побежала к ней и они долго обнимались. Потом Лесси подвела девушку к нам.
- Знакомьтесь, это моя ассистентка Мэри Сэтридж. - Тонкая ручка Мэри потянулась к Васе. – Это Вася, главный механик самолета. – Ручка переместилась к Леше. – Леша, помощник командира и мой охранник, а это, - ручка уперлась мне в живот, я ее осторожно пожал, - командир вертолета Александр, с ним поосторожней, это зубр. – Теперь, обращение ко всем. - Мэри полетит  с вами, а я, вместе с уважаемым  профессором истории, - она кивает в сторону старика, - на машине, в Каир.  Александр, можно вас в сторонку…
Она берет меня под локоть и ведет в сторону, подальше от всех.
- Александр, только не скиньте Мэри с вертолета, у нее скверный характер.
- Вы решили мне отомстить?
- Я…, как вас сказать, мне трудно  с вами работать, вы меня ни во что не ставите. Я как-никак, профессор, имею труды, звания, а для вас я лошадь…
- Что?
- Лошадь.
- Подставили другую… лошадь.
- Вам то, что, вам же все равно.
- Поезжайте, после передачи груза, мы еще с вами поговорим.
- Это угроза?
- Нет, это любовь.
Я пошел к своим.
- Мэри, вы, хоть, можете заказать гостиницу для себя и этих ребят? – обвожу ребят руками
- Что значит…, хоть, - правая бровь девушки полезла наверх, - я все могу.
- Тогда заказывайте и валите отсюда, до утра.
- Нельзя ли повежливей.
- У меня плохое настроение
- А у меня,  хорошее.
- Тогда, девочка, пока.
Я повернулся к парням.
- А вы чего здесь стоите, марш отдыхать.
Леша и Вася кивнули головами и пошли к аэровокзалу.
- Нет, постойте, - вздыбившаяся Мэри, гневно смотрела на меня, - как вы здесь ко всем относитесь?
- Послушай, девочка, меня госпожа Лесси умоляла, чтобы я не сбрасывал вас с вертолета, если вы будете себя плохо вести. Мой совет, либо вы не огрызаетесь и летите с нами, либо вы отправляетесь к госпоже Лесси и уезжаете с ней.
- Да вы…
- Пока.
Я пошел к вертолету, около него уже стоял транспортировщик. Шофер стоял у дверцы.
- Хозяин, время, - он стучит пальцем по своим ручным часам, - поехали на стоянку, здесь нельзя вертолету задерживаться.
- Поехали, подсоединяй.
Я оглянулся, Мэри  Лесси и старичок о чем-то энергично говорили у машины.
 
Прежде чем лечь спать в вертолете, я достал в аптечке бинт и, засучив рукав, стал обматывать им запястье, где сидел браслет. Пришлось потрудиться, чтобы все выглядело, как обычный перелом. Потом, сел в кресло и закрыл глаза. Она пришла сразу же. В каком-то храме, освещёнными факелами, красивая черная головка, в диадеме из изумрудных  камней, приблизилась к моему лицу.
« У тебя характер, как у фараона Пианхи, упрямый, жесткий, но он всегда был победителем».
« Богиня, у нас есть пословица, победителей не судят».
« В общем то, так.  Я всегда хорошо относилась к Рамсесу 2, Тутмосу1, Александру из Македонии, к Птолемею… Эти мужчины не только победители, но и участники великих битв, а это моя слабость».
«Чем же тогда я заслужил ваше внимание?»
« Я,  вполне, уважительно отношусь к вашей специальности. Четыре года назад вы воевали на боевой железной птице и выходили победителем во всех сражениях. Разве, это уже не может быть признаком моей слабости к вам?»
«Богиня, меня мучает один вопрос. Таких мужчин, которые могли бы вам помочь и обладали качествами, которые вам нравятся, очень много. Но с другой стороны. Вы, обладая могучей силы,  способности творить чудеса, имея огромную властью над человеком, могли бы   сами  решить все проблемы без меня или других людей?».
«Я богиня, у которой есть способности только испонять или не исполнять желания людей. Для решения больших проблем, есть более величественные боги, это бог Амон-Ра, Ра, Птах, Сет, Осирис, Хепи и другие. Они творят мир, руководят природой, войнами, большими событиями. Я же могу исполнить свою волю, только по просьбе людей. Не могу просто так и даже не имею прав наказать человека и лишить его жизни. Я могу продлить жизнь человека, укоротить ее, только после обращения ко мне моих почитателей.  Поэтому, выбрав тебя, я исполняю твои желания для спасения величайшего творения, посвященного мне».   
« Благодарю вас, Богиня. Я обращаюсь к вам за помощью. На мне браслет, ваш подарок, но вывести мне их из Египта невозможно. Большие барьеры между государствами не позволяют вывезти ценности за рубеж».
« Я это знаю давно и уже подумала обо всем. После долгого колебания, все же решила наделить тебя способностью влиять на людей. Пусть твое желание, будет исполнено на любом человеке. Используйте свое желание по разуму. За неразумное желание, за трусость и жадность, я вас накажу и навсегда лишу своей любви».
 « Я не знаю, как вас еще отблагодарить».
« Очень просто, довези ценности до конца. Это будет самой благодарной для меня работой».
«Богиня, вы так говорите, как будь то меня ждут впереди еще трудности».
«Ждут, этот последний участок, твоего полета, будет самым сложным».
« Я постараюсь сделать для вас все».
« Это я и хочу от вас. Еще хочу сказать вам. Эта встреча для нас будет последней. Скоро, вы улетите на родину и больше никогда не увидите свою богиню. Но я буду помнить о вас. Контролировать ваши желания. Вы же никому в жизни, даже, своим близким людям, даже, под пытками, никогда не рассказывайте, что видели меня, прикасались ко мне и получали от меня подарки».
« Я понял и клянусь, что это спрячу в своей душе»
« Тогда, прощай. Наклонись».
Я наклоняюсь и ледяной поцелуй коснулся моей головы. Когда голову поднял, никого не было. Медленно гасли свечи и, вскоре, наступила тьма.
 
Утром собралась вся команда. Мэри села с Васей. Леша разместился рядом со мной.
- Подсоедините наушники местной связи, - прошу всех.
Все сегодня послушны. Мы взлетаем.
 
В районе города Кена, неожиданно получил вызов от диспетчера. Переключаюсь на него.
- Девятый, - слышу голос, - со стороны Аравийской пустыни, - появился неизвестный вертолет, по типу работы двигателя, очень похож на немецкий, типа РАН-2, Тигр. Расстояние два километра.
- Понял. Леша смотри вправо. Всем пристегнуться.
Я стал спускаться. По Нилу, редкой цепочкой, движутся суда. Прижался к левому берегу.
- Вон он, - рукой показывает Леша.
Я уже заметил эту точку. Скорость у Тигра гораздо больше нашей, вооружение весьма приличное. По оперативной обстановке в Африке, я знал, что часть немецких вертолетов давно закуплена Саудовской Аравией, но чтобы так нахально нарушить границу Египта, это было в первый раз. Но здесь есть свой смысл, от нас до границы, всего час полета. Меня волнует и другая мысль, а может этот вертолет не  нас ищет? Тигр разворачивается и начинает спускаться по нашему курсу. Все, мои сомнения сразу отпадают. Если бы не груз, я изворачивался, как мог, а сейчас, каждый поворот машины, происходит, слишком в медленном варианте. Тигр спустился под углом атаки, я стараюсь прижаться к борту нефтеналивного танкера. И тут, Тигр выпустил свои снаряды и пули. Чувствую  рывок машины и слышу толчки и грохот разрываемого алюминия.
- Хоть бы ты сдох, зараза, - рычу я.
Стало тихо. Мою машину трясет, стрелка показания масла стремительно падает. Управление стало плохо слушаться меня. С трудом пытаюсь подтянуть вертолет к берегу. В это время, недалеко от нас, сверху падает на берег перевернутый Тигр. Раздается грохот и ввысь взвивается ядовито красное облако. Взрывной волной нас отбрасывает метра на три в сторону. Двигатель на мгновение взвыл, нас, просто, вытянуло на берег и тут же масло стало на нуле и последний раз чавкнув, двигатель замер. Вертолет, чуть продвинувшись вперед, почти, упал на песок. Я оглянулся. Белая, как смерть Мэри, вцепилась в кресло и смотрела на меня безумными глазами. Вася, молился, закрыв глаза. Леша отвернулся от меня и его, вдруг, вырвало.
- Э…, - сказал я ему, - не мог дотянуть до двери.
Леша промолчал, встал и пошел открывать дверь.
Я выпрыгнул на песок вслед за ним. Метрах в пятидесяти горел Тигр. Мы стояли на строительной площадке, рядом, с котлованом метрах в пяти от него. Сзади раздался голос Мэри.
- Помогите мне спуститься.
Я обернулся, девушка стояла в проеме двери и махала мне руками. Подошел к ней обхватил ее ноги и спустил на землю.
- Как себя чувствуете?
- Я описалась.
- Зайдите за вертолет, там меньше народа.
Спустился Вася и стал обследовать машину.
- Командир, двигатель заклинило, все масло вытекло, наша экспедиция закончилась.
К нам стали подбегать люди.
 - У вас все в порядке? – на чистом английском сказал прилично одетый араб.
- Все нормально.
- Я видел, я все видел, этот вертолет, - он показывает на горящий Тигр, - напал на вас и стал стрелять. А потом его подбросило, развернуло боком и он рухнул на землю.
- Вы не подскажите, здесь где-нибудь можно достать трейлер.
- Трейлер? Конечно можно, а вы хотите ваш вертолет погрузить на трейлер?
- Да.
- Вы не сможете ехать по шоссе, крылья мешают.
- Это мы все уберем. Так можно достать трейлер?
- Я вам помогу, сейчас организую.
Араб побежал куда-то к ближайшим домам.
- Вася, - кричу я, - разбирай винты и складывай уточкой.  Леша, помогай ему. Мэри, где ты, черт возьми, Мэри?
Из-за вертолета показалась девушка.
- Чего кричите, я здесь.
- Прекрасно, я рад, что ты справилась со стрессом.
- Да, пошел ты…
- Это невежливо. Возьми себя в руки и не вякай, пока я тебя не выпорол ремнем. – Она фыркнула от негодования. - Ты  сейчас займешься организационной деятельностью. Позвони в Каир, объясни обстановку. Потом здесь разберись с полицией, следователями, попроси их, чтобы они оградили наш вертолет лентой и поставили охрану. Сейчас к тебе придет парень, которого я просил заказать трейлер, ты заключи с их компанией договор, на перетаскивание вертолета в их трейлер и вывоз до Каира. Разберись с корреспондентами, но не смей им говорить, с чем машину и не пускай их близко к вертолету. Сделаешь?
- Сделаю, а вы никуда не уйдете?
- Я иду к ребятам, помогать разбирать вертолет, чтобы он мог проехать на трейлере по шоссе. Да, если парень, который нам помогает, поможет нам соединится с хорошей компанией, награди его.
- Когда же вы все успели?
- Не тяни резину, вон появилась полиция. Иди, разбирайся с ней. А парень, который нам помогает, может быть еще и свидетелем.
 
Мы торопливо разбирали лопасти, заворачивали их на спину вертолета. Снимали боковые ограничители и дополнительные баки.
Толпа любопытных не мешала нам, они стояли за желтой лентой натянутой полицией. Прибыл трейлер и кран. Из-за котлована, трейлер не мог подойти ближе, поэтому было решено вертолет поднять краном. К полудню мы выполнили все работы. Кран зацепил вертолет и поставил его на платформу трейлера. Вася выволок из вертолета брезент и обмотал им корпус машины. Мы забрались в кабину шофера. Я и Мэри уселись рядом с шофером. Вася и Леша, устроились сзади на спальном месте.
- Мэри, знаешь дорогу?
- Знаю. Только я заказала впереди машину с полицией, они помогут нас провести.
Взвыли двигатели трейлера, мы дернулись и медленно поползли по дороге к шоссе.
 
Мэри сидит рядом с кислой физиономией и молчит.
- Мэри, не могла бы ты мне кое-что рассказать?
- Чего еще?
-  Не поделишься,  со мной информацией, какой фараон и когда захватил Иерусалим и все щиты, которые сделал Соломон, а, потом, все перевез в Египет?
- На лице девушки изумление.
- Откуда вы об этом знаете?
- Мне Лесси вскользь сказала об этом.
- Фараона звали Шешонк1, Он собрал большое войско и где-то в 950 году до нашей эры, напал на Иерусалим. Захватил там все сокровища дома Господнего и сокровища царского дома. А также снял с городской стены все девять больших золотых щитов, сделанных еще царем Соломоном. Для справки, щитов обыкновенного размера,  было отлито из золота до 40 штук. Все это он перевез в Египет.
- Так, где же остальные восемь щитов?
- Наверно, их либо украли и переплавили, а может быть, где-нибудь находятся в тайниках под землей.
- Почему Соломон, а не Египетский фараон, сделал щиты посвященные Египту.
- В свое время Соломон не хотел воин с Египтом. Для установления мира, специально, в подарок фараону, он заказал отлить щиты из чистого золота, по пятьсот килограмм каждый, и эти щиты должны быть посвящены  определенному божеству. Но получилось так, что Египет был захвачен ассирийскими войсками и пришлось царю, щиты прибить к стенам Иерусалима.
- А правда ли, что богине Баст, подчинялись  все животных Египта?
- Нет, не все. Только кошачьей породы и еще львы. В древнем Египте все кошки были неприкосновенны, как обезьяны или коровы в Индии. Их почитали, а особенно почитали богиню Баст. Она могла продлить жизнь, могла и сократить жизнь людей.
- Она могла принимать образ человека?
- Могла, но чаще ее статуэтки бывают с головой льва или кошки.
- А до сих пор есть культ богини Баст?
- Конечно. Уважение египтян к своей богини есть до сих пор. Ее фигурки почти есть в каждом доме. Неуничтоженные скульптуры богини или ее храмы, до сих пор посещаемы.
- Даже, неучтённые храмы есть?
- Есть. Только, не в центральных городах. В Ливийской пустыне, в городке Эбби-бу, не только сохранился храм, но и сохранился культ кошки. Они там неприкосновенны и почитаемы.
- А мы там были, - раздается голос Леши из-за занавески. – Одна кошка, даже командиру на плечо прыгнула, посидела, поласкалась и ушла.
- Странно, - подала реплику Мэри, - кошки чуют и любят только ласковых людей.
- У нас в Каире, - неожиданно вмешался шофер, - есть несколько статуй богини, мы всегда ей приносим подарки и просим о продлении жизни.
- В каирском национальном музее, - продолжила Мэри, - есть документ, говорящий о том, что фараон Псамметих 3, после страшного поражения греко-египетского войск от персов под Пелусией, собрал все драгоценности из храмов Мемфиса, Абидоса, Фив, Мендеса, Галиополи и увез их в Ливийскую пустыню.  Среди драгоценностей был щит богини Баст. После этого их никто не видел. То, что мы нашли, это маленькая кроха из этих ценностей.
- А что было с Псамметихом 3?
- Его предали подчиненные, передали персам и те его замучили, но тайны, куда были спрятаны драгоценности, он не выдал. А вот и Каир…
За окном густо замелькали маленькие домишки, а где-то впереди показались небоскребы.
 
По городу, мы ехали очень медленно, особенно нам трудно давались крутые повороты, я все волновался, не зацепим ли мы хвостом вертолета за углы зданий или деревьев. Уже стало  темнеть, кое-где на улицах зажглись огни. Подъезжаем к центральному музею. У  входа большая толпа людей, много операторов с камерами. Люди кричат, машут флажками.  Нас провозят мимо центрального входа в музей и, обогнув здание, мы попадаем в переулок, где проехать мог только трейлер. У больших, глухих ворот мы останавливаемся.
- Все, господа, приехали, - торжественно говорит шофер.
Ворота, нараспашку, открываются и первой появляется Лесси, которая машет нам рукой. За ней большая свита официально одетых людей, фотографов и  операторов. Кругом крики восторга. Из машины выскакивает Мэри, бежит к Лесси и они обнимаются.
- Командир, а мы-то будем выходить, - спрашивает из-за занавески Вася.
- Сиди уж. Это праздник Египта. Мы выполнили свою работу,  когда надо позовут.
Откуда-то возникли спецназовцы, машину окружают плотным кольцом. Дверца открывается и офицер спецназа, вежливо отдает честь.
- Господа, - говорит он на чистом английском языке, - вам придется покинуть машину, до завтрашнего утра.
- Можно мне оставить механика вертолета? – спрашиваю я. – Только он может открыть все двери и бардачки в вертолете.
- Сейчас я узнаю.
Офицер достает мобильный телефон, с кем-то переговаривается и потом обращается к нам.
- Механику остаться можно.
- Вася, твой звездный час настал. Можешь оставаться. Пошли ребята.
Выбираемся из  машины. У ворот народ продолжает орать. Лесси и Мэри, взявшись за руку, пляшут на ступеньках. Нас выводят мимо строя спецназа в сторону, откуда приехали. Прошли машину с вертолетом, вышли на улицу, тут спецназ нас покинул.
Я спросил шофера.
- Вы знаете, где здесь можно отдохнуть, выспаться, поесть и  совсем недорого?
- Знаю. Сейчас возьмем такси и отправимся в «Олимпию». Я тоже там заночую.
 
Я и Леша спали часов двенадцать. Баст, в эту ночь, меня уже не навещала.
- Леша, а куда делся шофер? – спросил я, оглядывая пустую койку соседа.
- Черт его знает. Я проснулся два часа назад, а он уже удрал.
- Ну, народ. Не мог нас разбудить, наверно, один помчался к своей машине. Нам бы тоже надо поторопиться.
 Когда оделись и направились в кафе поесть, к нам подошел служащий отеля.
- Господин Сенельников, это  вы? – обратился он ко мне.
- Я.
- Вам звонили из национального музея. Просили, чтобы вы никуда не уходили, дождались их представителя.
- Как они нас нашли?
- Все просто, по компьютеру. Ваши фамилии были занесены в реестр посещения нашего отеля.
-  Хорошо. Мы не исчезнем.
 
После еды, мы вышли на балкон отеля и уселись в кресла.
- Леша, нам командование разрешило продлить командировку на два дня.
- И ты все время молчал об этом, командир?
- Молчал. Я еще не знаю, куда нам гнать вертолет на ремонт.  Сегодня свяжусь с диспетчерами, запрошу, что делать.
Неожиданно дверь открылась и на балкон выскочила Мэри.
- Вот, где я вас нашла, - восторженно кричит она. – Господа офицеры, поехали…
- Куда? – удивился я. – Нам надо вертолет убрать от музея и отвезти в ремонт.
- Фонд национального хранения древностей, решил отремонтировать ваш вертолет за свой счет. Его уже отвезли от музея и отправили в Наг-Хаммади.
- Ничего себе. А где Василий? 
- Василий отсыпается в другом отеле.
- А куда мы едем?
- Домой, к Лесси.
- Спасибо, мы уже поели.
- Лесси не за этим вас приглашает. Поехали,  у нас трудный день.
Мы переглядываемся. Встаем и идем с балкона.
 
У Лесси шикарный коттедж. Хозяйка встречает на пороге дома в летнем платье, нарядной прическе. Она уже без церемоний, целует по очереди, нас в щеку.
- Ребята, вы сделали великое дело. Министр по делам древностей, объявил вас  национальными героями Египта.
- А вас?
Она засмущалась.
- Нас… Тоже. Весь Каир только и говорит о щите Соломона. Сегодня в четыре часа дня, в национальном музее показ для членов правительства, дипломатического корпуса, ученых и видных деятелей, артефактов, найденных нами в Ливийской пустыне. Вы приглашены тоже.
Наступила пауза.
- У нас  нет костюмов, - говорит Леша.
- Это не проблема, возьмем на прокат, на один день. Мэри, хватит нам времен, чтобы этих господ приодеть и привести в порядок?
- Да, Лесси.
- Тогда, твори. Прихвати в их компанию Василия.
Похоже, они нашего механика испортили совсем.
 
Мэри отвезла нас в шикарный бутик, где каждого нарядили в шикарные костюмы, потом, мы поехали в салон красоты для мужчин, где из нас сделали модных болванов. Когда мы вернулись в коттедж Лесси, она стала ахать перед каждым.
- Ах, как чудесно, какие вы красивые.
 Дошла очередь до меня и я взорвался.
- Лесси, ты, что потеряла чувство вкуса? Неужели тебе эти прилизанные волосы и намазанная рожа, дороже тех простых лиц, которые были с тобой в пустыне.
Лесси и Мэри обалдели. Лесси неуверенно сказала.
- Да, конечно, немного переборщили. Но, понимаешь, мне кажется, мы кое-что сейчас еще можем переделать. С другой стороны в пустыне, была рабочая обстановка…
- А мне, казалось, что ты там была самой красивой женщиной в мире.
У Мэри дернулся кадык, Лесси растеряно глядит на меня.
- А я, думала, ты меня просто презираешь.
Она поворачивается и медленно выходит из комнаты. Меня теребит Мэри.
- Александр, пошли в ванную комнату, я вас сейчас по новой вымою и сама наведу порядок.
Мы заходим в ванную и девушка сажает меня на стул.
- Характер у вас, Александр, хуже некуда. Скажите мне честно, когда пообещали меня выпороть, за то, что вмешиваюсь в ваши распоряжения, то исполнили бы свою угрозу?
- Исполнил. Чего толку зря лаяться мужчине с женщиной, надо всегда действовать эффективно. При отягощающих обстоятельствах, повторяю, при отягощающих обстоятельствах,  офицеров  надо наказать в дисциплинарном порядке, непослушных женщин – ремнем, а хулиганов – кулаком.
- С одной стороны, я завидую Лесси, с другой - ужасаюсь, заиметь такого друга, это иметь змею на груди.
- Она не Клеопатра.
- Ну, да, - вдруг соглашается Мэри.
Моя прическа изменилась к лучшему.
 
Лесси вышла в бальном наряде, в темно синем платье до пят, с большим белым бантом с левой стороны плеча. На ней мало украшений, в основном, цепочка из золота, с подвешенной каплей финифти, с изображением Осириса и длинные серьги, изображающие цепочку уменьшающихся  скарабеев, ползущих вверх. Прическа сделана по-европейски, завита крупными завитками и приподнята вверх. Мэри была в темном платье, но вся усыпана золотыми изделиями. Здесь были, кулоны, цепи, браслеты, серьги, заколки в волоса. Даже, на щиколотках ног блестело золото. Волосы были прямыми, обмотаны золотой нитью с какими-то бляшками и рассыпаны по плечам. Мы сели в машину и поехали в музей.
 
Выставка вызвала ажиотаж. Нас протащили по живому коридору людей и втолкнули в вестибюль музея. Лесси сразу утащили ее почитатели и знакомые. Мэри повела нас наверх, где разложены вещи, добытые экспедицией. Большой щит стоял на подставке и сверкал, под действием света. Богиня Баст вызывающе смотрела с поверхности щита на нас. Очередь выдавливала нас к следующему артефакту и мы увидели остальные вещи, добытые Лесси и ее рабочими. Здесь много статуэток, храмовые скипетры, ритуальные ножи, алебастровые и золотые вазы, золотые доски, папирусы и много, много всякой мелочи, в виде украшений или бытовых вещей. Мэри верещала от восторга, старалась быстро рассказать о каждой вещи, не успевала, переходила к другой и мы пронеслись по выставке, как метеоры.
- Ну, как? – в конце, спросила Мэри.
- Впечатляет, - ответил я.
- Это же история, древняя история, - волнуется девушка.
- Ваш папа миллионер? – спросил я.
Она запнулась и с недоумением посмотрела на меня.
- В общем-то, богатый человек. А при чем здесь папа? Мы же на выставке.  
- Вы на этой выставке, выглядите, как сама выставка. Мужчины рассматривают вас, как ходячий артефакт.
- Это хорошо или плохо?
- Каждый судит по-своему.
- Вы…, вы…, - она запнулась, подыскивая слово, - вы крокодил.
- Почетное звание, в древности, крокодилов уважали.
Мэри топнула ножкой и убежала.
- Зря ты ее так, - говорит Леша. – Девчонка-то хорошая.
- У меня дурной характер.
- Это видно. Мы покинем вас, прогуляемся здесь, командир.
- Давайте.
Пошатался по комнатам музея. В конце одной, длинной галереи увидел стеклянную дверь. Осторожно открыл ее и… попал комнату посвященную богине Баст. Кругом шкафы со скульптурками богини. Сама, черная женщина, двух метровой высоты, с головой кошки, стояла между шкафов и смотрела на меня выпученными зеленными глазами. В комнате никого нет. Я подошел к ней и поклонился.
«Ты хорошо выполнил работу», - слышу в голове. «Я рада, что ты правильно заказал свое первое желание и вовремя уничтожил своего и моего врага. Теперь, я спокойна и полностью доверяю тебе»
 «Спасибо, тебе».
«Тебя завтра отзовут из нашей страны. Прощай, Александр»
И все, тишина. Кругом на столах, шкафах стоят, разной формы статуэтки богини и мне казалось, они все смотрят на меня. Дверь в комнату открывается и входит Лесси.
- Вот ты где? Я искала тебя.
- А я тебя.
Подошел к ней, обнял, потом поцеловал в губы, долгим поцелуем.
 
Мы бежали из музея. Ворвались в коттедж Лесси и стали бешено целоваться. Я схватил ее на руки и понес по ступенькам наверх. Это была встреча отчаяния. Мы надрывались, чтобы отдать последние силы друг другу. Лесси визжала, я был мокрый и выжатый, как лимон. Наконец, мы затихли. Она не могла прийти  себя и все гладила мою грудь.
- Господи, как я хотела тебя.
Ее пальчики прошлись по руке и… погладили бинты на запястье.
- Это что у тебя? Перелом?
- Да, нет, браслет.
- Чего? - Лесли подпрыгнула в кровати. – Какой браслет?
- Простой. Купил на рынке в Судане, одеть то одел, а вот снять не могу.
- Не можешь снять? – она верхом села ко мне на живот. И откуда, только, в ней появилась энергия. – Давай, показывай.
Ее пальцы уже вцепились в бинт. Не успел я что-то возразить, как остатки ткани улетели на пол. Блеск золота озарил ее лицо.
- Боже ты мой… Боже ты мой… Да что же это такое? Здесь ищешь каждую булавку, каждую паршивую статуэтку, каждый черепок, а этому монстру удалось найти целый мир.
- Всего - то, браслет.
- Ты, идиот, ты самый настоящий придурок, этот браслет достояние земли. Снимай, мерзавец сейчас же.
- На, попробуй, сними.
Протягиваю ей руку. Она сначала пытается стянуть браслет, но, потом видит, что препятствия слишком велики, чтобы это сделать. Ее пыл пропадает, но мою руку она не отпускает. Рассматривает надписи и шевелит губами.
- Здесь написано, что здесь великий Рамсес 2 покоряет другие народы. Если бы ты хоть капельку осознал, что у тебя на руке.
- Чего ты сходишь с ума, ты только что нашла щит.
- Щит уже был известен всему миру несколько сотен лет и его все искали, а тут…, миниатюрная вещь, ни в одном каталоге…
- Может это подделка?
- Подделка… Я уже встречалась с этим металлом, видела знаменитого скорпиона на таком же браслете. Этот металл, отливали только в то время, его секрет уже тысячи лет никому неизвестен.
- Металл, как металл.
- Посмотри внимательней, придурок, Видишь, чуть голубые волны перелива, линии блеска. Боже мой, ну почему мне не везет.
- По-моему повезло, ты нашла меня, а на мне нашла браслет.
Она, вдруг, бросила руку и стала целовать мое лицо.
- Миленький, я рада нашей встречи. Рада, что нашла настоящего мужчину, но сделай мне еще радость, расскажи на каком ты базаре купил эту вещи, какие приметы того продавца, что тебе ее продал?
- Хорошо, скажу, только с условием…
- Я согласна на все.
- Выходи за меня замуж.
Лесси подняла голову и с изумлением посмотрела мне в глаза.
- Ты меня… ты мне…, делаешь предложение?
- Да.
- Но…, я…, то есть, ты, обо мне ничего не знаешь…
- Ты мне расскажешь.
- И я о тебе ничего не знаю.
- Я поделюсь своими воспоминаниями.
Лесси начинает приподниматься. Она встает с кровати и потеряно смотрит в зеркало.
- У меня что-то плохо с головой. Сначала браслет, потом предложение.
Я приподнимаюсь и обнимаю ее со спины.
- Приди в себя. Ты почти дала мне согласие за то, что я назову тебе название базара.
И тут женщина разворачивается и впивается в губы.
- Возьми меня еще раз, я хочу быть твоей женой.
 
На кухне, я и Лесси. Едим макароны с кетчупом и обсуждаем планы на будущее.
- Давай, свадьбу проведём у меня на родине? – предлагает Лесси.
- А где твоя родина?
- В Женеве. Там сейчас мой папа, взрослая дочь и родной дом.
- А здесь, что у тебя?
-  Работа. Я же по специальности египтолог.
- А знаешь, я не против, справить свадьбу в Женеве. У меня, в России, кроме сестры из родни никого нет. Квартиру я отдал, три года назад, бывшей жене, так что живу в общежитии. Небольшое накопление в банке есть.
Она смеется.
- Ничего, папа тебе что-нибудь подкинет. А после свадьбы мы вернемся сюда и будем искать того мужика, который продал тебе браслет.
- До этого мне надо уволиться из армии.
- Уволишься?
- Завтра напишу рапорт.
Зазвонил звонок телефона. Лесси подняла трубку.
-  Да, я здесь… С Александром… Ничего, ты сама подготовь места. Пока. – Кладет трубку на место. – Мэри звонила, за меня беспокоиться.
 
На следующий день позвонил диспетчеру.
- Это майор Седельников? – спросил голос.
- Да.
- Вам приказ, майор. Читаю. В связи с окончанием срока миссии миротворцев, русскому контингенту свернуть свою деятельность в Южном Судане и вернуться домой. Срок один месяц. Домой, слышите, майор, домой. Вы сейчас, где находитесь?
- В Каире.
- Вертолет, в каком состоянии?
- Я же докладывал, нас подбили, его отвезли на завод в Наг-Хаммади.
- Понятно.   Вариант будет такой. Берите весь экипаж, садитесь на самолет Каир-Хартум и вылетайте, а там, мы за вами пришлем машину.
- А вертолет?
- Этим уже займутся другие службы. Деньги у вас еще остались?
-Да.
- Когда вернетесь в казармы, все компенсируем. Только, сохраните билеты. Вылетайте быстрее, нас  тоже подгоняют. Пока.
 
Мы в аэропорту. Я прощаюсь с Лесси. Она, сжав губы, смотрит в сторону.
- Чего ты? Я полечу в Судан, завершу все свои дела и вернусь к тебе.
Женщина обнимает меня и, вдруг, заплакала.
- Я боюсь тебя потерять. Только нашла, а ты опять…
- Все будет нормально. Через неделю я у тебя.
 Осторожно отвожу ее в сторону, подхожу к Мэри.
- Пока, грубый ребенок.
- Дай я тебя поцелую.
Она целует и шепчет.
- Она очень ранима. Только, не бросай ее…
Отхожу от нее и жду, когда ребята попрощаются с ними. Леша и Вася готовы. Мы идем на посадку.
 
Я вернулся к Лесси, через пять дней. Она прыгала по дому  от радости.
- Александр, все? Рассчитался с армией?
- Рассчитался.
- Нас папа ждет. Послезавтра летим в Женеву.
 
Через день мы летим в Женеву. При проходе через таможню, я протолкнул свою сумку на ленту для просвечивания, пошел в «раму» и… не зазвенел. Рама на браслет не среагировала.  Богиня не подвела, таможенник даже не моргнул глазом. Меня пропустили.
 
У отца Лесси, большой особняк. Встретил он нас очень хорошо. Радовался, что дочь, наконец-то, нашла достойного человека. Показали мне дочь Лесси, не глупую девочку лет четырнадцати. Меня поместили в отдельную комнату, куда пришла  Лесси  и с восторгом говорила мне, как мы будем организовывать свадьбу. Я стал распаковать свою сумку и… увидел  две шкатулки.
- Лесси, лапочка, посмотри, я еще привез две вещи, которые также купил на базаре в Судане.
- Что? И ты скрывал это от меня?
Она пулей подлетела ко мне. Я вытащил первую шкатулку, самую большую, вырезанную из дерева, обработанную темными лаками и раскрашенную яркими рисунками, и протянул ей. У женщины схватило дыхание.
- Это же… это же, примерно, восемьсот лет до нашей эры, а может и больше.… Какие краски, рисунки…
Она вертит шкатулку в руках и боится открыть.
- А что там?
- Посмотри.
Открывает крышку и чуть не роняет шкатулку. Я успел ее подхватить.
- Там…, там…, драгоценности фараона…
Лесси все же раскрывает шкатулку и вытаскивает ожерелье из изумрудов. Я сразу его узнал, эту вещь я отбирал и одевал на богиню. У женщины отнялся язык. Она мычит, трясет головой и перебирает камни ожерелья.  Наконец, кладет его на стол и достает браслеты. Баст выполнила свое обещание, сделать мне подарок после возвращения щита. Лесси уже дрожит, достает следующие украшение и мне, кажется, что с ней будет обморок.
Я достаю вторую шкатулку, раскрашенную также, как первую, но с другими рисунками. Женщина выхватывает ее у меня, открывает и замирает. Я тоже заглянул через ее плечо. Это  мужской браслет.  На серебристой поверхности металла, в полупрофиль, стояла со всеми регалиями богиня Баст. Она была отлита из червленого золота и покрашена яркими красками.
- Мы не будем долго тянуть со свадьбой, - внятно говорит мне Лесси. - Я попрошу папу, чтобы он организовал ее побыстрей и после нее, мы сразу полетим в Египет. Будем искать людей, сумевших выкопать это богатство.
Она не знала, что мы уже никогда не найдем ни мифического мужика, ни мифического клада. Я обманул ее ради богини Баст. Но…, с другой стороны, искать древности, клады, это интересно и есть возможность попасть в новые приключения.
 

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.