Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 1999 г. Приключения.

Путешестие к людоеду

После армии я не мог никуда устроится на работу и поэтому был рад предложению моего друга Сережки поступить в частное охранное предприятие "Пантера". Туда я попал без задержек, так как в кадрах учли опыт моей службы в армии и рекомендации некоторых людей, которых привлек к этому делу Сергей. После двух недельной переподготовки меня устроили охранником на виллу "нового русского" в пятнадцати километрах от города.

- Коля, - рядом стоит молоденькая служанка Вера, с характерными чертами южанки на лице, - там тебе Клава приготовила поесть.
Клава работает здесь поварихой, обслуживая большую семью хозяина.
- Ты не можешь принести сюда...?
- Да брось ты охранять эту дверь, сходи на кухню, поешь, за две минуты ничего не случится.
Охранять приходится не только огромную дверь в доме, мне еще надо проследить через окна за воротами, калиткой, иногда обходить по периметру вдоль бетонного забора, территорию участка. Правда, как мне говорил мой новый хозяин, за этими заборами вполне приличные соседи.
- Верочка, принеси, пожалуйста, сюда.
Она, хмыкнув, уходит. Со второго этажа спускается заспанный сынок хозяина, тринадцатилетний Феликс.
- Здравствуйте, дядя Коля.
- Привет, Феликс.
- Зинка уже встала?
- Я ее не видел.
Зинка его сестра. Вообще-то у хозяина, помимо сына две дочери Зина, лет шестнадцати, только что окончившая девятый класс и старшая Татьяна, девятнадцати лет, студентка Механического института.
- Во дает, папа скоро уезжает в город, она же опоздает...
- Папа не уедет, пока не прибудет машина, а ее еще нет.
Хозяин ездит с охраной, которая утром прибывает на машине и вечером привозит его домой, потом исчезает до следующего утра.
- Пойду тогда искать ее.
В холл входит Вера и приносит мне на подносе несколько бутербродов с котлетами и крепкий чай с сушками. Она ставит поднос на маленький столик передо мной, сама садится рядом.
- На ешь.
- Спасибо, Вера.
- Спасибо не отделаешься.
Вера симпатична и мне кажется, что она отдает мне предпочтение, хотя у меня есть конкурент, это хозяин, который иногда посматривает на нее или нежно погладит, как бы в знак благодарности за оказанную услугу и, я предполагаю, если бы не его противная жена, он бы давно Веру затащил в кровать.
- Это что значит?
- Это значит, что когда-нибудь ты обратишь на меня внимание и пригласишь на какую-нибудь вечеринку или танцы.
- Я на службе.
- Не целыми же днями ты на службе...
У нас пересменка, день дежурю я, день мой напарник, татарин Ахмед.
- Отдыхать то я должен.
- Я согласна отдохнуть с тобой.
Вот те на. Это я от нее не ожидал...
- Хорошо, я подумаю над этим предложением, - улыбаюсь я.
По лестнице шлепают тапки, в небрежно застегнутом халате появляется красавица Татьяна. Ее нечесаные светлые волосы рассыпаны по плечам, огромные зеленые глаза неторопливо обегают холл и задерживаются на нас.
- Здравствуй, Вера. Здравствуй, Коля.
- Здравствуйте, Татьяна Максимовна, - уважительно отвечает Вера.
- Здравствуй, Таня.
- Как сегодня погода?
- Нормально. Дождя нет, солнце и чуть ветрено.
Татьяна замечает поднос с едой.
- Ой, какие бутерброды. Коля, это твой завтрак? Ничего если я съем один...
Она подходит к столику, берет бутерброд и начинает есть. Верка за ее спиной возмущенно взмахивает руками. На улице перед воротами засигналила машина. Я встал и пошел открывать ворота, наверно приехала охрана.

Действительно, это были они. Два здоровых парня, Василий и Григорий, прибыли на "форде" за хозяином. Я открыл ворота, впустил их и закрыл обратно. Машина подкатила к входу и ребята выбрались из нее.
- Привет, Коля.
- Здорово, ребята.
- Шеф встал?
- Еще не видел. Не зайдете в дом?
- Ну, его на фиг, мы покурим здесь.
Я отправился в дом. Татьяны уже нет, зато мой поднос почти пуст, только чай и сушки. Вера удрученно смотрит на меня.
- Все слопала. Там за столом ничего не ест, а здесь... три бутерброда за пять минут. Ладно, я пойду поищу еще чего-нибудь.
Она исчезает и тут раздается торопливый стук туфель, в холл влетает Зина.
- Машина приехала?
- Да, у входа.
- А где этот... несмышленыш?
- Феликс, бегает по дому ищет вас.
- Меня нечего искать. Я даже поела, а он, наверняка нет. Куда он пошел?
- В гостиную.
- А...
Она побежала дальше. У ворот опять гудки. Этого в расписании еще не было. Незнакомый черный "Оппель" виден сквозь решетки ворот. Я вышел из дома и пошел к ним.

У калитки стоят трое стриженных крепких парней.
- Вам кого, ребята? - спрашиваю их.
- Максим Петрович, дома? - спрашивает один из них, по-видимому главный.
- Да.
- Нельзя ли с ним встретится?
- Он вам назначал?
- Нет. У меня важный к нему разговор.
Я вытаскиваю трубку и набираю номер.
- Максим Петрович, доброе утро. К вам приехал, - я отрываю трубку. - Как вас звать?
- Сеня Штудер.
- Семен Штудер...
Трубка посапывает, потом отвечает.
- Впусти его в холл и подержи там пять минут, я приведу себя в порядок.
- Хорошо.
Закладываю трубку в карман.
- Приказано вас пустить, остальные пусть здесь подождут.

Штудер нервно ходит по холлу.
- Скоро он там?
- Скоро.
Опять проскочила Зина, увидев незнакомого человека, сразу удрала на второй этаж. Наконец появился хозяин, широкоплечий мужик, с огромной головой, лежащей на плечах почти без шеи.
- Привет Семен.
- Мне не до приветствий. Меня прислал Чарли.
- Тише, чего разорался? Пошли ко мне в кабинет.
Они уходят, а жизнь в доме продолжает бить ключом. Опять появляется Вера, на этот раз она приносит кусок большого пирога и кладет его на поднос.
- Еле-еле у Клавки выдрала. Не верит, что Танька слопала твои бутерброды.
- Если бы не ты... не знаю как бы я дожил до конца смены...
- До конца смены еще далеко, а ты уже стонешь.
Пересменка обычно происходит в восемь вечера. Сейчас утро, мне еще ждать и ждать...
Я ем пирог, запиваю чаем, а Верка рассказывает мне все новости вчерашнего дня.
- Врач подтвердил, Татьяна больна, я не слышала конец разговора хозяина с ним, но кое что поняла, у нее что то с кровью. Ей надо лечится.
- А другие здоровы?
- Что с ними сделается то. Зинка, Феликс и сама Галина Ивановна все заводные, у них все в порядке.
- От чего же она заболела?
- Это только господь знает, но не врачи.
- Что же хозяин решил? Неужто так все и оставит?
- Не думаю. Вчера весь вечер шушукался с Галиной Ивановной. Сегодня наверно примет какое-нибудь решение.
В холле появляются Зинка и Феликс они перепираются друг с другом.
- Это ты виноват, что пластинка разбилась, теперь сам отдувайся перед мамой, - шипит на Феликса его сестра.
- Ну конечно. Может еще скажешь, что я ее держал и выронил из своих рук?
- Не надо было пугать, идиот.
- О, Гриша приехал. Ура, мы поедем.
Феликс выскакивает на улицу и сразу бежит к охранникам, а Зинка остается рядом с нами.
- Это еще не известно поедем мы или нет. Папа запаздывает.
Действительно, сегодня приезд Штудера изменил распорядок дня. Шеф еще не вышел из кабинета. В холл из гостиной входит шикарная женщина, одетая в короткое платье с блестками, ее личико умело отделано макияжем, блестящие волосы красиво уложены на голове. Это хозяйка, Галина Ивановна.
- Мамочка, - Зина подбегает к ней, - мамочка, ты не сердись, я сегодня утром разбила пластинку. Феликс меня напугал, я ее уронила...
- Разбила, так разбила, что же теперь делать. В следующий раз будь осторожна.
С хозяйкой сегодня явно не то... Обычно начинает нудная лекция об экономии, а сейчас полное равнодушие к копеечной пластинке.
- Мамочка, а папа еще не выходил. Мы с Феликсом опоздаем...
- Сегодня вы никуда не поедете. Папа сегодня задержится... Вера, найди Татьяну и позови ее сюда. Зина, ты пойди за Феликсом. Папа хочет вам сказать что то важное.
Они разбегаются, а хозяйка подходит ко мне и ласково проводит по лицу.
- Как дела, Коля?
- Все в порядке, Галина Ивановна.
Она садится рядом со мной.
- Какие-нибудь иностранные языки знаешь?
- Не так уж очень..., но по-английски понимаю, хотя и отвечаю с трудом... слов маловато знаю...
- Это неплохо. Как ты смотришь, если после смены не уедешь домой, а останешься здесь?
- Как скажите, Галина Ивановна.
- Значит договорились.
Честно говоря, мне совсем не хочется оставаться здесь, но что поделаешь, раз просит хозяйка. Сверху спускается Штудер и хозяин. Сеня приветливо склоняет голову перед хозяйкой.
- Здравствуйте и до свидания, Галина Ивановна.
- Сеня, вот не ожидала увидеть... Может задержишься на пару минут, чай или кофе попьешь...
- Извините, я спешу.
Сеня выскакивает за дверь. Я его провожаю до ворот и возвращаюсь в дом. В холл с улицы входит Зина с Феликсом, сверху спускается Татьяна и Вера.
- Макс, - говорит хозяйка, - все в сборе.
- Прекрасно. Дети, слушайте меня внимательно. Мы с мамой решили Татьяне сделать подарок, отправить ее отдохнуть на юг, за границу в Тунис.
Реакция у всех разная. У Татьяны еще больше распахнулись от удивления глаза. Зинка от зависти зашевелила губами, а Феликс сразу брякнул.
- Я тоже хочу.
- Вырастишь, поедешь. А пока, я съезжу на работу. Вы собирайте Татьяну. Завтра она покидает нас. Зиночка и Феликс, вы извините, сегодня вас в город взять не могу.
- У...у..., - замычал Феликс.
- Коля, пойдем, откроешь ворота, - говорит мне хозяин.
Мы выходим на улицу, Василий и Григорий сразу же застыли и выжидающе смотрят на нас.
- Вот что, Коля, - говорит мне Максим Петрович, - у меня сейчас появились весьма злые конкуренты, будь внимателен. Кроме доктора лишних никого не пускай. Детям близко к воротам не разрешай подходить.
- Хорошо, Максим Петрович.
- Увидишь что подозрительное, сразу звони ко мне.
Он идет к машине, я к воротам и вскоре "Опель" проскакивает мимо меня на улицу.

В доме слышен шум только на втором этаже. Там, в комнате Тани, собрались все обитатели дома.

Время подходит к обеду. Ко мне заскочила Вера.
- Ой, что там творится...
- Чего?
- Собирают чемоданы, как будь то все едут в Тунис. Татьяна хнычет, ей совсем одной не хочется... А хозяйка сказала, что даст ей провожатого...
- Это еще что?
- Не знаю.

После обеда дом немного затихает. Татьяна идет отдохнуть, дети смотрят свой час мультяшек по телевизору в большой комнате, Верка на кухне помогает мыть посуду, одна Галина Ивановна, как сыч тихо ходит по дому, заглядывая в комнаты. Она вышла ко мне и опустилась на диван.
- Ты не женат, Коля?
- Нет еще, не успел.
- А девушка у тебя есть?
- Как вам сказать, подруги есть, но для души еще не выбрал.
- Это хорошо.
Чего хорошего то. Она задумчиво смотрит в окно. Я напрягаюсь, чувствуя, что хозяйка что то придумала.
- А как ты смотришь, Коля, если я тебя отправлю в Тунис с Татьяной. Ей нужен сопровождающий.
- Как это? Я не понял.
- Ну, так. Девушка будет одна в незнакомом городе, ее могут обидеть, ограбить, не дай бог сделать что-нибудь страшное, а так рядом есть свой человек, который ее будет охранять, защищать, помогать в разных ситуациях. Татьяна - клуха, в жизни ни бельмеса не понимает, по этому сразу нарвется на неприятности.
- Я не знаю, Галина Ивановна...
- Коля, я уже согласовала вопрос с Максим Петровичем и самой Татьяной, они не возражают.
Я понял, что даже возражать бесполезно.
- Хорошо, Галина Ивановна, я еду.
- Умничка. Паспорт при тебе? Фотография на паспорт ест?
- Да.
- Давай их суда, я сейчас мужу позвоню, дам твои данные и отошлю фотографию, чтобы визу сделал и новый загранпаспорт.
- Мы же завтра уезжаем, он не успеет.
- Ты плохо знаешь моего мужа. Успеют, все сделают во время.
Она взяла паспорт и, вдруг согнувшись, поцеловала меня в щеку, потом поднялась с дивана, быстро пошла на верх.

Время идет к пересменке. Верка пришла ко мне без передника с сумкой на плече.
- Коля, ну как, рванем сегодня на танцы?
- Не могу, хозяйка просила задержаться.
- Это еще зачем?
- Похоже, я поеду вместе с Татьяной в Тунис.
У Верки открылся рот.
- Как Тунис?
- Так. Отправляют ее охранять.
- А как же я?
- Что, ты?
- Мы же хотели вместе...
- Пойди объясни это Галине Ивановне.
- О, выдра, сучка недорезанная, - начинает матерится Верка. - Надо же, свою дохлую дочку решила прикрыть. Ей чтобы быть здоровой, не отдыхать, ей трахаться больше на... - и тут она споткнулась и с испугом посмотрела на меня. - А может они тебя специально с ней посылают, чтобы ты с ней...
- Успокойся, меня посылают телохранителем. К сожалению, у нас есть кодекс, иначе мы загремим... неизвестно куда...
- Знаю я этих телохранителей, вон Васька, за хозяином как сыч ходит, а только того нет, сразу мне под юбку стремится заглянуть. А ты говоришь... кодекс.
- Это совсем другое, хозяина и его семью не имеем права трогать, независимо от того плохие они или прекрасные...
Мы замолчали, Верка, расстроенная моим сообщением, подходит к окну и смотрит через стекло на ворота.
- Твой сменщик пришел.
- Пойду открою ему калитку.
- Выпусти меня заодно.
- Хорошо.
- Ну поцелуй хоть на прощание, чурбан.
Я целую ее в губы и, оторвавшись, подталкиваю к двери.
- Пошли.
- Поклянись, что ты с Татьяной ничего... приставать не будешь...
- Клянусь. Иди.

Вечером приехал хозяин. Он и его жена заперлись в кабинете часа на два и наконец позвали меня.
- Коля, - начал Максим Петрович, - я рад, что ты согласился сопровождать мою дочь в поездке за границу, поэтому хочу кое-что тебе объяснить... Она больна, тяжело больна, у нее белокровие, ни я, ни жена не ждем положительного исхода, такой диагноз поставили врачи. Я хочу, чтобы моя дочь последние дни жизни провела как бы ей хотелось. Пусть насладится всеми дарами жизни: гуляет, пьет, плавает по морю, загорает, если ей захочется экзотики, чтобы куда-нибудь прошвырнуться, я не против. Твоя задача, быть все время при ней, смотреть, чтобы она не дошла до крайности и чтобы не было ей неприятностей со стороны других... Деньги я доверю тебе. Платить везде будешь за нее.
- Хорошо, Максим Петрович.
- Есть еще одно деликатное поручение. Я тебе дам адрес одного человека и его телефон. Тебе нужно связаться с ним и передать ему ценные бумаги. Подчеркиваю, очень ценные бумаги.
- Как меня на таможне с деньгами и с бумагами не прихватят?
- Об этом не беспокойся. По поводу денег, получишь наличными сколько надо и даже две пластиковые карточки, по которой все банки от Тунисских до Марокканских, оплатят твои требования. Бумаги же, таможню не должны интересовать.
- Что делать, если Татьяне будет плохо?
- Дай нам телеграмму или позвони, а там постарайся устроить ее в самую лучшую клинику. Возможно что кто-то из нас подъедет.
- Мне все ясно. Паспорт и виза где?
- Вот загранпаспорт Татьяны, в ней уже виза, тебе придется подождать загранпаспорт до завтра. Мои люди все привезут в аэропорт, прямо к посадке в самолет. Здесь на столе билеты, деньги и пластиковые карточки, номера их выучи наизусть... Бери.
Я распихиваю по карманам документы и деньги
- Ну я пошел.
- Иди в комнату под лестницей, там для тебя приготовлена кровать и большая сумка с вещами на завтрашний день, пакет с документами получишь завтра утром. Выспись как следует, - это уже командный голос Галины Ивановны.
Я кивнул им головой.
- Спокойной ночи.

Ночью кто потряс меня за плечо.
- Кто...
Рот зажали ладонью.
- Тихо, - слышен шепот хозяйки, - подвинься, мне холодно.
Прохладное голое тело прижалось ко мне. Ее губы нашли мое лицо...

Утром в доме бедлам. Я проснулся от голоса Верки.
- Коля, вставай.
Верка в переднике насмешливо глядела на меня.
- Как спалось?
- Нормально.
Она подошла к кровати и, нагнувшись, поцеловала в лоб.
- Вставай, соня, все уже поели и на взводе. Я тебе там тоже приготовила.
Выбираюсь из кровати и вспоминаю ночь. Ну и страстная же стерва попалась мне. Натягиваю брюки и рубашку. Верка стоит рядом и пристально разглядывает, что я делаю.
- Ты чего?
- Какой ты симпатичный, Колька...
- Я пойду помоюсь...
- Там, на кухне, уже готов твой завтрак...
- Я понял, спасибо.

Хозяин и хозяйка сопровождает нас до аэропорта, Татьяна волнуется и все время дергает мать.
- Мам, а там много негров, они все полуголые...
- Там нет негров, там арабы. В Тунисе поселилась одна из ветвей арабов - берберы. Это вполне нормальные люди, одеты кое как, но все прикрыты.
Я внутренне восхищаюсь хозяйкой, она действительно много знает.
- Там европейцы живут?
- Очень много. Раньше Тунис был французской колонией, поэтому французский язык везде звучит, как арабский.
- А как же мы? Я совсем не знаю ни французского, ни арабского, Коля тоже...
- Ты вообще безграмотная и даже русский плохо знаешь. Коля смыслит в английском, он тебе поможет. Английский везде в моде...

У здания аэропорта стоят двое парней, при виде нашей машины, они спешно подбегают к нас.
- Максим Петрович, все в порядке. Документы сделаны.
Один протягивает хозяину конверт.
- Хорошо. Коля возьми, - он протягивает конверт мне, - это твой загранпаспорт. Ребята, помогите нам выгрузится
У нас - два Татьяниных чемодана, ее легкая сумка через плечо и моя большая сумка и небольшой кейс. Мальчики подхватывают все и несут в здание аэровокзала к регистрационному пункту. Галина Ивановна по дороге напутствует свою дочь.
- Во всем слушайся Колю, он спокойный парень. Деньги у него, трать их разумно, как-никак папа зарабатывал, его кровные...
Она продолжала перечень чего нельзя, что можно за границей делать. Это надолго, я по лицу Татьяны вижу, что она слушает ее в пол уха, мысленно она где-то там, в незнакомой стране. Чемоданы Татьяны мы сдали в багаж, мой кейса весил немного и мне разрешили ее взять с собой. Начались прощания. Максим Петрович, пожимал мне руку.
- Я надеюсь на тебя. Доверяю тебе самое дорогое... дочь. Не забудь про документы, постарайся передать по назначению.
- А если... я не найду Шаврина, что делать с документами?
- Уничтожь..., но я думаю, что ты справишься, найдешь его.
Его сменяет Галина Петровна, она заталкивает меня в угол.
- Ты великолепный парень, Коленька. Жаль, у нас было мало с тобой встреч. Я хочу тебе сказать на прощание, пусть Танька бесится до дури. Береги ее. Буду тебя ждать, сладкий мой.
Она чмокнула меня в щеку. Все, проводы закончены, пассажиры тронулись к "раме".

Татьяна сидит у иллюминатора самолета и теперь задает бесчисленные вопросы мне.
- Коля, а как мы будем спать, отдельно по номерам?
- Нет, в одном, на разных кроватях.
- А как же нам дадут такой номер, мы же не семья?
- Там все разрешается...
- А я люблю спать голой.
- Очень хорошо. Спи как хочешь.
- А ты небось будешь за мной подсматривать?
- Буду.
- И тебе не будет стыдно?
- Нет. На красивую женщину не грех и посмотреть.
Татьяна поворачивает голову ко мне и уже тихо спрашивает.
- А я красивая?
- Очень. Только не задирай от этих слов свой носик.
Теперь она смотрит в иллюминатор и молчит.

Тунис встретил нас жарой. Солнце припекало до 30 градусов. Обливаясь потом, мы добрались на такси до отеля и получили номер. Татьяна ходит по комнатам и с восхищением глядит на обстановку и стены.
- Ты подумай как живут...
- Как нормальные люди.
- А почему на улицах, арабы одеты так тепло и не потеют, а мы почти раздеты, мокрые до чертиков.
- Они же здесь живут и уже привыкли, а мы еще нет.
- Где ванна?
Она забирается в ванную комнату и я слышу ее визг.
- Здесь вода голубая и прозрачная...
- Это хорошо.
- Да, но она прохладная, горячей нет.
- Это плохо. Отмокай в прохладной, привыкай...
Слышен плеск воды. Через пол часа в большой комнате появляется Татьяна, завернутая в полотенце с мокрыми слипшимися волосами на голове. Я в это время, вооружившись словарем и разговорником, пытался через телефон гостиницы связаться с клиентом Максим Петровича.
- Але...
В ответ понеслась тарабарщина, по моему на арабском языке.
- Мне нужен господин Шаврин, - по-английски прошу я.
На том конце наступило затишье. Потом женский голос на английском мне внятно ответил.
- Господин Шаврин здесь не живет, он давно переехал в Бизерту.
- А его адрес в Бизерте, вы не знаете?
- Нет.
Трубку повесили. Татьяна стоит рядом и протирает волосы.
- Чего ты там говорил?
- Твой папа хотел, чтобы я передал посылку одному человеку, а он оказывается в Бизерте.
- Мы туда поедем?
- Придется съездить.
Полотенце съезжает с груди Татьяны и молодая задорная грудь появляется передо мной. Татьяна насмешливо смотрит на меня.
- Ты кажется любишь подсматривать...
- Люблю.
- У меня очень красивая грудь?
- Очень.
- Чего же ты тогда терпишь, не лучше ли тебе взять меня на руки и снести на кровать.
И это тихоня Татьяна. Боже мой, я не узнаю ее. Подхожу к ней, подхватываю на руки, полотенце разъезжается совсем, представив наготу юного тела, но она обвивает мою шею и вдруг прижимается своими губами к моим. Ну и семейка. Я осторожно, видя дорогу краешком глаза, несу это прохладное тело на шикарную кровать. Если хозяин узнает..., меня убьют, это последняя мысль, которая мелькнула передо мной.

Вечером жара спала и мы решили выбраться на улицу. На всякий случай, я в Татьянину маленькую сумочку втиснул важные бумаги ее отца. Поймали такси, шофер разобрал мой английский и повез нас по указанному адресу.
Это был красивый белый коттедж за витиеватым железным забором. На наш звонок вышла молодая женщина, она ухватилась за прутья и вопросительно посмотрела на нас.
- Скажите, здесь живет господин Шаврин?
- Это вы звонили сегодня?
- Я.
- Я же вам объяснила, что господин Шаврин уехал.
- Извините меня, я бы вам не надоедал, если бы не одна вещь. Мы русские и, уезжая из России сюда, мне было поручено передать ему важную посылку. Мало того, мне сказали, что если господина Шаврина не будет, то он должен оставить письмо...
- Я не могу вам ничего сказать, мне никто писем не передавал и нового адреса его я не знаю.
- Очень жаль. Как же его теперь искать?
Женщина колеблется, потом вдруг говорит.
- Знаете, прислуга говорила, что он собирался жить на берегу Бизертского озера. Но, поверьте мне, это тысячи коттеджей... и искать его там, это все равно что искать иголку на пляже.
- Спасибо хоть за это. Пошли, Таня.
Только отошли от ворот и я слышу оклик.
- Постойте.
Мы с Татьяной возвращаемся к женщине.
- Через три дня я еду в Бизерту к маме. Могу вас подвезти туда. Я предполагаю, что вы можете найти господина Шаврина, сходив в единственную русскую церковь, расположенной там в городе. Прислуга говорит, он был очень набожный человек, а если так, то наверняка можно отыскать там хотя бы его следы..
- Спасибо, вы очень любезны. Возможно мы воспользуемся вашей помощью.
- Меня звать Мэри Толсберг...
- Меня Николай, а это... Таня.
- Хорошо, Николай, если надумаете поехать, позвоните мне через два дня.

В нашем номере кто то побывал. Вещи в чемоданах вывернуты, с вешалок вся одежда сдернута. Я вызвал администратора отеля и высказал ему свое возмущение. Он оглядел весь хаос и, подойдя к телефону, кого-то вызвал. Через две минуты в комнате появился араб, одетый в европейский костюм. Он о чем то поговорил с администратором, потом внимательно обошел комнаты и наконец остановился передо мной.
- У вас что-нибудь украли? - вежливо по-английски спросил он.
- Что он спросил? - теребит меня за плечо Таня.
- Он интересуется, не украли ли у нас чего-нибудь.
- Скажи ему, что у меня из чемодана украли 500 долларов.
- Откуда они у тебя?
- Мама мне перед отъездом дала.
Вот черт, а мне ничего не сказала и кроме того, тайком провезла. Вот вляпались бы на таможне, тогда было бы дело...
- Господин...., - обращаюсь а негру.
- Детектив Салли Мэшем.
- Господин Мэшем, госпожа жалуется, что у нее из чемодана взяли 500 долларов.
Он кивает головой, еще раз осматривает чемоданы и о чем-то опять беседует с администратором.
- Сколько вы здесь собираетесь прожить? - спрашивает меня администратор
- Не знаю, может два дня, а может недели две.
- Если мы за это время не найдем вора, то возвратим мадам деньги.
Они уходят. Татьяна опрокидывается на кровать.
- Ну и денек.
- Ты от меня еще что-нибудь скрываешь?
- Нет.
- Таня, прошу тебя понять, мы сейчас, как на островке в океане. Пока держимся вместе, выживем, а сейчас нам скрывать что-нибудь друг от друга просто не стоит.
Она с удивлением смотрит на меня.
- Разве мы здесь остаемся?
- Конечно нет. Виза у нас на два месяца. К сентябрю мы должны быть дома.
- Два месяца счастья, а зачем же ты мне тогда говоришь про какое то выживание?
- Я просто, к своему ужасу, стал реалистом. Конечно мне этого не стоило делать, но я заглянул в бумаги твоего отца, те самые, которые мы должны передать Шаврину. Он через этого господина хочет перевести все свои капиталы сюда. Это первый звоночек, что у твоего папы не все в порядке.
- А как же... Не может быть. Там мама, семья... Ничего не понимаю.
- Надо ко всему быть готовым.
Ее передергивает.
- Какие ужасы ты говоришь. Папа всегда будет на плаву.
- Дай бог.
Но все же Татьяна задумывается и после длительного молчания говорит.
- Если ты так боишься краха, возьми из банка большую сумму и застрахуй себя.
- Может быть ты и права, мы так в дальнейшем и сделаем. Я даже сегодня через банкомат постараюсь выудить небольшую сумму долларов.

Утром меня будит телефонный звонок. Я с трудом встаю, подскакиваю к столику и хватаю трубку.
- Але...
- Николай, это вы?
Интересно, кто это еще?
- Я.
- Это Мэри. Помните меня, вы ко мне вчера заходили и говорили про господина Шаврина. Здравствуйте.
- Доброе утро.
- Николай, обстоятельства сложились так, что я не могу поехать через три дня в Бизерту. С моей мамой плохо и я отъезжаю сегодня. Если вы хотите, я могу вас взять с собой...
- Сегодня, это когда?
- Через два часа я смогу подъехать к гостинице. Вы кажется остановились в "Национале"?
- Да.
- Так согласны?
- Согласны.
- Ждите.
Трубка на том конце брошена. Я подбегаю к Таниной кровати. Она без одежды спит прямо на одеяле.
- Соня, вставай, мы сейчас уезжаем.
- М... м..., - мычит соня.
- За нами скоро приедет машина.
Она раскрывает глаза.
- Что за машина?
- Мэри любезно согласилась отвезти нас в Бизерту. Через два часа она будет здесь.
- Хорошо, сейчас встаю, - она замечает, что раздета и бесстыдно развалилась передо мной. - Ты за мной подглядывал?
- Конечно.
Ее руки тянутся ко мне и вскоре наши губы соединились.
- Таня, нам надо спешить...
- Мы успеем.

Администратор вежливо кивает головой.
- Да, господин, я понимаю, вы уезжаете раньше срока.
- Поэтому номер нам бронировать не надо.
- Хорошо, администрация гостиницы очень обеспокоена кражей в вашем номере, приносит свои извинения и возвращает мадам денежную компенсацию за причиненный ей ущерб.
Он подает мне пакет.
- Спасибо. А вам известно, кто у нас побывал?
- Известно. Наша служба безопасности на высоте...
- И кто?
- К сожалению этого сказать не можем, дело уже передано в полицию.
В холле гостиницы появляется Мэри в темных очка и соломенной шляпе с огромными полями.
- Николай, Таня, вы готовы?
- Да.
- Выходите на улицу.
Я киваю администратору.
- До свидания.
Бойкий молодой араб в униформе, подхватил наши чемоданы и потащил на улицу. У входа стоит форд с открытым верхом. Пока Мэри укладывает чемоданы в багажник, Таня сразу забирается на первое сиденье, мне ничего не остается, как плюхнутся на заднее.

Воздух в Тунисе прогрет до сорока. Женщины на передних сидениях разделись чуть ли не совсем..., натянули шляпы и одели очки. Я же весь истекаю потом и мечтаю о любой забегаловке, где можно посидеть в тени и попить чего угодно, только холодного....
- Мэри, есть где-нибудь такое место, где можно охладится, - спрашиваю ее шляпу.
- Можно охлаждаться через каждые несколько километров, - чуть повернув голову громко говорит она.
- Что это значит?
- Это значит, что мы сейчас вырвемся на побережье моря, где всегда прохладней и есть вода.
- О чем это вы? - вклинивается Таня.
- Она говорит, что мы выезжаем на побережье моря и наверно можем выкупаться.
- Ой как я хочу... Попроси ее тогда, где-нибудь остановиться.
- Хорошо. Мэри, Таня предлагает найти подходящее местечко и выкупаться.
- Ладно. Я знаю здесь одну бухточку, мы там отдохнем.
Машина въезжает в небольшой городок, где мы вынуждены очень медленно ехать из-за местных арабов презирающих дорожные знаки и вскоре перед нами показалась синь моря. Мэри уверенно сворачивает влево, проскакивает низенькие коттеджи и домики и мы оказываемся на пустынном шоссе, тянущимся вдоль побережья.
- А куда делись машины? - спрашиваю я Мэри.
- Так жара. Кто в это время ездит? Кроме нас - никого. Вот рано утром или вечером, здесь самое оживленное место. Я бы тоже в такое время не поехала, но мама...

Через километров двадцать, мы действительно съезжаем с основной дороги и спускаемся к золотистому песку побережья. Мэри выключает двигатель и оглядывается.
- Вот здесь мы и выкупаемся.
Таня уже выскочила из машины и завизжала.
- Ой, да здесь такой горячий песок.
Мери вдруг скидывает с себя кофтенку и шорты. Она совсем без одежды, ее молодая грудь задорно вздернута к верху, узкая талия плавно переходит в бедра, ноги завораживают... меня она ни капли не смущается и направляется к морю. Таня с удивлением глядит на нее, потом тоже скидывает остатки одежды и бежит за ней. Пока их нет, я переодеваюсь в плавки и направляюсь к манящей воде.

Мы выкупались, вышли на берег и упали на песок.
- А ты ничего, - говорит мне Мэри, чуть приподнявшись и разглядывая меня.
- Ты о чем?
- Отличные бицепсы, мощная грудь, твоей жене можно позавидовать.
- Она мне жена.
- Вот как, а кто же?
- Как сказать, - я замялся. - В общем я ее телохранитель.
- О чем вы переговариваетесь? - поднимает голову Таня.
- Она спрашивает, кто я тебе прихожусь...
- Скажи, любовник.
- Я уже признался, что твой телохранитель.
- Ну и дурак. Зачем так унижать себя перед всеми, они наверно соблюдают какую то иерархию. Чем богаче, тем более уважаемый...
- Чего она так сердится? - спрашивает Мэри.
- Обижается, что я назвался ее телохранителем.
- Так это неправда?
- В том то и дело, что правда. Ей хочется, чтобы все здесь считали меня ее другом или любовником.
Мэри задумалась и окончательно свалилась на песок. Через десять минут, опять сорвались в море, только выкупались и стали выходить на берег, как услышали шум машины.
- Быстрей, - кричит Мэри и первой побежала к свое легковушке.
Вдоль берега едет военная машина, типа нашего "виллиса". Она останавливается недалеко от нас и из нее, кроме шофера, выбирается трое людей в военной форме. Первый, - очень черный негра, с выпуклыми губами, в фуражке, видно старший, за ним с автоматами двое черных в касках. Они неторопливо глядят как, голые женщины добегают до машины, хватают свои шмотки и поспешно одеваются. Я спокойно добираюсь до своей одежды и только взял ее в руки, как услышал каркающий голос по-английски.
- Вы иностранцы? - спросил тот, что в фуражке.
- Да, мы из России.
- Почему оказались здесь?
- Ехали по шоссе и решили выкупаться.
- Здесь запрещено быть иностранцам, здесь территория подчиненная военному ведомству.
- Я этого не знал, да и никаких предупреждающих надписей об этом не видел и не читал.
- Ваши документы.
- Мэри, да скажи им что-нибудь, чего они к нам придрались, - обращая я к молчащей женщине.
Та кивнула головой и спешно заговорила по-арабски. Пока они выясняли отношения, я успел натянуть штаны и рубаху. Вдруг старший поднял руку и опять заговорил по-английски.
- Для выяснения личности, вам придется отправиться с нами.
- Но мы ничего не совершили. Вы не имеете право.
- Взять его, - старший сделал знак рукой и два ублюдка в военной форме зашли по бокам и схватили меня за руки. - Я тебе сейчас покажу права. Подержите его, ребята.
Он подошел ко мне вплотную и вдруг ударил кулаком в живот, я ахнул от боли, взвизгнула Таня. Второй удар пришелся мне по лицу. Солоноватый вкус крови заполнил рот. Ах ты, сволочь. Я поджал ноги, повис на руках солдат, и резко бросил их вперед. Удар пришелся старшему в грудную клетку, он кубарем покатился по золотистому песку. Теперь пора расправиться с этими засранцами, что держат меня. Тут я разозлился окончательно, вцепился в их форму, рванулся вперед и, почувствовав сопротивление, откинулся корпусом назад, потом резко рывком свел руки вперед. Они треснулись лбами так, что каска у одного вылетела с головы и покатилась в песок. Теперь это не вояки, эти два типа рухнули на землю. Старший, мотая головой, поднимается с песка и поспешно полез в кобуру, но я его в два прыжка достал и сжал руку в запястье.
- Спокойно.
- Русский, ты покойник...
- Покойником будешь ты, - я так крутанул его, что пистолет вывалился в песок, а сам он изогнулся от боли. - Сейчас лучше скажите своему шоферу, чтобы он не дергался, иначе я сверну тебе шею.
Он послушался и что то сказал шоферу. Тот кивнул головой и положил руки на руль.
- Как ваше звание и фамилия?
- Лейтенант Мэрлот
- Лейтенант, давайте договоримся. Мы спокойно уезжаем и забываем об этом маленьком инциденте.
- Нет, вы напали на представителей власти...
- Во первых, я ни на кого не нападал, вы сами приказали меня схватить и отдубасить, а во вторых, если мы не договоримся, то я вас и всю вашу команду буду вынужден отключить...
- Вы не сможете это сделать.
Это уже бесполезный разговор. Я толчком отбрасываю лейтенанта в сторону, да так, что он пропахивает лицом песок, потом поднимаю пистолет и отряхиваю его. Снимаю предохранитель, спокойно направляю в машину и стреляю в шину виллиса. Грохот такой, что Мэри схватилась за уши, Таня в ужасе присела к земле. Шофер подпрыгнул и со страхом глядел на меня. Стреляю во вторую шину, машина села на бок. Недалеко от шофера ящик с радиостанцией, третья пуля досталась ему. Лейтенант по-прежнему лежит в песке и не шевелится, я отхожу от него и наставив пистолет на шофера, другой рукой тыкаю ему на пояс. Тот все понял, и вытащив свой пистолет, дает мне. Теперь надо разделаться с еще не очухавшимися солдатами. Я подхожу к ним, наклоняюсь и сдергиваю автоматы с нелепо лежащих фигур.
- Эй, лейтенант Мэрлот, - его голова отрывается от песка и глаза злобно смотрят на меня. - Ну вот, теперь все. С вашего позволения, лейтенант, я уезжаю. Ваше оружие вы найдете у выезда на шоссе. А ну-ка, женщины, быстро в машину.
Мэри послушно лезет за руль, Таня в шоке и мне приходится подталкивать ее к дверце. Оружие я закидываю на заднее сидение и прыгаю туда сам.
- Лейтенант, только не делайте глупостей. Не пытайтесь меня достать...
- Вы уже сами себе все испортили, - офицер медленно поднялся.
- Поехали, Мэри.
Наша машина послушно выезжает на каменистую дорогу и как только мы подкатили к шоссе, я прошу притормозить. У большого валуна сбрасываю оружие.
- Все. Давай, Мэри, у нас времени час с запасом, чтобы затеряться и еще меньше времени, если на этом чертовом шоссе вдруг появятся какие-нибудь другие машины.
Мэри похоже поняла и мы мчимся чуть ли не под 150 километров в час. Через десять минут она пришла в себя.
- Это вы зря сделали. Лучше бы съездили в комендатуру. Нас все равно достанут.
- Не хочешь ли ты сказать, что им лучше было бы меня отделать или отправить на тот свет. Сколько до Бизерты?
Мэри молчит, потом вдруг неожиданно сообщает.
- Если мы соберемся поехать на пароме, то ровно через час будем на пристани и еще надо судно ждать минут сорок, двадцать минут на посадку и три часа до порта Бизерты. Если поедем в объезд озера, то это часов пять, если у нас будет такая же скорости, как и сейчас, но это невозможно выдержать, из-за встречных поселков и городков.
- Доезжаем до парома, а там посмотрим.
Мы несемся по пустынной дороге, проскакиваем несколько поселений и, действительно, через час подкатывает к какому то городу. Здесь Мэри вынуждена скинуть скорость и мы еще минут двадцать пробивались к порту.
- Мэри, где здесь есть стоянка. Давай поставим машину туда.
- Разве мы не возьмем машину с собой?
- Нет.
- Но ведь с порта Бизерты мне еще надо добираться до мамы, а там не близкая дорога.
- Я боюсь, что там тебе не дадут свободно проехаться...
Она все поняла и вдруг продолжила незаконченный в дороге разговор.
- И все же надо было потерпеть, побили бы немножко и отпустили. Я не думаю, что они хотели убить тебя, а нас изнасиловать, просто ты им не понравился. Зачем ты устроил эту свалку?
- Я увидел у них что то не хорошее на лице. Поверь, у меня на это есть чутье.
Мэри сворачивает на большую улицу и втискивается на свободное место между машин, вдоль тротуара.
- Ты думаешь ее от сюда не утащат? - спрашиваю я.
- Думаю, нет.
Мы разбираем вещи и идем в сторону порта, благо до него пять минут ходьбы.

Паром еще не пришел, но мне не улыбалась идея, проехаться на нем.
- Вы посидите здесь, - прошу я женщин, бросив их у длинных скамеек под тентом.
Из вещей захватываю свой чемоданчик и поперся вдоль берега моря. Побережье забито яхтами, катерами и пароходиками. Подхожу к полицейскому, очень похожему на европейца, облокотившемуся на перила, он пристально разглядывал стоянку катеров и яхт.
- Простите, сэр...
Он с любопытством оглядывает меня.
- Вы из Европы? - на хорошем английском отвечает он.
- Да.
- Хотите покататься?
- Нет. Мне нужно в Бизерту.
- Это просто, через пятнадцать минут здесь будет паром...
- Но мне от порта Бизерты, до коттеджа на озере переться слишком далеко.
Полицейский кивает головой.
- Вы хотите сразу подплыть к дому.
- Да.
- Понятно. Деньги, предположим, долларов сто есть?
- Есть.
- Тогда это проще. Пойдемте, я вам найду хозяина катера.
Мы спускаемся на мостки.

Девушки на палубе катера сразу разделись до трусиков, они ушли на нос и свалились в тень от рубки. Хозяин катера, хитрый француз Пьер сразу вытянул длинную шею из-за штурвала и зацокал языком.
- А девочки у тебя ничего? - коряво по-английски заметил он.
- Ни ничего, а очень красивые.
- Ага, я и говорю. Особенно та, что побелей, - Пьер кивнул на Таню. - А которая твоя?
- Они обе мои.
- Силен, парень. Мне бы одну...
- Перебьешься. Скажи лучше, где здесь русская церковь?
- Так она там выше, ближе к морю. За пятьдесят долларов я могу дополнительно тебя туда отвезти.
- Нет не надо.
- А где ваш коттедж, куда нам надо плыть?
- Та девушка, что потемней, знает ориентир, я здесь плохо разбираюсь...
- Турист?
- Да.
- Через час будет противоположный берег.
- Я ей скажу.
Цепляясь за леера рубки, вдоль борта, иду к женщинам. Они уже развалились на палубе и толи подремывают, толи думают о чем то своем.
- Мэри.
- Я.
Она открыла глаза. Я сажусь с ней и невольно любуюсь ее грудью. Мэри замечает это и коварно улыбается.
- Через час будет противоположный берег, капитан просит к тому времени, подойти к нему и указать, где причалить, - говорю ей.
- Хорошо. До берега еще далеко, ложитесь здесь рядом, Николай.
Я сваливаюсь рядом с ними в тень.
- Мэри, как ты думаешь, нас ищут?
- Конечно. Номер машины записан на меня и тот лейтенант наверняка его запомнил, а дальше дело компьютера...
- А они могут узнать адрес твоей мамы?
- А почему бы нет, когда они узнают мою фамилию.
- Мне очень неприятно, что я тебя так подвел, но теперь я волнуюсь, как тебе выкрутится из этого дела.
- Со мной то ничего не будет, потаскают в полицию и этим дело закончится, но вот что будет с вами.
- Нам наверно надо исчезнуть.
- Я тоже так думаю и чем быстрей, тем лучше.
- Но я же еще не нашел еще своего приятеля.
- Выбирайте, Николай, либо тюрьма, либо свобода. Будете болтаться по Бизерте, шансов попасться больше, чем куда-нибудь удрать.
- Куда же бы теперь нам рвануть?
- Хотите я помогу. У меня есть знакомый летчик, у него частный самолет, он вас может вывезти из Туниса.
- Куда?
- Ну хотя бы на первое время в королевство Бени.
- Где это?
- Это центральная Африка. Там тоже много туристов, вполне приемлемые гостиницы, отдохнете немного, поживете там, а потом переедете еще куда-нибудь, в Судан, Мали, куда пожелаете.
- Я подумаю.
- У вас времени подумать час. Там дальше будет некогда. Если вы согласитесь уехать, то как только мы выходим на берег, я вас прячу, переговариваюсь со своим другом, а там... может больше и не увижу.
- Жаль.
- Я вам понравилась?
- Конечно.
- Тогда может быть мы и встретимся...
Тень сместилась с меня, стало припекать пол живота и ноги. Я встал и перебрался на сторону Тани.
- Таня, ты спишь?
- Нет.
- Мэри предлагает нам путешествие в королевство Бени.
- В Бени, так в Бени, поехали куда-нибудь.

Мэри вывела катер к своему пляжу. Мы пристали к каким то мосткам и, полегче одевшись, вышли на берег. Топали минут двадцать по этой жуткой жаре, особенно тащить вещи - это пытка. Когда добрались до белого дома, обвитого зелеными плющами, то сразу бросились под тень. Мэри вошла в дом, ее долго не было, наконец она появилась.
- Таня, Николай, заходите, я немного прибрала.
В доме температура чуть пониже чем на улице, хотя ленивые вентиляторы только пытаются создать движение теплого воздуха.
- Мама, как?
- А здесь мамы нет.
- Как?
- Я же пообещала тебе, что пока домой не поведу, а где-нибудь спрячу. Вот я и привела вас в дом моей подруги.
- А подруга... там?
- Здесь, отмокает в бассейне. Сейчас придет.
Гостиная заставлена дорогой мебелью и отделана со вкусом. Мэри опять исчезла в соседнюю дверь, Таня повалилась на диван.
- Как они тут живут? Здесь можно лопнуть от жары.
- Хозяйка отмокает... в бассейне.
- Как я ей завидую.
В это время дверь открывается и показалась Мэри и пожилая женщина в мокром купальнике. Она стала нам бегло говорить по-арабски. Мэри похоже переводит только важные реплики.
- Она с вами здоровается и рада, что у нее такие гости, но... здесь положено за постой платить и она согласна нам предоставить комнату с приличной столовой за десять долларов в сутки.
Спрятала называется.
- Скажи ей, что мы согласны, но у нас самих есть еще одно требование, это вода..., нам нужен бассейн. Таня его просто обожает...
Идут разговоры между женщинами и наконец Мэри подводит итог.
- Хозяйка согласна, но это вам обойдется еще два доллара в сутки, так как вода и электричество здесь на вес золота.
- Договорились.
Хозяйка расплывается до ушей.
- Ее звать Лали, - сообщает Мэри. - Вы пока отдыхайте, а я пойду к маме. Ради вашей безопасности, постарайтесь из коттеджа не выходить. И еще, если я несколько дней не буду появляться здесь, то не пугайтесь. Это значит, что за мной следят. За вами должен подъехать мой друг, он вывезет вас из Туниса. А сейчас, пока.
Она подошла к Тане и обняла ее.
- Она со мной прощается, навсегда? - спрашивает та меня.
- Нет, на время.
Мэри отрывается от нее и подходит ко мне, обнимает за шею.
- Ты все еще хочешь встретится со мной? - шепчут ее губы.
- Хочу.
- Тогда до встречи.
Потом она подходит к хозяйке и что то ей выговаривает.

Живем в коттедже три дня. Таня целыми часами пропадает в бассейне, она стала шоколадного цвета. Мэри так и не появлялась.

К дому подъехал автомобиль. Толстый мужчина вылез из него и косолапо поплелся к дверям. Вышедшей на крыльцо Лали, он бросил несколько реплик и после этого появился в нашей гостиной.
- Здравствуйте мадам, здравствуйте мистер. Меня зовут мистер Кобут, Майк Кобут. Я друг Мэри и приехал за вами.
- Прямо сейчас поедем?
- Да. Собирайте вещи и поехали.
- Таня. За нами приехали, собирайся.
- Полетим в Африку?
- Наверно.
- Господи, у меня же ничего не готово.
Она накидывает на купальник легкое платье, небрежно заталкивает в чемодан остальные разбросанные шмотки.
- Вроде бы все.

На территорию аэродрома мы въехали откуда то сбоку. Охрана у ворот, увидев мистера Кобута, почтительно отдала честь и поспешно пропустила нас. Машина остановилась недалеко от маленького самолетика.
- На нем мы и полетим, - кивает Майк.
- Как интересно, - оживает Таня. - Поучите меня управлять самолетом?
- Нет, мадам, эта машина очень чувствительно к чужим рукам, не стоит рисковать.
Мы с вещами идем к самолетику, вдруг из-за хвоста выходит парень и протирает руки тряпкой.
- Мистер Кобут, все в порядке.
- Отлично. Потом мою машину отгони в гараж.
- Хорошо. Опять приходили из таможни, просили вас зайти на пару минут.
- Это потом, а сейчас... полетели.

Наш самолетик четыре часа несся над пустыней. Почти с пустыми баками, мы приземлились на весьма приличном аэродроме, с бетонным покрытием. Только кончил лопатить воздух винт, как несколько джипов наполненные солдатами, подкатили к самолету, военные выскочили из машин и тут же, окружили нас. Майк открыл двери и сбросил трап, после этого первым стал спускаться на бетон. После него полез с чемоданами я и оцепенел, рядом с Кобутом ухмылялся своими толстыми губами... лейтенант Мэрлот.
- С приездом, мистер...
Черт возьми, куда же нас привезли.
- Здравствуйте, лейтенант.
- Добро пожаловать в королевство Бени.
Сзади на трапе показалась Таня, она неуверенно спустилась по трапу вниз, подняла глаза и вскрикнула.
- Это же он.
- Она наверно тоже узнала меня, - кривит губами Мэрлот.
Мы онемевшие стоит у самолета, а лейтенант медленно обошел нас и уже сказал Кобуту.
- Спасибо, Майк, хорошая работа. Можешь отдохнуть, ребята твою машину заправят и отправляйся обратно.
- Хорошо, лейтенант.
Наш летчик пошел к ближайшему джипу, прыгнул на сиденье и машина рванула по полосе.
- Ну а вам, господа, мы устроим торжественную встречу, - Мэрлот остановился напротив меня. - Мы вас поселим в королевском дворце. Король будет очень рад встрече с иностранцами.
- За что же нам такие почести?
- Потом все узнаете. Сейчас подъедет для вас автобус. Надеюсь вы в этот раз не будете драться с моими ребятами, поэтом лучше идите добровольно...
В этот момент забеспокоилась Таня.
- Коля, скажи им, что я хочу в туалет.
- Лейтенант, дама хочет в туалет.
Мэрлот расхохотался.
- Пусть зайдет за самолет и сделает свои дела.
- Таня, зайди за самолет и...
- Но там солдаты.
- Привыкай к дикарям. Пересиль себя.
Она поплелась за самолет.
К нам действительно приближается темный автобусик "форд", он прорывает оцепление и останавливается рядом. Вскоре появляется смущенная Таня.
- Они совсем бессовестные, так и хотели заглянуть...
Я толкаю ее к автобусу.
- За нами пришел транспорт.
- Что они с нами сделают?
- Говорят, поместят в царском дворце и познакомят с королем.
- Они шутят?
- Похоже нет. Пошли лучше, нельзя дразнить эту публику.
Рядом с нами в автобусе разместились три солдата, они прикрыли шторками окна и машина тронулась.

Примерно через час автобус остановился. Открылись задние двери, солдаты первые выпрыгнули на улицу и стали знаками показывать нам, чтобы мы сделали тоже. Я выбрасываю вещи, выползаю из машины и помогаю вылезти Тане. Она ошеломленно смотрит вокруг. Мы попали в райский сад, необыкновенные деревья и цветы создавали тень и благоухание. Недалеко возвышается трехэтажное здание, чисто европейской архитектуры с огромными венецианскими окнами. Перед нами опять возник лейтенант Мэрлок и напыщенный, в ярком длинном халате, толстый негр.
- Это управляющий дворцом, - представляет негра Мэрлок. - Он вас расселит. Господа, я вас должен покинуть. Надеюсь вы не будете делать глупостей. До свидания мисс..., мистер...
Лейтенант идет к автобусу, а толстый негр на чистом английском нам говорит.
- Добро пожаловать, в королевский дворец. Эй, - орет он в кусты, - женщины, сюда.
Появилось пять негритянок, одетых в яркие платья с многочисленными косичками на голове. Управляющий залопотал им что то на своем языке. Две из них подскочили к нашим вещам, лихо схватили их и потащили к зданию. Две другие женщины вежливо подхватили Таню под руки и повели к дворцу.
- Коля, чего они хотят? - вопит Таня.
- Они тебе покажут комнату, где ты будешь ночевать.
- Но я не хочу, я хочу с тобой.
- Здесь этого наверно не положено.
Таня прекращает сопротивляться и покорно идет с ними. Сзади не спеша топает негр-управляющий. Со мной остается стройная негритяночка, с чуть широким носиком.
- Это ваша жена? - спрашивает она меня по-английски.
- Нет.
- А кто она вам приходится?
- Я ее телохранитель.
- Ага, - похоже она ничего не поняла. - Пойдемте я вам покажу вашу комнату.
- С ней там ничего не сделают?
Негритяночка рассмеялась.
- Не беспокойтесь, не сделают. Вы наши гости и здесь уважают гостей. Зовите меня Дери, а вас как...
- Николай.
- Николай. Прекрасно. Идите за мной.

Дери ведет меня по коридорам дома и наконец останавливается перед дверью с номером 48.
-Это апартаменты для гостей.
Она вводит меня в большой холл с пышной мебелью и по всюду украшенный цветами.
- Справа, спальня, гардеробная и туалет, - говорит Дери, - слева столовая и комната отдыха, там же телевизор и телефон. - Она плюхается на мягкий диван, - Если что то нужно, просто, поднимите трубку телефона и скажите, мне надо то-то и то-то.
- Дери, зачем нас сюда затащили.
- Тс..., - ее палец прижался к губам. - Это высокая честь быть приглашенным в наш дворец. Завтра король устраивает прием в честь дня рождения своей дочери. Вы тоже должны быть на нем.
- Странно все это. Почему именно я и Таня.
- Потом поймете. А сейчас прослушайте меня внимательно. У нашего короля есть некоторые странности, поэтому прошу на них не реагировать и не обращать внимание. Король любит щупать понравившихся ему людей, иногда обнюхивает их. Это большая честь для окружающих и они должны быть счастливы, удостоившись такой почести от монарха. Прошу и вас, если это произойдет, не реагировать бурно.
- Ну и порядочки у вас...
- Я постараюсь быть рядом с вами и подсказывать все тонкости этикета.
- И большой у короля двор?
- Не так уж большой, но... народа много. Ведь король из племени Бени и племя в основном сосредоточено вокруг столицы королевства. Они все обслуживают дворец.
- Мы случайно не под охраной? Могу ли я свободно перемещаться?
- К сожалению, вы можете свободно перемещаться только по территории дворца и парка. Дальше ограды вас не пустят. Да вам здесь понравиться, так что вы сами не захотите уйти от сюда.
- Дери, мне сейчас можно привести себя в порядок, поесть, связаться с Таней
- Конечно. Я позвоню, пусть вам принесут ужин, а вы пока осваивайтесь. Потом по телефону попросите соединиться с вашей подопечной.
Мы расходимся в разные стороны, я в ванну, она в другую комнату - позвонить.

Когда возвращаюсь обратно, Дери сидит на диване поджав ноги.
- Я звонила твоей красавице, ей нашли женщину, знающую русский язык. У нас оказалась такая. С ней все в порядке. Она передает тебе привет и просила позвонить, чуть позже.
- Хорошо. Ужин принесли?
- Он там, в столовой. Если ты не против, я пойду по своим делам...
- Да, конечно.
- А ты не хочешь, чтобы я осталась у тебя на ночь?
- Нет, я очень устал.
- Может я тебе не нравлюсь, так можно найти других женщин, их во дворце много, здесь всякие и европейки, и азиатки, и местные.
- Дери, я же тебе сказал, я устал.
- Все поняла. Тогда до завтра. Я разбужу тебя, надо приготовиться к приему... До свидания, Николай.
- Пока, Дери.
Она спрыгнула с дивана и пошла к двери, я же отправился в столовую. На столе много мисок прикрытых крышками. Здесь и розовое мясо, и красное, много разных салатов, рыбных блюд. Я попробовал только крабового мяса, жаренной рыбы и салата, все запил слабым вином.
Спать мне расхотелось и любопытство подтолкнуло меня к двери. Она не заперта и я проник в коридор. С одной стороны, он вроде был бесконечен, с другой упирался в стеклянную стенку. Я и пошел к ней. Это был выход в сад. Утрамбованные дорожки, крутились вдоль ухоженных кустов и деревьев. Мне показалось, что где-то смеются и я решил рискнуть и пойти на звук. Неожиданно из-за кустов появился большой бассейн, отделанный мраморными плитами. На той стороне у поручней сидели две полуголых негритяночки и болтали ногами в воде.
- Эй, - крикнул я, - вы говорите по-английски.
Смех стих и девушки с любопытством уставились на меня.
- Говорим, - вдруг ответила одна.
- Мне можно здесь выкупаться?
- А вы кто?
- Меня сегодня привезли сюда их Туниса. Я турист.
- Плывите сюда.
Скидываю одежду и прыгаю в голубоватую воду. Возле ног девушек выжимаюсь на бортик бассейна. Грудь их не прикрыта, но они совсем не стесняются и, улыбаясь до ушей, изучают меня.
- А вы сами откуда? - спрашивает та, что побойче.
- Из России.
- Где это?
- Я знаю, - говорит вдруг ее подруга, - это страна на севере.
- Точно. Девушки давайте познакомимся. Меня звать Николай.
- Меня Марли, - отвечает самая бойкая, - а вот ее - Ди.
- Так просто, Ди.
- Так просто, - теперь они смеются обе.
- А вы хорошо плаваете, - замечает Ди.
- Там, на родине, у нас озер и рек полно. Грех не научится плавать.
Негритяночки не такие уродливые, Ди даже с ровным носиком и длинными ногами. Ее подруга чуть покрупнее, с более крепким бюстом и крутыми бедрами.
- А вы разве не умеете плавать?
- Умеем, но...
- Чего же тогда сидите.
Я схватил Марли за ногу и легко сдернул в воду, потом подхватил Ди и она тоже очутилась в бассейне. Марли сразу по собачьи поплыла к мосткам, а Ди вынырнула рядом и отплевываясь, схватилась за меня.
- Я плохо плаваю.
Я подхватываю ее за талию и гребу к мосткам тоже. Замечаю, что Ди совсем не работает руками, она просто облапила меня и прижимается телом. У мостков мелко. Марли выходит на берег и падает на мрамор. Ди же, просто не шевелится, вися на мне. Пришлось мне взять ее на руки и вынести на берег. Там я бережно кладу ее на камни. Тут девушка неохотно разжимает руки. Плюхаюсь на теплые камни рядом.
- Жалко, что так быстро кончается день. У нас в это время наступают белые ночи, когда так светло, что даже можно читать книгу.
- Ой как интересно, а у нас так темно, что я даже себя в собственной постели не вижу.
- Тебе необязательно видеть себя, даже днем, - замечает Марли, - важно чтобы тебя другие увидели...
Они смеются будь-то получили сладкий пирожок.
- Меня и так рассматривают как куклу почти все.
В это время где то ударил гонг. Девушки встрепенулись.
- Ну надо же, - говорит Марли, - только окунулись и уже зовут...
- Вы сейчас уходите?
- Придется. У меня есть предложение, давайте доплывем до того берега и... по домам.
- Давайте.
Ди вскочила и приблизилась ко мне.
- Я плохо плаваю, придержите меня.
Марли уже в воде и медленно поплыла к тому берегу. Я обнял Ди за талию и вошел с ней в воду.
Ди хорошо устроилась, я плыву на спине, а она чуть ли не оседлала меня сверху. Обняла за шею, ее голова напротив моей. Ди изучает мое лицо блестящими черными глазами. У берега я нащупываю ногами лесенку и выношу тело девушки к ее одежде. Марли еще плывет...
- У вас грудь как две подушки, - замечает Ди и совсем не собирается разжимать руки.
- А у вас, как два твердых яблочка.
- Это хорошо или плохо?
- Для меня замечательно. Мы европейцы очень чувствительны к женскому телу.
- Поцелуйте меня.
Ну и негритяночки пошли в современном мире. Я прижимаюсь губами к ее чуть красноватым губкам.
- Ей, ребята, - слышен голос Марли, - время вышло, нам попадет.
Ди неохотно разжимает руки и отрывается от меня.
- До завтра, Николай.
- До завтра.

Я без затруднений нашел свою комнату и, зайдя в нее, снял трубку телефона.
- Коммутатор слушает, - пропищал женский голосок по-английски.
- Соедините меня с Таней, девушкой, которая сегодня приехала сюда.
- Соединяю.
- Але. Это ты, Николай?
- Я, Таня.
- Где ты был? Я звонила, звонила...
- Прогулялся немного. Посмотрел парк. Как ты устроилась, тебя не обижают?
- Да нет. Здесь одна женщина, она говорит по-русски, объясняет мне все местные порядки и самое смешное, знаешь, что она сказала... Ты засмеешься... Не нужно ли мне мальчиков или молодых мужчин на ночь. Представь, я и негры...
- Не представляю.
- Ты ко мне сам то не хочешь зайти?
- Я?
- Ну да, а кто же?
- Нет. У нас сегодня день отдыха. Честно говоря, я сегодня с этими перелетами очень устал.
- Очень жаль, ты много теряешь.
- Я это понимаю. Прости.
- До завтра. Пока.

Утром меня будит звонкий голосок Дери.
- Николай, вставай. У нас скоро прием, а ты, даже еще не умылся.
Я открываю глаза и не узнаю девушку. Она одета очень нарядно. Обилие бус и браслетов покорило те места, где нет следов платья. Само платье длинное, почти до пят, серебристого цвета с отделкой из белой ткани.
- Ну и вид у тебя.
- Нравиться?
- Признаюсь, необычно. Если я буду рядом с тобой, то буду как комок грязи на золотом слитке...
Она польщена и крутанулась передо мной.
- Не тешь свое самолюбие, ты должен тоже выглядеть, как настоящий джентльмен. Там на диване разложены костюмы для приема... Давай, поторапливайся.
Я выползаю из под одеяла и бегу в ванну. Когда помылся и вошел в гостиную, Дери сидела на краешка дивана, где лежало несколько костюмов.
- Николай, вот, выбирай любой. Все подобраны под твой размер...
- Откуда же здесь все знают?
- Это нетрудно... Достаточно взглянуть на тебя. Возьми вот этот, светло-серый. К тебе он подойдет больше.
Все делается в спешке. Дери подгоняет меня и только я успел выпить кофе и закусить бутербродами с икрой, как она потащила меня к двери.
- Быстрей, мы опаздываем.

В огромном зале собрался весь цвет королевства и множество гостей. Разнообразие платьев потрясает взор мужчин. Ко мне подходит... Таня, в светло-голубом наряде, за ней как на привязи толстая негритянка.
- Коля, привет. Вот это Салли, о ней я тебе говорила, хорошо знает русский язык.
Негритянка кланяется.
- А это, Дери, - в свою очередь представляю свою напарницу. - Она вводит меня курс местных событий.
Дери и Таня только оглядели друг друга и кивнули головами.
- Это правда, что со мной будет знакомится сам король?
- Может быть. Я еще толком не узнал, но как мне сказали это вечер посвященный дню рождения дочери короля.
- Это правда, - гнусаво пропела Салли. - Сегодня нашей принцессе исполнилось 20 лет и король милостиво разрешил сделать прием.
- Принцесса за мужем? - спрашиваю Дери.
- Да, у нее был красавец муж. Да вот, говорят, пропал куда то.
- Как это пропал?
- Вот так, уехал год тому назад на охоту и не вернулся.
Я заметил, что у Тани, в лице Салли, появился добросовестный переводчик, который старательно переводил наш разговор.
- А вообще то, - продолжает Дери, - принцесса была за мужем дважды.
- Уже. Так быстро. А с тем мужем что произошло?
- Он, как и этот последний, сбежал... и пропал.
- Ничего себе девушка. Мужики ее не выдерживают. Представляю, какой это мастодонт.
- Ты ее сейчас увидишь.
Ударил гонг. Толпа гостей зашевелилась. Появился уже знакомый негр дворецкий и что то громко прокричал.
- Что он сказал? - спрашивает Таня.
- Он сказал, что его величество, король, появляется в этом зале. Просит освободить проход к трону.
Присутствующие стали раскалываться на две половинки и организовали широкий проход. Мы с Таней и нашими помощниками, очутились как раз в первых рядах. Из огромных дверей зала появилась процессия. Впереди шел небольшого роста седой, небритый негр в военной форме. За ним несколько женщин, военные и слуги. Они прошли уже метров десять по живому коридору и тут впереди идущий старик вдруг остановился перед негритянской парой. Он что то у них спросил, поздоровался за руку и зачем то принюхался.
- Что он там делает?
- Молчи, - яростно шепчет Дери и пытается меня ущипнуть.
Наконец король оторвался и пошел дальше, он еще несколько раз задерживался перед некоторыми избранными лицами и наконец приблизился к нам. Старик устремил на меня свои бесцветные глазки. Он подошел и встал рядом, его голова как раз доходила до моей груди. Негр что то мне сказал.
- Что он лепечет?
За королем, кто то фыркнул. Я увидел Ди и Марли, разодетые как на праздник в почти декольтированные платья. На черной шее Ди сверкает бриллиантами необычное колье.
- Его величество спрашивает, - склонив голову, старательно переводит Дери, - от куда ты родом.
- Скажи из России, - Дери старательно стала что то объяснять его величеству. я воспользовался паузой. - Привет Ди, привет Марли, - говорю я через голову монарха.
Старик отшатнулся с удивлением посмотрел на меня, потом повернулся назад и что то стал спрашивать девушек. Я получил сильный щепок в бок и чуть не плачущий голос Дери просил.
- Замолчи.
Процессия смешалась. Ди не могла сдержаться и растянула рот в улыбке. Марли, что то отвечала королю, кривила рот и почти смеялась.
- Привет, Николай, - вдруг сорвалось с губ Ди.
Король опять повернулся ко мне и потянул носом.
- Дери, скажи ему, что я моюсь, и у меня пахнет только от носок. Ведь очень жарко.
Дери вцепилась мне в руку. Ди расхохоталась, из глаз Марли текли слезы, она пыталась себя сдержать от смеха. Король только покивал головой и тронулся дальше. Мимо меня замелькали придворные, которые с недоумением смотрели в мою сторону. Вдруг я в свите увидел своего обидчика, лейтенанта Мэрлота.
- Привет, лейтенант.
Тот подошел ко мне со свирепым лицом.
- Ты поплатишься за сорванный прием.
Меня уже несло.
- Иди ты в... Помнишь в Тунисе, я надрал тебе задницу. Ты был там ни какой не военный, а просто промышлял простофилями. Я ведь тоже попался на твою удочку. Ты служишь здесь и я очень сожалею, что сейчас на эти угрозы не могу один на один, честно надрать тебя еще раз одно место.
- Я с тобой еще встречусь.
Он поспешил догонять процессию.
- Что ты наделал? - чуть ли не выла сзади Дери. - Они теперь убьют тебя и меня.
Король сел в трон. Ди и Марли встали с одной стороны, военные с другой. Толпа гостей окружила помост. Началась тронная речь. Расстроенная Дери мне ничего не переводила, зато Салли старательно бубнила в ухо Тани, что там болтал монарх.
Речь закончена и его величество вопросительно взглянул на девушек и стал с ними о чем то переговариваться.
- Чего так долго длиться церемония? - спрашиваю я Дери.
- Принцесса должна выбрать поклонника на балл.
- А у которой из них торжество?
- Та что рядом с королем.
Спор у трона приобрел ожесточенный характер. Наконец дворецкий прорезал толпу и подошел к нам с Таней.
- Уважаемые гости, его величество приглашает вас сегодня вечером на торжественный семейный ужин и просит вас поучаствовать в нем.
- Конечно придем, - отвечаю я. - Правда, Таня?
- Да, - испуганно говорит она.
- Кроме того, - продолжает дворецкий, обращаясь ко мне, - ее величество, принцесса Ди, просит вас составить с ней первую пару на открытии балла.
- Я не против.
- Прекрасно, - дворецкий грозно посмотрел на Дери, - а вы сейчас, соблаговолите привести вашего подопечного в покои принцессы, чтобы высказать ей благодарность за приглашение. И без фокусов, там.
- Конечно, - поспешно кивает головой Дери.
Дворецкий уходит.
- Что нам сейчас делать? - спрашивает меня Таня.
- Меня приглашают в покои принцессы, а тебе до открытия балла придется побыть с Салли.
- Что она от тебя хочет?
- Чтобы я высказал ей свою благодарность за выбор быть сегодня ее пажом и первый танец станцевать с ней.
- Я надеюсь, что ты потанцуешь со мной тоже.
- Обязательно.
Дери уже тянула меня к незаметной двери в стене, Салли пыталась оттащить Таню в другую сторону.
- До встречи, Николай.

В покоях принцессы, весьма тихо, Ди и Марли играют в карты. По их рожицам видно, что они хитрят и стараются надуть друг друга.
- Николай, умеешь играть, - отвлекается на минутку Марли и Ди тут же из колоды ловко выдирает карту и прикрывает остальные.
- Нет, не хочется. Вы лучше скажите, чем так недоволен монарх и его свита. Лейтенант Мерлот готов меня прямо сгрызть зубами на нарушение этикета, а вот от Дери я получил столько щипков, что почти распух...
Теперь они обе отвлекаются от игры и начинают хохотать.
- Так его, Дери.
- Что там у вас распухло?
- Дери, за что ты его хватала?
Дери хлопает ресницами.
- Ваше величество, простите меня, это я виновата, не сумела как следует привести в порядок белого мужчину.
- Кончай, Дери, мокроту разводить, все вышло отлично. Моему папе так надоел этот дурацкий этикет, что он тоже позабавился. Одно плохо, моему братцу очень хочется крови, пришлось Николая на сегодня взять под свою опеку.
Они вдруг перешла на родной язык и о чем то долго переговаривались с Дери. Потом Ди меня спросила.
- Николай, вы разве раньше встречались с лейтенантом Мерлотом?
- Да, в Тунисе, чуть меньше недели назад.
- И вы правда его избили?
- Пришлось.
- Что значит, пришлось?
- Стал приставать к нам с Таней, я его и стукнул...
Опять тарабарщина на их языке. Похоже карты забыты, они небрежно брошены на столе. В комнату входит еще одна негритянка, с огромной шапкой волос, как у Анжелы Девиз и разговор приобретает почти крикливый характер. Дери потянула меня к выходу.
- Пошли от сюда, сейчас принцессу будут наряжать.
- А как же благодарность? Я еще не высказал ей благодарности за ее выбор.
- Дери, пусть поблагодарит меня, - смеется Ди.
Я подхожу к принцессе и согнувшись целую ее в щеку.
- Спасибо, за приглашение, - мой взгляд падает ей на шею. - У тебя шикарное колье...
- Это старинная работа. Мне мама подарила. Называется колье царицы Савской. Была такая в Африке знаменитая царица, много сотен лет назад.
- У нее была губа не дура.
- Как это? А вобщем, даже здорово... губа дура... ха...
- Поговорка такая.
- Николай, пора, - тянет меня за руку Дери.

Мы опять в тронном зале. Все гости сдвинулись к стенам, образовав свободную площадку в центре помещения. Я и Дери присоединились к Тане.
- Ну вот видишь, как я недолго отсутствовал...
- Ну и слава богу, а то здесь такие мужики сальные, так и лезут в твое отсутствие ко мне.
- Чего им надо?
- Просят составить пару в танце.
- Я надеюсь, ты им всем отказала?
- Один был настолько надоедлив, что я не могла от него отделаться, пришлось дать согласие.
- Кто это?
- А вон видишь... с тем, кто нас встречал на побережье моря, стоит такой... моложавый..., волосы очень редкие...
Она показывает на группу молодых офицеров, в центре которой напыщенный лейтенант Мэрлот.
- Погоди, я сейчас его отважу.
- Коля, не надо.
В меня уже вцепилась Дери.
- Николай, что ты хочешь делать? Не хватала в этот день еще скандала... и драки...
- Извини, я сейчас, все будет хорошо.
Отрываюсь от них и иду к группе вояк.
- Лейтенант, - все офицеры напряглись, когда я ворвался в их кучу, - передайте этому лощеному сосунку, - киваю Мэрлоту на его приятеля, - что если он подойдет к Тане, я ему переломаю ребра и выкину в окно. То что я это сделаю, пусть никто не сомневается. Могу напомнить, как ты пахал рожей песок на пляже...
- Ах, ты мразь, - шипит лейтенант, - я тебя изжарю...
- По поводу угроз, я ведь тоже могу тебе сказать, бревно ты в мундире, свои угрозы побереги для своей задницы.
Меня уже не интересовали рожи этих негров, я пошел к своим.
- Что ты им сказал? - волнуется Дери.
- Я сказал, что Мэрлот дерьмо.
- О господи, спаси нас.
Дери в испуге закрывает лицо.
- Коля, - теребит меня Таня, - а этот не будет приставать.
- Нет, он даже близко не подойдет.
Между Салли и Дери идет нервный разговор.

В новом, почти открытом платье, но в своем знаменитом колье, в зале появляется Ди со своей подругой. В динамиках заиграла тихая музыка марша. Опять из боковых дверей появился король. Он берет свою дочь за руку и ведет в зал, прямо ко мне. Тут монарх передает руку Ди мне и что то лепечет.
- Его величество, - из-за спины переводит Дери, - вручает на сегодняшний вечер в ваши руки свою дочь. Надеется, что вы поможете ей сделать праздник еще более краше.
- Поблагодари короля. Скажи, что я весьма польщен таким вниманием со стороны его величества.
Монарх кивает головой и отходит. Играет музыка толи менуэта, толи еще какого то сопровождения. Ди тащит меня в центр зала, за нами выстраиваются пары. Теперь мы торжественно три раза обходим зал.
- Скоро кончится эта дребедень? - спрашиваю Ди.
- А что бы ты хотел?
- Какой-нибудь музыки, поплясали бы.
- Это еще будет впереди.
Краем глаза замечаю, что Таня одинока, никто к ней не подошел. Кончился парад и Ди тащит меня к Марли. Между ними происходит быстрый разговор.
- Что у тебя произошло с Мэрлотом? - спрашивает меня Ди.
- Поговорили. Осыпали друг друга кучей угроз.
- Мне это не нравится. Офицеры исчезли из зала, это очень плохой признак.
- Ты чего-нибудь мне хочешь предложить?
- Лучше бы ты не задирался. Я ведь знаю, что из себя представляет мой брат, пакостей от него теперь не оберешься.

Начались танцы. Первым, как ни странно начался вальс Штрауса, я обхватил гибкое тело принцессы и пошел кружить, как меня учили когда-то в школе девчонки. Ди от удовольствия закрыла глаза.
- Не понимаю, живешь в центре Африки, а танцуешь как в Европе.
- Так я учусь в Англии, в Оксфорде, сейчас лето отпустили на каникулы, от туда и знаю английский...
- Как же ты все быстро успела, уже несколько раз побывала замужем. Это в свои то 20 лет.
Ди улыбается.
- У нас женятся с 14 лет. Правда первый жених был мне назначен королем в 16 лет. Это был такой был маленький, глупенький парень, но зато сын вождя крупного племени. Он пропал внезапно, на третий день после свадьбы. Мы его пол года искали по всей стране, но так и не нашли, Вторично выходила замуж через два года, за сына нашего генерала. Это было в то время, когда я первый раз поехала в Европу учиться. Пока была в Англии, мой суженый так же как первый, исчез...
- Просто мор какой-то.
Вальс закончился. Начался следующий танец. Я все же заметил, что к Тане подошел длинный негр в смокинге и пригласил ее. Сначала шли европейские ритмы, которые постепенно переходили на барабанные. Мы два часа плясали с Ди, она меня ни кому не давала...
Но вот ударил гонг, разгоряченные гости обмахивали себя платками и группировались по своему уровню. Мы тоже организовали свой кружок. Здесь оказалась Таня со своим новым знакомым, наши переводчицы и Марли. Вошел дворецкий и что-то прокричал.
- Сейчас будут пляски посвященные принцессе, - перевела мне Дери.
Слуги стали вносить в зал стулья и кресла. Гости рассаживались вдоль стен. Нам досталось почетное место рядом с троном короля.

Загремели бубны в зал ввалилась группа полуодетых негров с барабанами и факелами... Начались пляски,

Смотрим уже час эту фигню. Танцоры сменяют танцоров, негры одетые, негры раздетые проходят мимо нас в буйных танцах и хороводах.
- Слушай, Ди, не пора ли нам удрать от сюда. Тебе разве не надоело?
- Куда же нам удрать?
- Хотя бы ко мне в комнату, там кутнем или в бассейн.
- А как же празднество? Ведь все это для меня.
- Как хочешь, но все это мне надоело. Если ты не против, я возьму Марли, своих женщин и утащу их в бассейн.
- Король тебе вручил меня, так что не имеешь права бросать одну.
- Ты хочешь, чтобы я тебя унес от сюда?
- Конечно хочу, но только..., пока придется подождать... этикет... гости...
- Тогда погоди, я сейчас...
- Ты куда?
- Пойду найду дворецкого, пусть придумает что-нибудь...
- Но..., - она смотрит на меня и качает головой, - ты ненормальный.

Выскочил через дверь за королевским креслом в коридор.
Напыщенного негра я увидел у окна, он тайком курил черт знает какую то самокрутку с вонючим табаком.
- Эй, приятель,
Негр быстро спрятал самокрутку в рукав.
- Что угодно, господин?
- У принцессы разболелась голова, нельзя ли кончить этот концерт.
- Мне... Я вообще то...
- Иди, иди... скажи, этим... актерам... мол нельзя нарушать королевский распорядок дня и гони их в шею.
Дворецкий ошалело кивнул и пошел в зал. Я решил поискать туалет и только прошел по коридору несколько метров, как дверь впереди меня открылась и появились два офицера. Одного я узнал, это тот лощеный хлыст, что приставал к Тане. Они воинственно двинулись ко мне, держа руки за спиной. Сзади тоже стукнули двери, там тоже появились два офицера, эти не скрывают, держат кортики наготове. Это настоящая западня. Выход только один бить первых, чтобы успеть отбить атаку задних. Я резво направился к лощеному типу. Они поспешили показать свое оружие тоже. Спровоцировал офицеров на выпады и ловко отклоняясь успел перехватить руку одного военного и крутанул ее так, что он покатился под ноги, моему недругу. Тот шарахнулся, отклонил оружие, а я прыгнул и в полете достал кулаком его нос. Мы оба летим на пол. Пока тот от боли жмурится на полу, успеваю вскочить и ногой двинуть ему в висок. Теперь вижу остальных двух вояк, эти уже не столь решительны. Они задержались у стонущего на полу офицера и мнутся, уже ждут моих действий. Я схватил за шиворот и брюки лощеного хлыста и рванув его наверх, бросил тело прямо в этих двоих. Один отскочил, а другой свалился на пол под тяжестью своего приятеля. Я перепрыгиваю через них, но... отпрянувший офицерик оказался резвее, он бросился бежать и... исчез за какой-то дверью. Опасность еще не прошла, тот кто барахтается под телом приятеля, что то злобно шипит. Я его уродую ногами, наконец он затих. Стонущий тип, прекратил издавать звуки, отполз к стене и с ужасом смотрит, как я творю расправу над его товарищами. Но я еще не кончил. Схватил тело лощенного офицера и бросил его в раму окна. Звенят стекла, хрустят деревянные перемычки. В провал окна выбрасываю второго, подхожу к сидящему, тот умоляюще протягивает здоровую руку, но я рванул ее на себя и подхватив офицера, выкидываю в то же окно. Кортики, валяющиеся на полу, вышвыриваю туда же. В туалет мне уже не хочется, иду искать дверь в тронный зал.

- Где ты так долго был? - спрашивает меня Ди.
- Искал дворецкого.
- Он уже давно объявил об окончании бала.
- Я искал туалет.
Она смеется.
- Ну и как, нашел?
- Нет.
- Бедненький. Пошли уж я тебе укажу ближайшее место.
Зал полу пустой, гости расходятся. Я командую, своей группе.
- Пошли девочки в бассейн.
- Но мы же в бальных платьях, - восклицает Марли.
- Ну и что? Скинете там и в воду.
Марли и Ди переглядываются. Таня ничего не понимает.
- Хорошо, пошли, - соглашается Марли.
Только мы собрались идти, как в зал врывается лейтенант Мэрлот с двумя офицерами. Они подходят к нам и тут начинается перепалка между Ди и лейтенантом. Марли, Дери и Салли с напряжением слушают разговор. Возмущенный лейтенант убегает.
- Что произошло? - невинно спрашиваю я.
- Как - будь-то не знаешь, - отвечает Ди, - покалечено три офицера, - мой брат утверждает, что это сделал ты.
- Наверно он прав. Четверо против одного, это подло, мне пришлось их проучить.
Марли и Ди переглядываются.
- A где четвертый? - спрашивает Марли.
- Убежал.
- Ну и наделал ты дел. Мэрлот побежал жаловаться королю.
- Это может плохо для меня кончится?
- Может. Я думаю принцессе сейчас надо тоже пойти к королю и поговорить с ним.
Ди кивает головой.
- Вы идите к бассейну, я попозже подойду.

Теперь мне понятно почему женщины колебались, пойти к бассейну или нет. На них нет купальных принадлежностей. Марли первая задает тон. Она скидывает платье и в чем мать родила, бросается в воду. Дери, а затем Таня следуют ее примеру. Салли медленно раздевается, оглядываясь на меня, наконец вылезает из своих балдахинов и съезжает в воду. Я все же лезу в воду в трусах.

Я, Дери, Марли, валяемся на плитах в тени деревьев. Таня и Салли жарятся на солнце. Меня смущает их нагота, а они хоть бы что. К нам подходит Ди, она прямо в платье шлепается на камни рядом.
- Уф. Напарилась я с этим упрямцем.
Она что-то стала говорить на своем языке моим голым соседкам. Я терпеливо жду. Наконец, Ди, заговорила со мной.
- Папа сегодня оказался в хорошем настроении, он решил наказать брата и отправил его в Тунис.
- Разве он не в армии? Что ему там делать?
- Мэрлот занимает важный пост в Тунисе, он там военный а также от нашего королевства. Поэтому лейтенант так свободно перемещается из страны в страну...
- И доставляет сюда таких ротозеев, как я.
Женщины переглядываются. Ди встала и с трудом стянула платье. Черная принцесса выглядит великолепно, она это понимает и поэтому вертится передо мной как манекенщица.
- Вы уже купались? А я нет. Николай, пойдем со мной, подстрахуй меня в воде.
В бассейне Ди обнимает меня за плечи и прижимается телом.
- Поцелуй меня.
Я ее нежно целую. Потом оторвавшись спрашиваю.
- Ты очень устала?
- Устала от всех тех неожиданных событий, что принес с собой ты.
Краем глаза я замечаю, как волнуется Таня. Она вытянула шею и смотрит на нас. Другие женщины тоже.
- Ты знаешь, Таня очень ревнива, она глаза может выцарапать.
- Не посмеет, да потом, кто ты ей приходишься, не жених, не муж, если только спишь иногда с ней.
- Я ее охранник.
- Она красивая, ее красоту только и охранять.
- Таня больна, у нее рак крови. Ее положение очень скверно, меня отправили сюда с ней, чтобы оказать первую помощь, когда ей будет плохо. Врач сказал, что она проживет три месяца...
Ди отпрянула от меня.
- Почему ты мне раньше не сказал?
- Разве это для тебя так важно?
- Очень.
Она вдруг оторвалась от меня, добралась до бортика бассейна и тут же начала переговоры с Дери и Марли. Марли вскочила и спешно начала натягивать на себя платье, Дери стала ей помогать. Вскоре Марли исчезла с нашего пляжа. Дери опять улеглась на камни, Ди вернулась ко мне и опять обвила шею руками.
- Ты храбрый мужчина, Николай. Таких в нашем королевстве очень ценят. Твои мускулы, сила, завораживают каждую женщину. Я замечаю с какой жадностью смотрит на тебя Дери, Марли, Таня, мои окружающие женщины только и судачат о тебе...
- Ты поешь, словно соловей, но лучше скажи мне, зачем нас заманили сюда?
Она сняла одну руку с моего плеча и пальцем придавила мои губы.
- Тихо. Я потом скажу тебе об этом. И не пытай ни кого из тех, кто тебя окружает, зачем ты здесь. Для них это будет смерть.
- Ого, как серьезно.
- Да. Не будь легкомысленным.
Ди целует меня, а потом разжимает руки и вдруг... нормально легко поплыла на середину бассейна. Ах, хитрушка, притвора, говорила мне вначале встречи, что совсем плохо плавает. Я устремился за ней, но девушка вдруг уходит под воду. Вода прозрачная, я вижу ее фигуру под собой и тут почувствовал, как ее руки сдирают с меня трусы. Ди вынырнула недалеко, победно размахивая трусами, вопль восторга охватил наблюдающих. Между тем, принцесса вышвыривает мою последнюю одежду Дери и подплывает ко мне.
- Ты недоволен?
- Не знаю, как тебе сказать.
- Сегодня мне все можно.
- А завтра?
- Завтра... Мы посмотрим, что будет завтра.
Девушка обхватывает меня руками, мы целуемся и погружаемся на дно бассейна.
Мы еще были в воде, когда прибежала Марли. Она стала подзывать Ди к кромке бассейна. Между ними возник бурный разговор. Принцесса подозвала Дери и Салли и долго гортанные крики неслись над водой. Пока отвлечено внимание, я осторожно вылез и голышом пробрался к Тане, где тут же завалился на камни.
- Ну и лакомка же ты, - замечает Таня, - всех негритяночек охмурил. Тебе что, мало меня?
- Таня, ты одна, особенная, но что я могу поделать, если принцесса королевских кровей хочет чтобы я был сегодня с ней весь день. По их дурацкому этикету, сегодня принцессе все можно, а завтра она опять должна соблюдать их идиотские правила. Вот она пока и пользуется своей свободой.
- Значит она сегодня может затащить тебя в постель и ты ей не сможешь отказать?
- Наверно могу, но чем это обернется для нас, не знаю. Из всей этой истории, могу сказать только одно, нас сюда заманили по какой-то причине и это все мне очень не нравиться. Пока принцесса ограждает нас от всех неприятностей, но если она не будет делать этого, то нам конец.
- Ты говоришь слишком страшные вещи. Я... давно их боюсь, но все же, может сегодня ты придешь ко мне?
- Не знаю, Таня. Постараюсь. Сегодня на меня уже покушались, если не приду, то не беспокойся, значит закрылся в комнате и дрожу.
- Как покушались, когда?
- Во время концерта для принцессы. Разве ты не заметила, как мечутся наши девушки, все время переговариваются и бегают во дворец и обратно, это они пытаются перед королем как то защитить меня.
- Заметила. Салли мне кое что переводит, но не до конца.
- Вот видишь. Потерпи немного, я еще не все узнал, думаю нам надо удрать отсюда, но пока не знаю как.
- А Ди тебе очень нравиться?
- Как сказать, красивая девушка, но уж больно черная.
Таня улыбается.
- Они все как шоколадки.
К нам подходит Ди и садится рядом, совершенно не заботясь, что она голая перед мужчиной.
- Николай, тебе сегодня надо спать у меня. Я боюсь за твою жизнь. Офицеры попытаются отомстить тебе и наверняка придут ночью.
- А Тане ничего не грозит?
- Нет, у нее плохая кровь, ты же сам говорил.
- Причем здесь кровь.
Ди закусила губу.
- Ну... к больным здесь относятся по другому, это "табу" для всех.
- Ничего не понимаю.
- Потом поймешь.
Подходят еще три шоколадки: Дери, Марли и Салли, такие же голые и красивые и садятся рядом с нами.
- Вы не боитесь, что вот вы такие раздетые, красивые находитесь здесь и на вас не будут глазеть из кустов мужчины, - спрашиваю их.
Они все засмеялись.
- Этот бассейн только для женщин, - смеется Марли, - и горе тому, кто к нему из мужчин приблизится.
- Значит горе мне?
Они опять хохочут.
- Конечно горе, - задыхается от смеха Марли, - ты приворожил принцессу, всех нас. Мы теперь тебя растерзаем и будем по нашим законам правы.
- А хороших законов у вас нет?
- Чем этот плох, либо одной, либо никому.
- О чем они там? - нетерпеливо теребит меня за локоть Таня.
- Салли, переведи ей, - прошу я ее переводчицу.
В это время к бассейну подошла негритянка с металлическим чемоданчиком. Она что то забормотала женщинам. Те закивали головой.
- Николай, - говорит Марли, - скажи своей подруге, что пришел врач, ему надо провести анализ крови.
- Ладно. Таня, это пришел врач, взять у тебя кровь на анализ.
- Почему у меня?
- Эти господа хотят тебя полечить.
- Хорошо. Пусть берут.
Таня садится на камни и я опять в смущении, видя как она небрежно раскрыла свою красоту. Здешние женщины своим бесстыдством здорово повлияли на нее. Врачиха села рядом с ней, раскрыла чемоданчик и промыв спиртом сгиб локтя, ловко проколола вену иглой-трубочкой. В пробирку потекла кровь...
Врачиха ушла, а мои дамы разомлели на солнце и лениво посапывают на теплых камнях. В это время ударил гонг. Ди и Марли сразу оторвали головы.
- Это что значит? - спрашиваю их.
- Нас приглашают на обед.
Женщины стали подниматься и одевать свои платья, пришлось и мне натянуть на голое тело брюки, так как трусов нигде найти не мог.

Во дворце мы делимся. Дери отправляется со мной в мои апартаменты, Салли с Таней к себе, а принцесса с Марли пошли на королевский обед.
В номере, Дери как всегда уютно устроилась на диване.
- Можно я пообедаю с тобой? - спрашивает она.
- Конечно. Мне всегда так много всего приносят, что одному явно не съесть. Слушай, Дери, я хочу тебя спросить одну вещь. Ты какую должность занимаешь во дворце?
- Э... Видишь ли. По штату я фрейлина ее величества королевы Бенина, но... королевы давно нет, штат не сокращали и пока я подчиняюсь королю.
- Королева умерла?
- Да. Шесть лет назад. Мне тогда было шестнадцать и я только что была приписана на эту должность...
- Ты за мужем?
- Была. Первый раз в пятнадцать лет, второй - в восемнадцать... У меня даже есть маленькая дочка, она сейчас у бабушки.
- Почему была за мужем? Твои мужья погибли?
- Нет, они пропали. Сначала исчез один, а потом пропал другой.
- Как же так, не мог же человек исчезнуть так просто.
- У нас может...
- Странно. У Ди также?
- Так же.
В двери стучат, я открываю ее и вижу пожилую негритянку с каталкой, на которой полно блюд. Она кланяется, что то говорит и заталкивает тележку в номер, потом перекидывается парой фраз с Дери и толкает каталку к двери в столовую.
- Но судя по твоим разговорам, ты все же успела получить образование, - продолжаю я прерванный разговор.
- Я окончила английский колледж в Бенине. Большинство женщин, обслуживающих этот дворец, от туда, их отбирают по комплекции, росту и стараются, чтобы были более менее симпатичными и... знатных семей. А так... сыновья и дочери видных сановников обычно получают образование в Европе или Америке. Лейтенант Мэрлот, например, окончил училище во Франции, а Ди учится в Англии.
Открывается дверь в столовую и пожилая негритянка перекидывается с Дери несколькими фразами.
- Пошли, она говорит, что все готово.
Дери соскакивает с дивана и первая идет на обед.

Я проглотил какой то суп и теперь небрежно ковыряюсь в салатах.
- Тебе что, не нравиться наша кухня? - вдруг спрашивает она. - Смотри сколько на столе вторых блюд.
- Хотел бы поесть настоящего мяса, но здесь оно какое то необычное розовое без крови, я чего то их не очень...
Дери вздрагивает.
- Где ты видел?
- Да вот..., - я тыкаю пальцем на стол, - в таких закрытых жаровнях.
Дери приподнимается, поспешно поднимает крышки и вдруг растеряно садится на стул. Одна жаровня у нее приоткрыта и крышка в руках. Я заглядываю внутрь, ломтики розового мяса красиво разложены на дне.
- Я про них и говорю.
- Ты прав, это еда не для тебя... ты ее лучше не ешь...
- Почему?
- Ее могут выдержать только негритянские желудки.
- Сегодня мы с Таней приглашены на королевский ужин. Там тоже есть какой-нибудь дурацкий этикет?
Дери кивает головой.
- Есть. Но тебе бесполезно что либо говорить, ты все сделаешь по своему и я этого очень боюсь. Одно тебя прошу, не перечь королю, будь поосторожней...
- Ну вот, опять страхи. Кстати, Ди хотела, чтобы я остался после ужина у нее.
Дери окаменело смотрит в угол.
- Что с тобой?
- Ничего. Я просто боюсь. Тот кто понравился принцессе, обычно долго не живет, эти парни пропадают.
- У вас здесь какие то темные тайны...
- Ты прав.
Дери замкнулась и о чем-то напряженно думает. Конец обеда проходит в молчании. Наконец девушка поднимается из-за стола и подходит ко мне.
- Николай, встань.
Я встаю, Дери смотрит мне в лицо.
- А теперь поцелуй меня.
Она первая идет на встречу, подставляя пухлые губы. Мы долго целуемся, наконец девушка отрывается от меня.
- У меня к тебе просьба, когда вечер кончится и принцесса заснет, осторожно выйди в коридор, я тебя там буду ждать. Хочу чтобы ты узнал, почему тебя заманили сюда... и очень умоляю, никому об этом ни слова, ни намека. Иначе для нас это смерть.
Она пальцем зажимает мои губы, потом отрывает их, прижимается к моей груди и обхватывает руками шею.
- А вдруг Ди не заснет?
- Такого не бывает. Когда нибудь заснет.
- И ты будешь всю это время ждать в коридоре?
- Буду.
- Хорошо, я постараюсь выйти.
Дери еще плотней прижимается ко мне и опять тянется к губам.

Дери ведет меня, как она говорит, в женскую половину дворца. У резной красивой двери она останавливается и начинает стучать. Нам открывает Салли и я в розовой гостиной вижу Таню, одетую в простое облегающее платье, чуть коричневатого цвета..
- Ну как я? - вертится она передо мной.
- Очень хорошо.
- Я готова.
- Тогда пошли.

Дворецкий вводит нас с Таней в большую комнату, посреди которой находится вытянутый длинный стол. За ним по этикету уже сидят приглашенные, видные сановники королевства Бени со своими женами. Короля еще нет. Меня сажают рядом с принцессой, Таню с другой стороны.
- Мы не опоздали? - спрашиваю Ди.
- Нет, - смеется она. - Вы пришли вовремя. Опаздывать должен король.
- А чего это все остальные сидят, будь-то в рот воды набрали и сверлят нас глазами.
- Они редко видят за таким семейным столом белых людей.
- Я им сочувствую.
Ди фыркает. Я оглядываю стол и вижу варенных омаров в зелени трав. Хочу их достать, но принцесса перехватывает мою руку.
- Только не прикасайся к яствам и вину, надо дождаться короля.
- Так он может быть придет поздно...
Но в это время, стучит посох дворецкого и в дверях появляется король. Он неторопливо подходит к своему креслу по центру стола и садится в него. Его величество медленно обводит гостей глазами. На мне он споткнулся, потому что я кивнул ему головой. Ди сжала мою кисть. Король милостиво кивнул мне в ответ. Несколько вышколенных негров из-за спины стали наливать в наши бокалы красную жидкость. Где-то за стеной глухо забили барабаны и чей то грубый голос затянул песню. Тут все задвигались и стали наваливать в свои тарелки, что им приглянулось на столе. Я опять потянулся к омарам.
- Дай мне вон того салата, - просит Ди.
Осторожно кладу ей крупные листья непонятной травы.
- Это что?
- Зелень невест.
- Ага, - сделал я умное лицо, будь то что то понял и все же подцепил себе омара.
Король начал говорить и все затихли. Он минут пять видимо восхвалял свою дочь и наконец поднял бокал. Все выпили. Пойло напоминало отвар можжевельника, насыщенного спиртом. Мне понравилось. Принцесса нагнулась ко мне.
- Поосторожней пей. В этом вине много наркотика. Ты должен быть трезв в эту ночь...
- А что будет этой ночью?
- Увидишь. Не гони время.
Негры, тем временем, опять наполнили бокалы. За столом стало шумно, все заговорили. Проклятый омар не хотел поддаваться разделу на тарелке, только испачкал руки. Я бросил это бесполезное занятие и оглянулся. Большинство гостей следили за мной, а Ди съела свой салат и сидела как мумия.
- Слушай, принцесса, - не вытерпел я. - Честно говоря, ваш ужин мне совсем не нравится.
- А ты возьми что-нибудь другое. Посмотри как твоя подружка налегает на еду.
Действительно, Таня разошлась, она уплетала понемножку все яства со стола, запивала все это удивительным вином, которое ей без конца подливал официант за ее спиной.
- А ты чего сама не ешь?
- Мне по этикету, много есть не положено.
- Чертов этикет...
В это время король что то заговорил на своем языке, обращаясь к Ди. Та стала переводить его речь мне.
- Его величество спрашивает, почему наш гость ничего не ест. На столе много мяса, рыбы, овощей, разве ему не нравиться?
- Передай ему, что я как тот осел, который стоял между двух стогов сена и не мог решить к какому приступить. Здесь же на столе столько яств, что не знаю, за что хвататься.
Ди ухмыльнулась и перевела королю мой ответ.
- Я надеюсь, что осел все же приступит к одному из стогов, а потом съест и другой, - улыбается король.
- К сожалению тот осел умер от голодной смерти, он так и не мог решить проблему с какого стога начинать.
Принцесса открыла рот и поспешно сказала.
- Этого я не буду переводить королю. Это притча?
- Да.
- Ладно, я придумаю, что-нибудь с ответом сама.
Но по роже его величества я понял, что он все же разбирается в английском и усек мой ответ, он отрицательно покачал головой.
- Возьмите мяса, смотрите какое нежное розовое, - поспешно переводит принцесса его обращение ко мне. - Это наше фирменное блюдо..
В столовой наступила тишина. Все наблюдают за мной, а тем временем официант ловко убрал блюдо с недоеденным омаром и на чистую тарелку подложил мне два куска мяса.
- Ваше величество, извините меня, но я мяса не ем, питаюсь только травами...
- Вы чем-нибудь больны?
- Нет. Мне просто необходимы силы, чтобы любить женщин, а в травах этих витаминов, как я считаю, гораздо больше.
Где то фыркнула за столом Марли, Ди скривилась от улыбки, а король хмыкнул.
- Дело ваше. Ешьте тогда траву.
Мясо тут же исчезло с моей тарелки, а принцесса поухаживала за мной, сама быстро положила туда зелень "для невест".
- Ешьте, а то опять вляпаетесь во что-нибудь.
В дальнейшем ужин прошел вяло. После десерта, король ушел, а гости разбрелись по углам. Поддерживая Таню под руки, Марли, Ди и я перебрались в покои принцессы. Похоже Таня впала в транс, она рухнула на кровать и тупо уставилась в потолок.
- Что с ней?
- Много пила, теперь ее мучают галюцинации. Я же говорила, что в вине много наркотиков, - ответила принцесса.
Марли и принцесса заговорили на своем языке. Потом Марли вышла и через некоторое время вернулась в комнату с Салли и Дери. Они поволокли бесчувственное тело Тани за дверь.
- Куда ее?
- В свою комнату.
Ди начала раздеваться, совсем меня не стесняясь. Потом с удивлением посмотрела на меня.
- Ну что же ты? Разве сегодня не мой праздник...
Я поспешно стал скидывать с себя одежду.

Она заснула как ребенок, сжавшись калачиком и подогнув свои коленки к животу. Я подождал еще немного и осторожно поднявшись с кровати, стал искать свою одежду. Как только вышел в чуть освещенный коридор, из-за выступа выплыла фигура в белом. Это Дери. Она прижала палец к губам, взяла меня за руку и повела. Мы спустились по лестнице в подвал, прошли еще коридор и попали в хранилище овощей и фруктов, но она ведет меня дальше и вот еще за одной уже стальной дверью, попали в разделочную мяса. Девушка отпускает меня, зажигает свет, и, подойдя к глухой стене шарит по ней. Стенка вдруг расходится и... меня чуть не стошнило. В небольшом прохладном помещении, обтянутом нержавеющей сталью, на крюках висело три ободранные до костей человеческие фигуры. Дери подталкивает меня к столу у стенки, на нем три головы.

- Не узнаешь? - шепотом спрашивает она, тыкая пальцем в одну из них.
- Нет.
- Это офицер, который при драке струсил и убежал от тебя. Его мясо было сегодня на столе. Наш король людоед, вот почему сюда заманивают таких людей как ты.
- Людоед? О чем ты говоришь?
- О том и говорю. Неужели ты еще ничего не понял?
- Как то в голову не приходит такая мысль. В наш то век...
- Еще раз взгляни на этих несчастных, может до тебя чего-нибудь и дойдет.
Похоже до меня медленно доходит и я ужасаюсь.
- Значит меня тоже должны были съесть?
- Да. Благодари бога, что принцесса задержала этот процесс.
- А эти кто? - я киваю на тела остальных.
- Не знаю. В этом подземелье погибло много людей. Более десятка лет в стране творятся страшные дела, исчезали граждане Бени, иностранцы. Моего первого и второго мужа, мужей принцессы Ди уничтожил этот людоед. Специальные команды бродят по странам и по Африке, ищут женщин, мужчин, детей и всех заманивают или тащат сюда. А дальше... розовое мясо удачно испеченное в духовке и все для короля и его прихлебателей.
- Пошли от сюда, а то меня сейчас стошнит.
Мы выходим из этого жуткого помещения и Дери, потрогав невидимые кнопки в трещинах камня, возвращает стенку на место. Только мы подходим к двери, чтобы выйти из разрубочной, как услыхали шаги нескольких людей и их голоса. Дери спешно выключает свет и в полной темноте тащит меня куда то в сторону. Я несколько раз ударился бедрами и ногами о какие то металлические предметы, наконец девушка останавливается и тянет меня вниз. Присаживаюсь на корточки и тут заскрипели двери и зажегся свет. Мы с Дери притаились за стеллажами и сквозь нижнюю полку я вижу как двое негров одетых в военную форму тащат укутанную в одеяло фигуру. Впереди этой процессии огромный полуголый негр. Он указывает военным на большой разрубочный пень и шипит на них, как змея. Те скидывают одеяло с фигуры и я... обомлел. Это была Марли. Рот ее заклеен скотчем, руки связаны, огромные глаза полны слез и страха. Солдаты ставят ее на колени перед пнем и большой рогаткой придавливают голову к дереву. Полуголый негр идет в нашу сторону. Рядом со стеллажом стальной шкаф, противно скрипят его дверцы и негр достает большой топор, после этого он повернулся к пню. Я все понял, что будет дальше. Выскочил из-за укрытия и разогнавшись всей массой тела обрушился палачу в спину. Тот не ожидал такого налета, не устоял на ногах и пролетел мимо солдат в сторону противоположной стенки помещения. Он здорово на ней распластался и сполз на пол. Одного солдата я сразу уложил ударом в висок, второй, оторвал от Марли рогатку и стал махать ей передо мной. Этого мне удалось поймать легко, я уцепился за кожу ремня рогатки и рванул ее к себе, этот тип прямо свалился мне на грудь, тогда я его развернул и крутанул ремень вокруг шеи. Военный забился в мои руках, но я даванул посильней и он обмяк.
- Николай, - слышу сзади отчаянный вопль Дери.
Инстинкт опасности откинул меня в сторону и вовремя. Топор очухавшегося полураздетого негра с силой опустился на разделочный стол, пробил лист железа и застрял в нем. Этот силач пытался его выдернуть, но я всадил кулак в его печень. Негр охнул, отпустил рукоятку топора и вторым ударом в лицо я откидываю его в сторону. Громила валится на пол, но тут же поднимается и отпрыгивает за стол. Теперь он осторожен и когда я попытался еще достать его физиономию, ловко уклоняется в сторону и вдруг, не смотря на свою массу, он подпрыгивает и наносит мне ответный удар ногой, да так, что я пролетел мимо пня с Марли, зацепился за тело лежащего солдата и рухнул на пол. Вскакиваю и вижу, что палач упустил момент, чтобы меня добить, он раскачивает топор, пытаясь выдернуть его из стола. Рядом со мной полуоткрытый шкаф, из которого как раз и достали этот тип пресловутый топор , я просовываю в него руку и на полке нащупываю массивную рукоятку. Это толстенный тесак для очистки мяса от костей. Все же этот силач выдернул свое оружие из стола и, злобно поглядывая на меня, медленно приближается. Теперь мы оба вооружены и осторожно кружим между столами. Первым не выдерживает негр и обрушивает на меня топор со всего размаха. Я прыгаю в сторону и пытаюсь отбить его оружие в сторону, летят искры, удар был такой, что у меня чуть тесак не вылетел из рук. А этого гада от моего бокового удара по инерции повело в сторону, он сгибается вслед за топором и тогда я сумел локтем двинуть ему в ухо. Негр упал грудью на соседний разрубочный стол. И все же я рассчитал правильно, мой тесак опустился чуть правее, как раз, когда тот пытался ускользнуть именно туда и железо впилось ему в лопатку. Слышен хруст перерубаемых костей и страшный вскрик поверженного. Гигант выпускает из рук свое оружие и, булькая, медленно сползает на пол. Все кончено. Я в изнеможении облокачиваюсь на стол. У шкафа с огромными глазами стоит Дери.
- Дери, посмотри, что с Марли.
Женская фигура не шевелится, она в столбняке. Я тогда бросаю тесак на стол и сам иду к пню. Марли потеряла сознание, она висит как тряпка перегнувшись через деревянную колоду. Я распутываю на ее руках веревки, переворачиваю тело и сдираю пластырь с лица. Потом наношу несколько пощечин. Ресницы затрепетали и глаза распахнулись.
- Николай..., где я?
- Откуда я знаю. Меня сюда привела Дери.
- Дери? А где она?
- Вон стоит у шкафа.
Но Дери уже зашевелилась и подошла к нам.
- Давайте от сюда быстрей уходить, первая смена поваров придет через час.
Марли поднимается и с ужасом смотрит на пол, где лежат три тела.
- Неужели это не сон. Они ведь тебя тоже искали, Дери...
- Меня... О боже мой...
Ее стало колотить.
- Пойдемте, девочки.
Я обхватываю их за плечи и веду как маленьких вон, из этого жуткого места.

В спальне Ди плачь и истерика. Принцесса сидит кровати и раскачивается, слушая рассказы Марли и Дери. Потом как бы про себя говорит.
- Папа сдержал свое слово, в мой день рождения, он никого из вас не тронул...
- Что же нам делать? - дрожит в испуге Дери.
- Бежать, - предлагаю я. - Только вот не знаю как.
Принцесса тоскливо поглядела на меня.
- Я знаю как.
- Так помоги нам.
- Мне самой страшно, меня могут так же разрубить на части, если узнают, что я помогла вам.
- Бежим вместе. Ди, у нас нет времени, ты своим решением сейчас можешь погубить массу народа или спасти их. Разве тебе не жалко Марли, Дери, Салли, Таню, меня, тех радостей, что ты имела в жизни, пожалей наконец себя, что тебя здесь ждет в будущем... бесконечный страх и ужас..., это розовое мясо на столе.
Ди застыла на кровати. Марли и Дери с надеждой смотрят на нее.
- Хорошо, - тихо произнесла принцесса. - Бежим.
- Тогда, надо сюда привести Таню.
Теперь они смотрят на меня как на зачумленного.
- Осталось десять минут до прихода поваров, мы не успеем.
- Успеем. Дери, пойдешь со мной? Покажи дорогу, я до сих пор путаюсь в лабиринтах дворца.
Девушка кивает головой.
- Очень хорошо, а вы собирайтесь. Ди, одевайся и запритесь за нами, никому не открывайте, пока мы не вернемся.

Таня спит и ее мне с трудом удалось раскачать.
- Таня, тихо, надо срочно бежать.
- Зачем?
- Здесь самое страшное место на планете, нас заманили сюда, чтобы убить.
- Не может быть.
- У нас пять минут, быстро одевайся и пошли. Дери помоги ей.
Таня, одуревшая ото сна и наркотика, еле-еле одевается. Наконец мы в коридоре, я почти на себе волоку тело девушки. Дери идет впереди, указывая дорогу, она напряжена до предела и вздрагивает при каждом шорохе, доносившимся из сада через открытые окна.

Марли и Ди наготове. Тане дают нанюхаться какого то порошка, от которого она сразу приходит в себя и теперь трясет головой, пытаясь разобраться, что происходит. Теперь мы цепочкой крадемся по закоулкам дворца, ведет нас принцесса. У поворота в большую залу, Ди останавливается и знаком подзывает меня. Я выглядываю за угол. У королевской двери в спальню стоит солдат в застывшей позе. Оглядываюсь, принцесса рукой проводит по шее. Мне все стало ясно, но как... Вдруг Ди, прижимает палец ко рту и оборачивается к Марли, Тане и Дери, потом берет меня под руку и выводит в зал. Принцесса глупо начинает хихикать и прижиматься ко мне. Солдат сначала напрягается, оглядывается, но видно узнав принцессу, опять тупо смотрит на стену. Мы подходим к нему и тут я подскакиваю к часовому и бью его наотмашь ребром ладони по кадыку. Солдат хрюкнул, схватился рукой за горло и рухнул на пол. Ди шипит и бормочет на своем языке в сторону основной вашей команды. Дери, Марли и Таня подбегают к нам. Принцесса осторожно открывает дверь в королевскую спальню и знаком показывает идти за ней.
В спальне слабый свет от невидимых на потолке голубых светильников. На огромной кровати посапывает его величество. Ди подходит к большому настенному зеркалу и нажимает невидимую на стене кнопку. Зеркало бесшумно отходит и мы видим вход в большой темный туннель. Принцесса знаками показывает - туда. Марли первая пролезает в него... Последней уходит Ди, стеклянная дверь тайника закрывается за нами. Здесь темно и только звук капающей воды, ужасно отдается в ушах. Вдруг вспыхнул луч фонарика. Это запасливая принцесса освещает эти жуткие катакомбы. Пучок света охватывает своды и стены. Это самое неприятное путешествие, хорошо хоть потолки высокие, а так... мы бесконечно задеваем стены или умышленно их касаемся, чтобы не потерять нить дороги. Лицо и одежда покрываются паутиной и невозможно ее быстро снять, надо спешить, чтобы не потерять время. Господи, как мы долго идем, мне кажется, что прошло минут двадцать, слышны лишь только гулкие шаги, шарканье и где то все время... кап-кап... Вдруг проводник остановилась и мы, как слепые котята, стали ударяться друг о друга. Слышен скрип петель и неожиданно свет ударил по глазам. Я долго приходил в себя пока не различил контуры помещения, в котором находились две легковых машины и микроавтобус по центру. Все уже очухались и очищали свои головы и одежду от паутины.
- Где мы? - спросил я.
- В гараже, - ответила Ди. - Если в стране вдруг возникнут волнения, король может воспользоваться этим подземным ходом. Ты умеешь управлять машиной? Там под козырьком ключ.
Ключ действительно на месте. Я завел машину с пол-оборота. В это время Ди вместе с Марли, сняв задвижки, пытаются распахнуть тяжелые двери. С воем и скрипом они раздвигаются и моему обзору представились коттеджи в уютных садиках, впитывающие только что выползающее из-за горизонта ядовито желтое солнце. Моя женская команда заползает в машину и мы трогаемся. Рядом со мной сидит принцесса.
- Куда едем? - спрашиваю ее.
- Поезжай куда хочешь. Если на север, то лучше в Тунис или Египет.

Королевство Бени не имеет пограничных столбов, мы промчались через город, несколько поселений, выскочили на шоссе среди бесконечной и жаркой пустыни и помчались на север.

Запасливый король сохранил в машине неприкосновенный запас бензина, еды, воды и денег. Наш микроавтобус за сутки промчался через всю пустыню и очутился на территории Туниса. Переспали в каком то худосочном отеле ближайшего городка и на следующий день еще через четыре часа добрались до столицы.
- Куда бы нам теперь...? - тоскливо спрашивает Ди.
- Сначала в Английское посольство.
- Зачем?
- Надо всему миру рассказать, что творит твой папаша.
- Но...
Ди больше ни сказала ничего.

В посольство нас не хотели пропускать и я долго доказывал клеркам, что перед ними принцесса Бени и требуется конфиденциальная встреча с послом. Наконец нас все же согласился принять первый секретарь, невзрачный молодой человек. Всех собрали в маленьком зале и мы наперебой стали ему рассказывать о людоедстве в королевстве Бени. Секретарь не верил, он все уточнял, переспрашивал. Потом просил подождать и через два часа уже в присутствии большого состава джентльменов, мы повторили все снова. Потом нас, кроме Тани, растащили по разным столам и заставили каждого подробно написать обо всем, что случилось. Таня же ничего не понимала в последних событиях и люди допрашивающие нас, быстро убедились в ее полной неосведомленности ни в чем. Она за все это время так и просидела в соседнем с посольством бистро...
Только к вечеру, мы освободились и посольство устроило нас в неплохой гостинице, распихав по разным номерам.

Разбудил меня стук в дверь. Я открыл ее и увидел принцессу. Она была одета по дорожному и с чемоданом в руках.
- Я пришла простится с тобой, Николай.
- Зайди сначала в номер, я переоденусь и ты объяснишь мне все.
Она послушно вошла в холл и свалилась в кресло. Я переодевался.
- Ко мне ночью приходили представители посольства моего королевства..., - вдруг заговорила Ди.
- Они тебя уговаривали вернуться?
- Нет, они просили, чтобы я отказалась от своих показаний.
- Оперативно работают ребята. Мы только вчера все рассказали англичанам, а сегодня уже задвигалось посольство.
- Везде есть продажные люди.
- Так что ты решила?
- Я решила сбежать от сюда, уезжаю в Англию. Скоро кончатся каникулы и мне пора приступать к занятиям.
- Но осталось еще пол месяца.
- Мне здесь оставаться нельзя.
- Это угрожали представители вашего посольства?
- Нет. Я просто знаю своего милого братца, который здесь работает атташе, он поспешит расправиться со мной.
Я уже оделся и только собирался присесть напротив Ди, как в дверь постучали.
- Это наверно Таня или Марли...
Чуть приоткрываю дверь и тут страшный удар створкой в лоб, откидывает меня к стенке. В комнату врывается разъяренный Мэрдок с пистолетом в руке.
- Вот ты где, дрянь. Со своим любовником... Пристрелю, гадина.
- Мэрдок, стой...
Тут они переходят на свой язык, а я прихожу в себя. Вскакиваю и только делаю шаг к лейтенанту, как тот резко поворачивается и пистолет, почти упирается мне в живот.
- Не шевелись, скотина, вот ты где? - рычит он. - Ну-ка иди к ней. Становитесь рядом, мне так удобно видеть вас вдвоем. Все таки добрался я до тебя. Давно хотел, жаль только, что насладится твоим жаркое не придется, но зато пуля в лоб будет для меня тоже хорошим подарком.
Ствол нацелен на мой лоб, но он не успел нажать на собачку пистолета. За его спиной возникла женская фигура, раздался звон битого стекла, Мэрдок вскрикнул от боли и развернулся. Сзади его стояла Марли с разбитой бутылкой в руке.
- И ты... сучка, туда же, - хрипит лейтенант.
Я не стал искушать свою судьбу дальше и треснул лейтенанта по затылку кулаком. Лейтенант как то боком рухнул к ногам девушки. Ди облегченно вздохнула.
- Марли, ты как никогда вовремя.
- Я услышала в своем номере шум и ругательства за дверью. Осторожно выглянула, а это ваш брат в коридоре размахивал пистолетом и ломился к вам. Потом все же ворвался в номер и, побыв там немного, выскочил и стал стучаться во все двери подряд, пока не оказался здесь. Вот я и взяла какую то бутылку со стола, пошла за ним...
- Ты умница.
Ди подошла к Марли и поцеловала ее в щеку.
- Неужели твой братец тоже любит человеческое мясо? - спрашиваю я принцессу.
- Любит. Папаша приучил.
Этот тип похоже пришел в себя и зашевелился. Я успел заметить, как ожил пистолет в руке этого мерзавца и ствол медленно стал подниматься вверх.
- Осторожней, Ди.
Я буквально рухнул на принцессу, свалил ее на пол и тут раздался выстрел.
- Ах ты, падаль.
Вскакиваю и ударом ноги в висок успокаиваю офицера и видно не рассчитал свою силу, кость головы негра оказалось буквально смята внутрь, похоже Мэрдок от такого удара затих навечно. Но тут неожиданно падает рядом на спину и Марли. Глаза ее открыты и тупо глядят в потолок, а на груди расплывается красное пятно.
- Марли, Марли... Ты слышишь меня?
Трясу тело девушки, но...
- Николай, она погибла... Этот, мерзавец, все же попал в нее.
Принцесса уже поднялась и с тоской смотрит на свою подругу.
В номер постепенно набиваются люди. Здесь появилась прислуга, администратор, полиция, показалась Таня.
- Коля, что здесь произошло? Марли? Господи, что с ней?
Полицейский выталкивает ее за дверь.

События в гостинице попали в средства массовой информации, но дотошные журналисты узнали про нас все... и газеты всего мира запестрели заголовками о жутком короле - людоеде. Ди, естественно, никуда не ухала, дожидаясь, пока следствие не закончит свою работу по убийству Марли и Мэрдока.. В это время в Каире состоялся конгресс африканских государств и мы узнали из газет, что король Бени арестован там и отвезен в одну из тюрем Европы.

И все же я расстаюсь с принцессой, но она едет не в Англию, она едет в свое королевство принимать освободившийся престол. Ди сидит у меня в номере на кровати и заплетает одну из многочисленных косичек на голове.
- Вот и все, Николай, в моем королевстве ты пробыл три дня, а перевернул мне всю жизнь.
- Прости, я не хотел.
Она смеется.
- Не прощу. А может все таки поедешь со мной. Я тебя сделаю первым министром. Будешь Галантом королевы.
- Зачем тебе осложнять жизнь. Твои офицеры быстро совершат переворот, а народу объяснят, что спуталась с белым человеком и забыла национальные обычаи.
При слове "офицеры", она нахмурилась.
- Может ты и прав, опереться мне пока не на кого, а ослаблять свои позиции нельзя... У меня пока два союзника, это Дери..., да штыки английских солдат.
- Но это уже что то.
- Конечно, но пойми, какой я руководитель страны. Я женщина, симпатичная, тоскующая по семейной жизни женщина. Я даже не знаю с чего мне начать.
- Начни с уничтожения потайной комнаты для разделки людей и указа - за людоедство - смертная казнь.
- Так и сделаю, - она кивает головой. - Вот видишь, как нужен умный советник.
В двери стучат. Это Дери. Она одета в простенькое платье с шляпой на голове.
- Ваше величество, - почтительно говорит она Ди, - вещи собраны, машина в аэропорт подана.
- Да, мне уже пора. Прощай, Николай.
Ди соскакивает с кровати подходит ко мне и крепко целует в губы.
- Если вздумаешь когда-нибудь приехать к нам в королевство, ты будешь у меня самым почетным гостем...
- Спасибо, Ди.
- Пошли, Дери.
Теперь уже ее величество не оглядываясь идет к двери. Дери заметалась, она глядит ей в спину, смотрит на меня и вдруг бросается мне на грудь.
- Николай, как же так, Николай.
Она безумно целует мне все лицо, на ее глазах огромные слезы.
- Дери, где ты? - слышится где то в коридорах голос Ди.
Она вдруг отталкивает меня и с воем вылетает из номера.
- Прощай, - раздался ее последний вскрик.

Я посидел немного и отправился в номер Тани. Она только что выбралась из ванны и голышом сидела перед зеркалом, наводя макияж.
- Это ты? Проводил своих туземочек? - спросила она, не отрываясь от зеркала.
- Проводил.
- Ди тоже у меня была, она прощалась со мной, правда я ничего не поняла, что там принцесса говорила, но напоследок она оставила мне коробочку. Посмотри, она там на столе.
На столе длинная черная коробочка. Я открываю ее и зажмуриваю глаза от переливов света. Прекрасное колье из алмазов лежало на бархатной основе.
- Ну как? - слышится голос Тани.
- Это поистине, царский подарок.
- Я тоже так думаю. Давай махнем сейчас в какой-нибудь ресторан, я это колье одену.
- Хорошо. Через сколько к тебе зайти?
- Через час.

Это было самое лучшее заведение в Тунисе. Шикарные наряды дам и строго черные костюмы мужчин заполнили светлое зало, набитое хрусталем, позолотой и зеркалами. Мы с Таней уместились за столиком в мягких креслах. Юркий официант обслуживал нас и за несколько минут сервировал по заказу стол. Таня ковырялась вилкой в салате, запивала все легким вином и болтала. Ее просто прорвало, от всех последних событий.
- Здесь кормят похуже, - говорила она. - Вот там во дворце, действительно кормили по-королевски. Представляешь, мне приносили штук двадцать мисок, прикрытых крышками. А в них..., что только не было в них... и рыба жареная, тушеная, крабы, а мясо то сколько.
Я насторожился.
- И ты все пробовала?
- Конечно. Мне особенно понравилось такое розовое мясо, кусочками... Необычное мясо, такое сладкое - сладкое, нежное - нежное. Умеют же все таки негры делать... Что же это было интересно? На молодого теленочка не похоже, что то необычное...
У меня сразу пропал аппетит и чтобы отвлечься, я внимательно оглядел ближайшие столики и тут вздрогнул. Напротив, в компании двух арабов сидела... Мэри. Та самая Мэри, которая играла не последнюю роль по заманиваю нас в Бени.
- Таня, здесь Мэри.
- Какая Мэри? А... та самая, что возила нас в Бизерту. Мне она понравилась, хорошая женщина. Где она?
- За твоей спиной, но ты лучше не оборачивайся, я сейчас к ней пойду и приглашу ее сюда.
- Давай.

Мэри сразу увидела меня и ее лицо исказилось от страха.
- Здравствуй, Мэри.
- Привет.
- Не могла бы ты на пару минут отвлечься от этой компании и поговорить со мной?
Ее партнеры оглядели меня и вопросительно поглядели на Мэри. Та им что то ответила, потом обратилась уже ко мне.
- Я... не могу, у нас сейчас деловая встреча.
- Лучше пошли со мной, иначе я сдам тебя полиции за организацию похищения людей для короля людоеда.
- Не было этого...
- Не шуми, ты теряешь время. Полиция всех стран сейчас ловит тех, кто помогал преступнику в этом ужасном деле. Мне поверят сразу, я один из свидетелей. Лучше пошли со мной, это не надолго, две минуты не больше.
Мэри стала объясняться с арабами, потом поднялась из-за стола и послушно пошла за мной.
Таня встретила ее ласково и сразу потрясла за кисть руки. Я посадил Мэри рядом со мной.
- Я ведь хочу от тебя только узнать некоторые вещи. Где Шаврин?
- Не знаю.
- А точнее.
- Его заманили в королевство Бенин, где и...
- Съели?
- Похоже так.
- Ты участвовала в этом деле?
- Ты только не подумай... Я не знала, что похищают людей для короля - людоеда. Об этом я позже узнала из газет и телевидения. Мэрдок мне говорил, что похищает людей для выкупа. Деньги мне давал большие. Шаврин до женщин был охочь, его на этом и подловили. Усыпили за столом и отправили в грузовике в Бени. Ты тогда мне очень понравился и я хотела тебя предупредить, но... Мэрдок пригрозил, что убьет.
- Все с тобой ясно, а теперь катись от сюда.
- Что?
- Катись, говорю, иначе за себя не ручаюсь, всю изуродую...
Мэри послушно встала и пошла к своему столику.
- Что ты ей наговорил? - спросила Таня.
- Я сказал, что она мерзавка.
- Мэри? Она очень милая женщина...
- Милая? Да это гадина еще та. Это она нам организовала эту поездку в Бени...
- Ну и что? Мне там понравилось.
Я почувствовал, что Тане бесполезно что то доказывать. Она как слепой котенок, кроме миски и постели ничего не видела. Не дай бог рассказать ей, что розовые куски мяса, что ей понравились, это человечина.

В Тунисе мы проболтались до первого сентября и стали собираться домой. Перед самым отлетом я уговорил Таню сходить в Христианский госпиталь для анализа крови. Полненькая сестра выдала мне бумажку анализа.
- Вот возьмите.
- А что здесь написано?
- Сколько лейкоцитов, белков...
- Что-нибудь есть опасное?
- Ничего, все в порядке.
- Не может быть. Можно поговорить с вашим врачом.
- Пожалуйста, - она пожала плечами.
Пожилой доктор внимательно выслушал меня. Я рассказал ему чем была Таня больна и где мы были, как попали к королю людоеду.

- Я слышал эту историю. Говорите, она ела человеческое мясо? Это интересно. У меня как раз один парень занимается подобными вопросами. Так вот, он тоже подошел к мысли, что белок другого здорового человека, попав в организм больного, вызывает ответную реакцию на кровяные тельца. Если это так, то ваша подопечная похоже действительно вылечилась. На всякий случай, пусть она еще раз сдаст свою кровь на анализ.
- Но у нее кроме заболевания крови, еще была больная печень.
- Да говорю вам, ничего нет. Идите не теряйте время, я сам заинтересован в этом случае.
Опять иду уговаривать Таню, обманывая ее, что первый анализ запороли. Она сдала кровь второй раз и тоже... ничего.
- Вам повезло, - говорил мне напоследок доктор, - в том, что король любил парное мясо, этим он сохранил много полезных веществ, которые и помогли больной. Отправляйтесь домой и больше не болейте.
- Спасибо, доктор.

Опять родина. Таня волнуется, подъезжая к дому. Ворота закрыты и мне долго пришлось кричать и нажимать кнопку звонка, до тех пор, пока порадная дверь не открылась и к нам вышла Вера.
- Татьяна Максимовна? Николай?
Она с изумлением смотрит на нас.
- Открывай двери. Чего это там охрана не шевелится?
- Так ведь... Вы что? Только что приехали?
- Да.
Вера отпирает ворота и мы проходим к коттеджу.
- А где хозяин, Галина Ивановна, дети? - удивляюсь я.
- Так никого нет.
- Как это так нет? - удивляется Таня.
- Разве вы ничего не знаете?
- Нет, конечно.
- Коттедж должны продать.
Она видит, что мы в полном недоумении.
- Что-нибудь произошло? - взволновалась Таня. - Не томи. Что с мамой и другими?
- Ничего, Татьяна Максимовна. Все живы и здоровы. Вы проходите в дом, я вам все расскажу.
В холле, комнатах тихо и заброшено. Поубавилось мебели, на оставшуюся натянуты чехлы или набросаны газеты. Татьяна плюхается на диван, где обычно раньше дежурил я.
- Рассказывай, - требовательно говорит она Верке.
- Так чего говорить то. Максим Петровичу не повезло. Конкуренты его раздели, фирму ограбили. Вот и пришлось, продать машины, кой какую мебель, вещи, теперь коттедж. А Галина Ивановна вместе с детьми уехала к маме.
- Веселенькое дело. Значит мы нищие...
- Как вам сказать, наверное.
- Сегодня приедут покупатели дома? - спросил я.
- Обещали. Вот я жду.
- А за сколько собираются купить, ты не слыхала?
- Сто тысяч баксов.
- Дешево конечно. А жаль дом.
- Коля, - поворачивает ко мне голову Таня, - а сколько строит колье принцессы, как ты думаешь?
- Не знаю, но очень много, больше ста тысяч наверняка.
На улице засигналила машина.
- Это наверно покупатели,
Верка бросается на улицу.
- Ты что задумала? - спрашиваю Таню.
- Куплю этот дом и буду в нем жить.
- А налоги, квартплата...
- Наверно и на остальное денег хватит.
Я пожимаю плечами.
- Смотри сама.
В холле появляется несколько мужчин и женщина. Ведет эту группу... Сеня Шуллер.
- И так, - начал он, остановившись перед всеми и совсем не обращая на нас внимания, - мы вам продаем почти по дешевке, такое замечательное теплое творение...
- Господин Шуллер, - останавливаю его я, - этот дом уже куплен.
Сеня подпрыгнул и развернулся к нам.
- Вы кто, простите. Постойте, постойте, вы дочь Максим Петровича, а вот вас, впрочем я вас действительно здесь видел. Что значит дом куплен, мне доверено продать его...
- Он не продается. Татьяна Максимовна, как одна из владелец этого дома, согласна внести деньги в долг отца.
- Вот как? А вы знаете сколько это?
- Нет. А сколько?
Сеня делает умное лицо и вид, что мысленно считает.
- Около ста тысяч долларов.
- Нет проблем.
У парня отвисает нижняя челюсть..
- Извините, господа, - обращается к ним Сеня, - сделка срывается. Я не могу пойти против воли продавца.
Он забегает к двери на улицу, услужливо ее открывает и выпроваживает непрошеных гостей. После этого возвращается к нам.
- Где вы ненормальные возьмете такие деньги? Если бы Максим Петрович имел их в наличии, у него сразу же бы поправились дела.
- Господин Шуллер, вы в камешках разбираетесь?
Сеня заволновался.
- В алмазах что ли? То-то я почувствовал в вас такую уверенность... Да, кое что смыслю.
- Таня, покажи.
Таня поднимает ближайший чемодан и вытаскивает из нее черную коробочку, потом бросает ее на диван и прихлопывает ладонью в тот момент, когда Сеня попытался ее взять.
- Стоп. Здесь не сто тысяч, здесь больше миллиона, поэтому прошу поосторожней.
Теперь этот тип медленно забирает коробку, вскрывает ее и я вижу на его лице блеск алмазов. Похоже он окаменел.
- Как же это? - через некоторое время выдавил он. - Откуда у вас?
- Это подарок принцессы государства Бени, - сурово говорю я.
Сеня падает на диван рядом с Таней и его прошибает пот.
- Мать твою, первый раз такое вижу.
- Господин Шуллер, гоните сдачу, - требовательно обращаюсь к нему.
- Ребята, денег у меня таких нет, но... поехали со мной. У одного человека есть наличные...
- Это случайно не у Гарри?
Сеня подпрыгнул и уставился на меня.
- А ты от куда знаешь?
- Я же работал с Максим Петровичем и кое что слышал.
- Вспомнил. Ты был его охранником.
- Точно.
- Да, надо ехать к нему. Только у него наличные.
- Прекрасно. Поехали.
- Я с вами, - заявляет Таня.
- Хорошо. Только я ему сейчас позвоню.
Сеня вытаскивает из кармана телефон, уходит в угол холла и долго переговаривается с невидимым собеседником, потом возвращается к нам.
- Поехали, он ждет.

Дом Гарри старой купеческой постройки. Мы стоит посреди комнаты - палаты с навесными потолками, окруженные охраной из четырех человек. За большим столом сидит лысый, толстый человек и вопросительно смотрит на нас.
- Вот про них я и говорил, - Сеня показывает на нас рукой.
- Ты вы дочь Максима Петровича? - сразу спрашивает лысый.
- Да, это я.
- И что вы мне хотите предложить?
- Одну дорогую вещь, только я не знаю по карману ли она вам.
Лысый усмехается.
- Вы мне сначала покажите, а я уж сам разберусь в своих деньгах.
Таня кивает мне.
- Покажи.
Я вытаскиваю из кармана коробочку, вызвав этим жестом озабоченность охраны, и подаю ее лысому. Он осторожно ее открывает, долго рассматривает, потом спрашивает.
- Откуда эта вещь у вас?
- Мне ее подарила принцесса, вернее теперь уже королева государства Бени.
- Очень дорогой подарок. За что же такие почести?
- Это не я, это все Николай, - она кивает на меня.
- За что? - уже сурово спрашивает этот тип меня.
- Мы помогли ей взойти на трон.
- Да. Хм... Странно все это, но мы проверим.
В это время стукнула дверь и в комнату вкатился старичок.
- Вызывали Григорий Давыдович?
- Вызывал. Посмотри-ка здесь на одну вещичку. Вот эти друзья, - кивает на нас, - привезли ее из-за границы.
Он передает коробку вновь прибывшему, тот усаживается в кресло рядом со столом, достает из кармана лупу и начинает изучать содержимое коробки. Все молчат и ждут. Наконец старичок запихивает лупу обратно в карман.
- Вещь подлинная. По каталогам, как я помню, значится как ожерелье царицы Савской. Принадлежала королю Бени, есть такое государство в Африке.
- Сколько стоит? - сразу спрашивает лысый.
Старичок вытаскивает ручку и пишет на клочке бумаги цифры, потом протягивает хозяину, тот покачал головой и посмотрел на нас.
- Значит так. Долги Максима Петровича войдут в эту сумму, дом также, плюс к этому вы получите свой миллион долларов. Согласны?
- Согласна? - ответила не раздумывая Таня.
- Только, все чтобы было оформлено, как положено. Все бумаги вместе с деньгами на стол, - продолжил я.
- Естественно. Сеня, гони сюда купчие на стол, а я здесь..., Колыванов, лови, - хозяин кидает ключи одному из охранников, - открой сейф, там на верхней полке толстая папка с надписью АО "Алмаз", а ниже черный чемоданчик, принеси все сюда.
Парень уходит и минут через пять возвращается с папкой и чемоданчиком.
- Принес. Вот ключи, Григорий Давыдович.
- Ага. Вот, смотрите, - он кивает мне.
Я подошел к столу, вскрыл чемоданчик посмотрел и пересчитал пачки денег. Кукол вроде нет и доллары похоже с защитой. Потом заглянул в папку. Здесь все счета и долги фирмы Максим Петровича, Сеня подсовывает мне документы на коттедж.
- Вроде все на месте. Мы тогда пойдем...
- Постойте, - это уже хозяин с поганой ухмылкой на лице. - А вы не боитесь, что мы вас здесь закопаем или у вас все отнимут по дороге.
- Не боимся. Мы не сказали вам главного, что находимся под опекой интерпола до тех пор, пока не пройдем как свидетели по делу короля королевства Бени. Поэтому куда вошли, откуда выйдем, все это давно взято под контроль.
- Вот как. Колыванов, посмотри округу.
Охранник кивает головой и уходит. Через две минуты возвращается встревоженный.
- Григорий Давыдович, какая то подозрительная машина стоит в тридцати метрах от дома, на той стороне.
Все молчат. Я забираю чемодан, папку и иду к выходу. Таня тащится за мной.
Честно говоря, я блефовал, что то говоря об интерполе. Я действительно свидетель, но ни о какой опеке, естественно, речи быть не могло.

Я просыпаюсь от гудка машины. Уже утро и свет ворвался в комнату. Рядом посапывает Таня.
- Таня, кто то приехал?
- Сходи посмотри, - сонно говорит она.
Спешно одеваюсь и иду вниз. У ворот стоит Фольцваген, из окошка выглядывает Галина Петровна.
- Николай, чего так долго? Открывай ворота.
Машина подъезжает к парадной и сначала, из нее, как горох, сыпятся дети. Я открываю переднюю дверцу, сама Галина Петровна важно выходит наружу.
- Очень приятно тебя видеть, Николай.
- Да, Галина Петровна. Здравствуйте.
Она кивает головой и оглядывается по сторонам.
- Боже, какое запущение. Надо опять приводить все в порядок.
Феликс и Лиза уже удрали в дом. Открывается другая дверца машины и появляется сам хозяин.
- Привет, Николай.
- Здравствуйте, Максим Петрович
- Захвати вещи, они в багажнике.
Он, с видом барина, отправился к парадной двери. Мы остались вдвоем с хозяйкой.
- Как, Таня? - спрашивает она.
- Все в порядке, вы ее сейчас увидите.
- Что значит в порядке. Вы у врачей были?
- Были. Она здорова.
- Так...
Хозяйка задумалась.
- Откуда у моей дочери столько денег?
- Она понравилась королеве одного маленького государства в Африке
и та на прощание наградила ее.
- Ты с ней спал?
- Я и сейчас сплю.
- Так.
Галина Петровна сжала губы и пошла в дом.

В доме опять бедлам, но я не знаю куда себя деть. Опять сел в холле на свой излюбленный диван. Неожиданно слышу сверху голос Максим Петровича.
- Николай, зайди ко мне в кабинет.
Хозяин сидит за своим столом и небрежно мне указывает на против.
- Я много чего знаю, так что спрошу основное. Куда ты дел письмо к Шаврину?
- Вот оно, - я из внутреннего кармана выбрасываю конверт на стол и с ним кучу карточек. - Это все, что вы мне давали.
- Что с Шавриным?
- Он погиб.
- Понятно. Я вызвал тебя еще вот зачем. К сожалению, мы в охраннике дома сейчас не нуждаемся и я тебя увольняю. Свои деньги получишь в моем офисе.
- Вы меня выгоняете отсюда?
- Ты правильно понял.
- А как же Таня? Ее спросили?
- С дочкой все проще. Она выздоровела и теперь должна окончить институт, а потом выйти за муж. Все те шалости, что были в ее жизни, вскоре пройдут и все забудется. И потом, в нашем контракте есть пункты о том, что должен и недолжен делать охранник, так там как раз есть одна строчка, которая в принципе решает все наши проблемы. Это, вопрос взаимоотношения с семьей нанимателя. Пока ты нарушил все заповеди, но я на это закрываю глаза и не поднимаю шума, ты просто тихо уйдешь.
- Хорошо, я ухожу. Мне можно простится с Таней?
- Зачем. Уже все ясно. Прощай.
Я вышел из кабинета и поперся в холл. Где то шумят дети, на кухне жарятся котлеты и слышен голос Галины........ Из соседней двери вышла Верка, она подошла ко мне и положила руки на плечи.
- Значит тебя увольняют?
- Уже уволили.
- Может перейдешь жить ко мне?
- Нет. Я лучше в свою каморку.
- А жаль.
Верка обняла меня и поцеловала.
- Прощай, Коля.

Как неприятно просыпаться в тишине. Я встаю, привожу себя в порядок, завтракаю и теперь не знаю куда себя деть. В бывшей охранной конторе, со мной не пожелали говорить, куда не сунусь, веде одно и тоже - не нужен, нет мест. В двери комнатушки кто то поскребся. Я открываю и обалдеваю. Передо мной Таня с большими чемоданами в руках.
- Чего стоишь как пень, возьми чемоданы.
- Ты чего?
- Я приехала к тебе.
Она бросила вещи на пороге, оглядела комнатку.
- Ну что же, начнем с этого...
- Ты с ума сошла.
- Ничего не сошла. Я с собой взяла все деньги, что нам передал Гарри. Все таки жить то и учиться нам на что то надо...

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.