Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 1996 г. Юмористическая повесть о необычном учебном заведении.

Курсы повышения квалификации или слюнявая собачка Пати

Боже, как хочется в туалет. Моя паршивая машина еле-еле ползет возле тротуара и я взглядом выискиваю необходимое заведение. Заветная буква мелькнула на грязной двери. Скрипят тормоза и я тут же посылаю проклятия всему городу и прежде всего мэру. Ниже буквы лоскут бумаги с надписью "ремонт". Опять продвигаюсь вперед и вот они, две двери, щедро отделанные под орех. Под буквой "М", металлизированная надпись "Туалет платный. Вход 10000 рублей". Еще ниже лоскут бумаги с типографским текстом. "Производится набор на платные трех недельные курсы повышения квалификации торговых работников. По окончании курсов выдается сертификат международного значения с правом работать во всех странах мира и СНГ. Начало занятий с 1 Апреля. Плата 700000 рублей, куда обеды не входят." Ниже телефоны, нарезанные лоскутками. Отрываю телефон и толкаю дверь. Господи, кругом хрусталь и зеркала. Да я попал во дворец.

Скрипнули тормоза и у моего "Москвича" остановился красавец "БМВ". Из него выползло прекрасное создание в черных очках.
- Здесь повышение квалификации?
- Чего? - поспешно спросил Борис.
- Вы тоже на обучение?
- Обучение? Ах вы про это? Ага.
- Тогда помогите вытащить мне пса из машины. Одного его дома оставлять нельзя, так пришлось взять с собой.
- А почему нельзя? - спросил Боря.
- Он же еще маленький, ему только десять месяцев. Но эта псина уже научилась открывать холодильник и жрет все подряд вместе с вакуумной упаковкой. А недавно она стала разгрызать консервные банки и научилась открывать бутылки...
Она открывает заднюю дверь и мы видим развалившееся во все заднее сидение безобразное чудовище, типа сенбернара, или черт знает еще чего. Из его открытой пасти вытекает слюна и заливает кожу покрытия.
- Пати, выходи...
Собака чуть склонила голову и внимательно смотрит на хозяйку.
- Если ты сейчас не выйдешь, я попрошу этих молодых людей вытащить тебя.
Теперь псина увидела нас, приподнялась и уперлась спиной в потолок машины.
- Мальчики, берите его за ошейник и тащите сюда.
Мы не шевелимся.
- Да, вы не бойтесь, он почти не кусается.
- Кто? - удивился Боря, посмотрев почему-то на меня. - А...
До него доходит, что такие собаки иногда не кусаются.
Боря отважно подходит к псу, склоняется, пытаясь влезть своей огромной фигурой в автомобиль, чтобы дотянуться до ошейника и тут собака лижет его в лицо, оставив на подбородке сосульки слюней. Он отскакивает от машины, чуть не срывая дверцу с петель и трет лицо рукой, размазывая слюни по щекам.
- Пати, как тебе нестыдно. Вот так всегда, нет твердой мужской руки, а что я могу женщина сделать с этим мерзавцем.
Пати приподнимает одну бровь и укоризненно смотрит на хозяйку.
- Ну а вы чего стоите, - обращается она теперь ко мне, - выдерните его от туда, не могу же я целый день уговаривать эту скотину выползти на улицу.
Эта скотина с возмущением мотнула головой, разбрызгивая слюни во все стороны.
- Пати! Ко-о мне-е-е! - рявкаю я.
Хозяйка собаки хватается за грудь и закатывает глаза, а Боря от неожиданности пятятся назад. Цвет глаз собаки меняется, приобретая тупое выражение и она послушно выпрыгивает из машины и подходит ко мне.
- К ноге!
Теперь собака лениво делает круг почета вокруг меня и останавливается с левой руки.
- Ой как вы меня напугали. Надо же, - всплескивает руками женщина, - а я-то думала, что ни хрена эта псина не может...
Пати еще раз укоризненно посмотрел на нее.
- Так куда идти? - продолжает она
- Вон туда.
Боря услужливо тыкает грязным пальцем на стеклянную стенку здания, невдалеке от нашей стоянки. Мы запираем машины и трогаемся к проходной.
- Пати, за мной, - командую я.
Собака послушно плетется рядом, оставляя за собой дорожку из слюней.
- Кстати, меня звать Люси, а вас как, мальчики?
- Меня, Боря, - поспешно говорит мой огромный товарищ, - а его Слава.
Он опять тыкает грязным пальцем со сломанным ногтем, но уже другой руки, в меня.
- Слава богу, что я нарвалась на вас, а то с этой капризной псиной не очень-то походишь по учреждениям, кино, магазинам и музеям.

Боря подходит к двери и с силой пытается открыть ее перед нами, но почему-то не в ту сторону. После двух-трех толчков руками, ногами и головой, дверь наконец срывается с петель и Боря, расплывшись в улыбке, услужливо пропускает Люси вперед. Пати все это время стоит слегка наклонив голову и издает страдальческое всхлипывание и облегченно дергает хвостом, когда, наконец, дверь оказывается побежденной.
- Вы всегда так открываете двери? - ошеломленно спрашивает Люси.
- Как? - удивился Боря. - Она же открылась...

Охранник приподнимается с места, услышав шум и, увидев громадного пса, сразу же замахал руками.
- Сюда с собакой нельзя.
- Очень хорошо, - облегченно говорит женщина, - тогда посидите с ней. Пати, оставайся здесь, детка. Этот дядя за тобой присмотрит. Кстати, не забудьте вывести его через четыре часа на улицу по большому.
Собака останавливается и вопросительно смотрит на дядю, хозяйку и меня. Охранник подпрыгивает.
- Гражданка, я не могу сидеть здесь с собакой.
- Почему? Разве у вас в инструкции что-нибудь против собак есть?
- Нет, но...
- А раз нет. Пати, иди к этому столу.
Псина послушно отходит и разваливается у ног ошалевшего охранника. Мы проходим дальше.
- Да, кстати, у вас там с дверью что-то, посмотрите потом, - бросаю я охраннику и уже на первой ступеньке лестницы добавляю, - плохо закрывается...

В классе человек тридцать. За первыми столами, сидят молодые парни и девушки с длинными волосами, в черных платках, все увешанные заклепками, фрагментами чудищ, вырезанных из крышек консервных банок и другими стальными чушками, подвешенными на поясах. За ними двое лысоватых, пожилого возраста мужчин, по виду списанные киллеры. Сбоку, слева, расположился небольшой музыкальный ансамбль из Рязани из трех мужчин и женщины, с народными музыкальными инструментами в виде свистулек и треснувших алюминиевых ложек. Эти тоже решили стать народными продавцами. На задних партах, именуемых Камчаткой, расположились молоденькие представители почти всех бывших республик, даже туркмены, не понимающие по-русски и одесситы с огромным негром на цепи. При каждом парне, для шарма, симпатичная девочка. Справа несколько хорошо, с иголочки одетых женщин с непроницаемыми лицами и молодых парней в красных, розовых, малиновых и даже в крупный оранжевый горошек пиджаках и толстенных золотых цепях на шее, руках и ногах. Нашей троице достался стол напротив преподавателя.
Руководитель курсов читает нам вводную речь.
- Уважаемые граждане. Вы, после непродолжительной учебы здесь, должны получить престижный сертификат, позволяющий вам работать продавцами в любой точке России, СНГ и даже заграницей. Этот документ подкрепляется лицензиями Сорбонны, Гуантанамы и министерства иностранных дел Абхазии. Курс очень насыщенный и предполагает создать универсального продавца на все виды товаров. Сейчас уважаемая Тамара Андреевна будет читать вам первую часть курса о весовом товаре. Пожалуйста, Тамара Андреевна.
Рядом с руководителем стоит полная, накрашенная женщина с кучей колец и перстней на пальцах и в ушах. Руководитель ей что-то шепчет на ухо и махнув нам рукой уходит из класса.
- Коллеги, - тоном сопрано начинает Тамара Андреевна, - я вас буду учить тонкостям взвешивания и фасовки. Слава богу, что мы не живем в Америке, какой-то там Швеции или другой занюханной европейской стране, я уж не говорю про вшивую Африку и вонючую Азию. Только в нашей России преобладают весы, царствуют весы и еще они будут жить тысячу лет на радость нам и всем окружающим. И так, лекция первая. Как надуть покупателя, избежать контролера, налогового инспектора и кому надо сунуть в лапу, что бы вас не трогали.
- Простите, нельзя ли помедленнее, - выступил Борис.
- Коллеги, вы что ошалели. Прошу ко всем, лекции не записывать, все запоминать. Итак, вот весы, здесь перед вами, стрелочные и электронные.
Она тыкает указкой на кучи бесформенного железа, где есть окошки с длинными стрелками и грязные квадраты цифровых индикаторов.
- Устройство нам надо знать, чтобы понимать сколько, каждая неустойчивая механическая часть может нам дать прибыли.
- Можно вопросы по ходу лекции? - справа задает вопрос миниатюрная девушка с кулоном в виде неандертальца с дубиной.
- Конечно.
- А что значит не устойчивая? А разве бывают устойчивые?
Тамара Андреевна была в явном затруднении.
- Понимаете ли, господа, неустойчивый- значит падает, а устойчивый стоит. Поняли?
По радостной улыбке девушки было ясно, она поняла.
- Начнем с простого, пузырька уровня. Когда ставите весы на прилавок, ни в коем случае не допускайте отклонение пузырька к себе или от себя, лучше всего чтобы он был перекошен влево или вправо. Из практики известно, что перекос стоит 2-3 грамма.
- У..., - завыли девчонки и зацокали стриженные парни с Камчатки.
- Чего разнылись. Если товар стоит 10 или 20 тысяч. Один грамм стоит 10 или 20 рублей. Вам бы все по крупному жулить, научитесь сначала не попадаться на мелочи. Так вот, тысяча взвешиваний и вы получили свои 10 тысяч, причем за два часа работы, не считая зарплаты. Второй механизм, вот здесь под корпусом. Видите рычаг. Здесь надо не переборщить. Вот сюда закрепляется слабая пружинка. Смотрите, я ее закрепила здесь. Теперь любой контролер, трижды битый не сможет доказать ваш недовес. Чем больше вес товара, тем больше ошибку дают весы. Из практики известно, ошибка на килограмм, составляет 100 грамм.
- Где сто грамм! Где? - очнулся ото сна бывший киллер, немолодой лысоватый мужчина, с красным носом, которого быстро успокоили окружающие.
- Нельзя ли заказать для нас пружинок побольше, - заволновалась Камчатка.
- Тише. За наличку у нашего руководителя после окончания курсов можете свободно приобрести штучный товар, а по безналу только крупные партии - больше десяти тысяч штук. Отличники, естественно в виде поощрения, получит все бесплатно.
Шепот в классе.
- Не отвлекайтесь, - продолжает Тамара Андреевна. Чашка. Здесь есть несколько фокусов. Вот магнит, желательно небольшой. Я надеюсь, вы все пользовались и знаете его действие. Ошибка взвешивания от 20 до 50 грамм. Если весы с демпферами, то лучше жулить с демпферными чашками.
- А это что? То есть демпферы, это... что? - представители свистулек и ложек изумленно смотрят на Тамару Андреевну.
- Это гасители колебания стрелки.
- Зачем же ее гасить-то. Пусть все время колеблется. - заволновались рязане.
- Увы, это претензии не ко мне, а конструкторам со своими идиотскими стандартами.
Видно рязане что-то слыхали о стандарте, поэтому сразу затихли и уменьшились в размере.
- Мы же рекомендуем заливать чашки густым маслом, - продолжала лекцию Тамара Андреевна. - В этом случае недовес может достигнуть до 200 грамм.
- О-го! - опять проснулся и заволновался лысоватый мужик, он крякнул.
- Простите, а какое масло, подсолнечное или сливочное? - спросило молодое поколение, обвешанное металлом.
- Специалисты предлагают отработанное машинное масло.
- ???
- После окончания курсов, вы это тоже можете купить у нашего руководителя. С пластмассовой чашкой еще проще. Вот ободок, видите он загнут. А что в этом пазу как вы думаете? Проволока. Правильно, причем медная или стальная. Вот этот ободочек заваривается и все, ничего не видно и 100 грамм в вашем кармане.
- Контролер у нас дошлый, - выкрикнула одна женщина, - он этот фокус знает и всегда нас ловит.
- Не надо быть дураком. Под прилавком должна быть другая чашка с весом 300 грамм.
В этот момент с грохотом открывается дверь и в проеме возникает фигура охранника с псом. Охранник весь заслюнявленный, взмыленный и красный как рак, держит собаку за ошейник. Пати, как всегда с раскрытой пастью и равнодушным взглядом.
- Возьмите вашу собаку, - с отчаянием говорит охранник, обращаясь почему-то ко мне.
- Пати, как тебе не стыдно, - обращается к собаке Люси, - это не дядя Коля и не тетя Сима и целоваться с ним не стоит.
Псина удивленно всматривается в охранника, а потом оглядывает класс, издавая еле слышный жалобный вздох и чуть подергивает хвостом, когда видит нашу троицу.
- Да возьмите же ее, - вопит охранник.
Он толкает Пати ногой в зад и выскакивает за дверь
- Что это такое? - приходит в себя Тамара Андреевна.
- Это Пати, - невозмутимо говорит Люси, - очень коммуникабельная и спокойная собачка из породы сенбернаров и черт знает еще чего.
- Уберите ее... Здесь же идут занятия.
- Я бы с удовольствием. Но скажите у вас дети есть?
- Есть, - ошарашено отвечает наша учительница.
- Когда ваши дети были маленькие, вы же не бросали их одних дома?
- Нет.
- Ну вот видите, - облегченно вздыхает Люси, - Пати еще нет и года, он маленький, и такой беззащитный, а дома никого нет. Пати, иди сюда.
Пес зевает, показывая желтые, давно не чищенные блендомедом с флористатом клыки, лениво подходит к ее ногам, разворачивается и, как прилежный ученик, садиться и смотрит на Тамару Андреевну. Та делает глотательное движение, успокаивается и продолжает.
- Так на чем мы остановились?
- На пластмассовой чашке, - подсказал кто-то с Камчатки.
- Ага. Есть еще десятки мелочей работы со стрелочными весами, но я хочу сказать, что к каждым типам весов, будь, то торговые, чашечные, циферблатные, стрелочные, платформенные и другие, надо подходить творчески.
- А что и есть такие, как их платформенные весы? - удивились одесситы.
- Есть. Но давайте ближе к делу. Я была свидетелем, когда один грузин подкладывал в торговых весах пенорезиновые амортизаторы. Ведь для болвана покупателя важно, чтобы гусиные носики были на одном уровне когда нет нагрузки...
- Какие еще носики? - заволновался Боря. - Разве продавец обязан держать под прилавком еще и гусей?
Преподавательница посмотрела на него, как на развитого идиота и решила все же не вдаваться в объяснения и идти дальше.
- ...теперь он кладет товар и нагрузку принимает амортизатор, - продолжала Тамара Андреевна, - чем больше вес, тем больше его потери. Я прикинула, на килограмм 300 грамм. Один грузин увез два чемодана денег...
- О...,- в восторге вопит Камчатка, - у вас можно купить такую пену?
- Да, конечно, мы для вас заготовили, громадный ассортимент всяких приспособлений для обжуливания нашего родного покупателя, даже специальные пасты на основе не токопроводимых жидкостей и тончайшей резиновой прокладки.
- А эти-то зачем? - сразу заинтересовалась Камчатка.
- Сейчас в моде электронные весы.
Интерес к резине сразу у Камчатки пропал и она замычала как корова. Пати навострил уши и приподнялся, развернулся и смел хвостом свистульки и ложки со стола у музыкальных рязанцев на пол. Тамара Андреевна в отчаянии закатила глаза к потолку и сквозь зубы затараторила.
- Основу их составляет металлический цилиндр, который входит в стакан с намотками провода.
- Вот сколько металлу зря расходуется, - возмутился парень обвешанный железками, - мне бы этот цилиндр, я бы знал куда его применить.
- Коллеги! Не отвлекайтесь! - чуть ли не с рыданиями прервала его Тамара Андреевна, - Так вот, чем ниже опускается стакан, тем больше ток возбуждается в обмотках и на табло увеличиваются циферки веса.
- Неужели он возбуждается? - воскликнула пораженная девица слева, - вот уж никогда бы не подумала. Я всегда считала, что возбуждается другое.
Похоже эти выкрики вызвали оживление в классе. Только парень в заклепках не улыбался, все бормотал что-то про металлический цилиндр и тоже поражался, как он возбуждается током.
- Мы испытали специальные пасты, которые загрязняют стенки цилиндра и создают сопротивление при погружении вниз. Мало того если нет под рукой пасты, на цилиндр одевается вот эта тоненькая резиновая прокладка. С ней надо обращаться очень нежно, она как паутинка и ее надо аккуратно натянуть на цилиндр. Попадая между стенкой стакана и цилиндра она превосходно создает трение.
- А мы-то думали, как надуть эту чертову машину, оказывается все просто, - кричит опять кто-то с Камчатки.
- Да я бы давно все чилиндры, трубы, эту как ее... електорнику и всякое такое, в бараний рог! - воинственно произнес Борис и на глазах у всех с остервенением схватив сторублевую монету и сгибает ее пополам, - ВОТ!
- Тише, тише. Повторяю. Первое, не зарываться, второе, подходить творчески, третье, не наглеть, тогда денег у вас будет много и вы будете достойны нашего престижного сертификата. Сейчас мы сделаем перерыв, а после я прочту вам курс - гири. Как надо мухлевать с гирями.

Мы сидим за столиком и пьем пиво. Люси хлещет его прямо из горла бутылки. Рядом у ее ног лежит Пати и неодобрительно следит за хозяйкой, пуская слюни на пол.
- Дай ему тоже глотнуть, - советует Боря, - собака ведь тоже пить хочет.
- Если хочешь, купи бутылку и дай сам.
- Неужели пьет пиво? - удивляюсь я.
- Хлещет все, не собака, а бездонная бочка. Как откроет холодильник, прежде всего пиво и вылакает.
Бездонная бочка облизнулась. Боря идет в буфет берет бутылку пива и подает мне.
- На, попробуй сам. Меня уже обслюнявила.
Пати уже встал и умильно глядит на бутылку. Я открываю пробку.
- Люси, ей тоже из горла?
- Давай, как хочешь.
Я все же наливаю пиво в стакан и протягиваю собаке. Огромный язык выкидывает половину содержимого на пол, но что-то ей попадает и Пати во всю крутит хвостом.
- Ты ему дай банку целиком, нечего, пусть сам открывает, - советует Боря. - А я подержать могу, если что...
Боря опасливо обнимает Пати за шею и пытается раскрыть уже раскрытую от жары пасть. Я все-таки наливаю пиво в стакан и выливаю псу в горло.

Мы опять на занятии. Пати теперь лежит на полу у наших ног и во всю дает храпака.
- С гирями работа тонкая, - читает нам курс Тамара Андреевна.
- Это точно! - с лицом профессионала кивает Борис, показывая свои бицепсы.
- Умельцы сверлят в них дырки, заливают свободную полость свинцом и закрашивают, но это в том случае, если вы не сумели достать клейма госповерки или другого штампа похожего на клеймо. Если вы их достанете, то гирю нагревают и вот отсюда, видите... расплавляется пробка и появляется полость. В нее можно втюхать свинца под завязку и сверху прихлопнуть клеймом. Как видите вариантов много.
В этот момент дверь открывается и на пороге появляется хрупкое существо женского пола. Пати проснулся и поднял голову.
- Простите, здесь курсы повышения квалификации?
- Здесь, но вы поздно пришли.
- Простите, но меня задержала милиция и вот, только выпустила...
Теперь все проявляют к ней интерес, даже Пати, он поднимается и с идиотским видом смотрит на девушку.
- И за что же вас так?
- Да я только что задавила человека.
- Ах, - в восхищении ахнула Камчатка.
- Как задавила? - изумляется Тамара Андреевна.
- Очень просто. Я еду, а он с цветами мне навстречу. Я его и переехала.
- Он жив? - задает вопрос Люси.
- Толя-то? Не знаю. Его отправили в больницу.
- Он ваш знакомый? - спросил Борис.
- Да нет, жених.
Теперь все в шоке.
- Вай! Какой горячий женщина! - комментирует кавказец с Камчатки.
- Идите, милочка, садитесь. Найдите сами свободное место, - просит Тамара Андреевна.
Милочка идет к нашей группе.
- Ой, какая милая собачка! - говорит она и протягивает руку.
Пати тут же обслюнявил ее, выразив бурную радость. Она вытирает руку о ребро нашего стола, потом растирает о его поверхность. Ладонь становиться сухой, но грязной.
- Вы не против, если я к вам сяду, - обращается она к Борису.
- Зачем? - идиотски поражается Борис, - лучше рядом, стул свободный.
Камчатка бурно реагирует на его высказывание. Пати опять ложится на пол и кладет морду на лапы.
- Коллеги! Хватит. Перейдем к делу. И так, весы все должны проходить ежегодную поверку в государственных или ведомственных структурах и на них должно быть клеймо, нанесенное краской или свинцовая пломба. Еще раз подчеркиваю, слава богу, что мы живем не в Америке и не в Европе. Имея такой прекрасный бардак в нашей стране, ни один гражданин России еще не поинтересовался, когда последний раз поверены весы.
- Простите, - опять робко подает голос наша новая соседка, - а если разница между поверкой и проверкой?
- Есть. Проверяют, то есть обшаривают, карманы живых людей и тащат все, что там есть, а поверяют - неодушевленные предметы, приборы, весы..., которые можно утащить целиком. Не отвлекайтесь, продолжаем. Единственный кто может поинтересоваться поверены весы или нет, только контролер. Есть два пути его успокоить. Дать в лапу или изуродовав клеймо, долго доказывать ему, что весы поверены вчера.
- Лучше изуродовать, - комментирует Боря, потирая огромные кулаки.
В это время Пати храпнул так, что Камчатка заржала от восторга, а возмущенная Тамара Андреевна попросила нас.
- Успокойте свою собаку.
Люси двинула пса ногой. Пати поднял голову и с недоумением смотрит на хозяйку.
- Прекрати храпеть.
Собака поняла и зевнула во всю пасть, издав такой рык, что Камчатка чуть не легла от хохота. Хозяйка двинула Пати еще раз ногой. Теперь обиженный пес встает и переходит к моим ногам и ложится опять на пол.
- Коллеги! Перейдем к делу. Техника взвешивания. Товар надо бросать на чашку весов резко, чтобы стрелка долго не могла остановиться на своем месте. Смотрите я вам покажу один фокус. Вот.
Тамара Андреевна бросает на весы качан капусты. Стрелка мечется как безумная и через две минуты успокаивается.
- Видите. Два килограмма 220 грамм. А теперь я покажу прием профессионала.
Она поднимает капусту и вторично швыряет ее на чашку весом. Стрелка начинает метаться и тут наш преподаватель искусственно задерживает пальцами чашку. Стрелка успокаивается.
- А теперь сколько на весах? Два килограмма 305 грамм. Видите какая разница, в 85 грамм. А почему. Весы не смазаны, не поверены и предыдущий очень опытный продавец, обливал каждый день все механизмы водой. Внутри все проржавело и весы от легкого прикосновения пальцев становятся на ту метку, которая вам нужна. Не рекомендуется при взвешивании, поджимать чашку пальцем. Конечно это можно делать, но только для слепых и полуслепых покупателей.
Когда начались взвешивания, Пати поднимает голову и внимательно следит за бегающими стрелками.
- Есть способ быстрого снятия товара. Вот смотрите, я бросаю капусту, стрелка мечется. Теперь хватаю качан, чуть прижимаю его и быстро снимаю для покупателя. Сколько было на весах, заметили? Два килограмма 315 грамм. И опять, каждый продавец должен быть психологом и знать кому из покупателей как подходить и какой прием нужен.
- Я так делала, - вдруг заявило милое создание рядом с Борисом, - и нарвалась на бабку из общества потребителей.
- Ну и что?
- Пришлось высыпать на ее голову полтора килограмма гнилых помидор.
- Вас привлекли?
- Ну что вы, в милиции от меня устали, а бабка скончалась.
Все, даже Пати замирают.
- Вы ее...? - радостно спрашивает Борис, делая резкий выпад кулаком вперед.
Пати подпрыгивает и весело рявкает на него, размахивая хвостом.
- Нет, нет, своей смертью. Она просто не выдержала, когда на суде моя подруга заявила, что бабка проститутка и она видела, как та занималась развращением малолетних детей.
- На сегодня все, - закончила, в конец измученная, Тамара Андреевна. - Завтра прошу приходить вовремя. Коллеги, вы после теоретической части будете проходить практику и экзаменом для вас будет выручка, полученная нечестным путем.
Пати резво вскакивает и первый идет к двери, за ним вываливаются все.

- Вы сейчас куда, мальчики? - спрашивает Люси.
- Куда-нибудь.
- Поехали ко мне, а то этого зверя оставлять одного не рекомендуется.
- А можно мне с вами? - милое создание стоит рядом с нами и невинно глядит на Бориса.
Мы переглядываемся.
- Конечно, - восклицает Борис. - Кстати меня звать Борис, это Слава, это Люси, а это... Пати, слюнявая собачка, - он тыкает в каждого своим грязным пальцем.
Собачка приветливо машет хвостом.
- Я Мари.
- Пристраивайтесь за нами в колонне. У вас какая машина?
- Вон, вся помятая.
Недалеко от нас стоит грязный, мятый "линкольн".
- Это следы последней аварии? - спрашиваю я.
- Да нет, что вы. Толю я сбила вот этим крылом. Эта вмятина по центру, когда я сбила тещу моего знакомого. Вот на этом крыле оставил следы инспектор ГАИ, зачем-то с палочкой набросился на мою машину. А этот искуроченный бампер, кажется так зовут эту железку, это результат встречи с коровой.
- С коровой?
- Ну да, я ехала по шоссе, а одна корова вырвалась из стада, проходившего мимо и бросилась под мои колеса. Я даже не понимаю, почему моя машина так притягивает всех.
- Как же вы все время отбивались, вас наверно много раз судили?
- Все время сужусь. Смотрите сами. Семь раз наехала на людей, один раз на корову, 13 раз обвиняли в жульничестве, два в махинациях, раз 20 обвиняли в хулиганстве.
Мы смотрим на нее открыв рот.
- Ну и как, сажали?
- Ни разу. Я же ни в чем не виновата. Все это понимают и судьи всегда благосклонно ко мне относятся.
- Поехали, ребята, - первой очнулась Люси.
Мы расходимся по своим машинам. Мой "москвич", становиться в хвост "хонде" Бориса, а за мной выехала опасная Мари на своем "линкольне". Люси ведет колонну.

Дом Люси, обыкновенное сталинское строение с колоннами. Мы останавливаемся вдоль тротуара и высыпает на асфальт. Даже Пати резво вылетает из машины. На третьем этаже лифт останавливается и Люси долго крутит связку ключей, открывая шикарную дверь. Квартира, что надо. Дорогая мебель, масса безделушек, хрусталя, картин, ковров и шикарной безвкусицы.
- О как мило, - заверещала Мари. - У моей подруги, тоже в старом доме, было как в музее. Тоже были картины, ковры...
- Почему ты говоришь были, - удивляюсь я.
- У нее сгорела квартира.
- Признайтесь, Мари, - говорю я, - наверняка в этом виноваты были вы.
- Так и прокурор говорил. Но мой адвокат доказал, что я не виновата.
- А что произошло?
- Ничего особенного. В Новый год мы были у этой подруги и мой жених Сережа стоял перед елкой. Я подкралась и выстрелила хлопушкой с конфетти. Но кто знал, что с конфетти вылетит сноп искр. Елка загорелась, Сережа тоже...
- Сережка-то жив?
- К сожалению у него было много ожогов.
- Интересно, какой аргумент был у адвоката? Вы говорите ему удалось вытащить вас.
- Просто он доказал, что виновата фирма выпускающая пожароопасные конфетти, не соответствующие стандарту.
Люси достала рюмки и выкатила бар с напитками.
- Ребята, кому что надо, наливайте сами.
Я выбрал водку, Боря коньяк, Мари ликер, а Люси легкое вино. Люси включила магнитофон и гостиную наполнила музыка.
- Потанцуйте со мной, - бесцеремонно тащит меня за рукав Мари.
Я откладываю свою рюмку, ради безопасности отбираю рюмку из рук Мари и прижав к себе начинаю делать первые па.
- А вы мне нравитесь, - говорит Мари, - такой спокойный и выдержанный, не то что мои мужья.
- У вас их было много?
- Кажется четыре или пять, еще точно не установила и представляете все психи. Первый, выбросился в окно, второй, бросился под трамвай, третий утонул в Черном море, четвертый... боже я не помню, что было с четвертым, а... он сбежал и только пятый ограбил сберкассу и сел в тюрьму.
- Он еще в тюрьме?
- Откуда я знаю. Я послала своего адвоката и он оформил развод.
- А как вы занялись торговлей?
- Я все время в торговле. Почти с детства. Моя бедная мама торговала своими дочерьми и собой, а потом уж пришлось торговать вещами, даже устроилась в магазин. Но везде требуются дипломированные специалисты, а я узнала, что заграница и наши крупнейшие фирмы очень уважают выпускников этих курсов, вот и пошла подучиться сюда.
Музыка кончается и тут я заметил, что Мари полностью вжалась в меня и не хочет отрываться.
- Мари, пойдем выпьем.
- Ах, да.
Она нехотя отходит, выпивает ликер, наливает опять и при звуках новой музыки тут же пристает к Борису.
- Боря, пойдем... потанцуем.
Она буквально выволакивает его из кресла и они обнявшись, перебирают ногами не чувствуя музыки.
- Ну как тебе, Мари? - спрашивает Люси.
- Пожароопасная женщина.
- Зато я сижу как на иголках, меня даже вино не берет. В любую минуту жду какую-нибудь пакость.
- Успокойся. Только...
- Что?
Люси с испугом вскакивает.
- Боря забыл вытащить из ее рук рюмку.
Словно в подтверждении моих слов, он отчаянно вопит. Мари, обняв Борю, в порыве экстаза, крепко его целует и прижимает спиной к косяку двери. Рюмка, находящаяся в руке коварной женщины, давится на спине несчастного.
- Господи, что же твориться? - вскрикивает Люси.
- Сиди, - удерживаю я ее рукой.
- Я не виновата, - верещит Мари.
- Да посмотри, что там у меня на спине, - просит Боря.
- Только кровь, - облегченно говорит Мари, - знаешь, милый, мы поедем ко мне, я тебе выстираю и зашью рубашку.
- Ты лучше посмотри, что у меня под рубашкой.
- Ах, как я люблю раздевать мужчин. Давай пуговички, вот так. Здесь и маечка? Сейчас мы ее снимем.
- Штаны не надо, я прошу посмотреть спину. Что там?
- Ничего страшного. У тебя торчит пол рюмки между ребер и течет кровь. Сейчас я их выдерну.
- Ой! - орет Боря.
- Ничего страшного, остался только отпечаток.
Тут встает Люси.
- Я сейчас принесу пластырь и йод.
Я замечаю, что рядом со мной стоит Пати и с любопытством взирает на эту сцену. Люси приносит, пластырь, вату, йод, совок и метлу. Она отдает в руки Мари медицинские принадлежности, а сама выметает стекло. Сзади ее идет Пати и вылизывает остатки ликера. А Мари, тем временем, заливает спину Бори йодом и неумело залепливает на ране пластырем кусок ваты.
- Вы, ребята, сегодня на машинах, обратно-то сумеете без происшествий доехать?
- Запросто, - говорит Мари, - однажды я так напилась, что дорога у меня перед глазами двоилась и представьте, раздавила только собаку и сбила рекламную тумбу, зато доехала благополучно до дома.
- Хозяин собаки к вам не приставал?
- Но это было на следующий день, я-то уже была трезвая. Но я суду и ему потом доказала, что была не виновата, что собака у такого идиота сама должна броситься под машину, а то что рекламную тумбу свалила, так содержание рекламы такое, что любой порядочный человек ее должен своротить.
Боря одевает майку и рубаху и мы чуть не ржем. На спине у него торчит лишняя грудь. Неистощимый магнитофон выдает новую музыку и я приглашаю Люси. Мы танцуем, Мари и Боря о чем-то интенсивно говорят на диване, а Пати стоит перед баром и истекает слюной, глядя на бутылки.
Под вечер мы были косые. Боря решил уехать к Мари. Мы с Люси смотрели в окно, как они отъезжали. Мари лихо развернулась и задом машины придавила двери "мерседеса", беспечно оставленные хозяином у парадной двери. У Бори все в порядке. Его "хонда" идет как по ниточке.
- Оставайся у меня, - говорит мне Люси, - нечего рисковать на дорогах.

Сегодня лекции проводит мужик.
- Самое важное, - говорит он, - научиться втюхать родному покупателю гнилой или паршивый товар. Вы знаете, что торговцы мясом всегда подкладывают под хороший кусок заветренной, вонючий довесок, иногда костищу, весом больше куска мякоти. Торговцы овощами, пользуясь массовыми закупками, всегда процентов сорок добавляют гнилья, пищевых отходов и цемента, причем не всегда хорошего качества. И заметьте, наш родной покупатель ворчит, но не вякает. Статистика такова. Из пятисот бутылок проданной фальшивой водки, обратился только с возвратом один бывший покупатель.
- А он выпил эту бутылку или нет? - задал вопрос один из одесситов с Камчатки.
- Увы, бутылку принесла его жена, но как она говорит, после первой рюмки концы отдал ее муж, ее любовник, друг приятеля и две крысы.
- Как и крысы лакали из рюмки?
- Нет, покойники, когда падали все вылили на пол и несчастные вылизали остатки.
- А она что не пила?
- Нет. Жена, когда разобралась во всем, то потравила остатками водки тараканов у себя и у соседей. Хватит об этом. Только на практике можно научиться смешивать вонючих кур со свежими, прогнившую рыбу со свежей- замороженной и так далее.
- Простите, - неуверенно сказала умная девица с золотым ожерельем вокруг рта, - а можно смешивать вонючую куру с вонючей рыбой?
- Можно, - уверенно сказал лектор, - если то и другое облить марганцовкой с примесью нашатырного спирта.
- Почему спирта?
- Кому станет дурно от запаха, тот от нашатыря сразу придет в себя.
- А спирт, как его... нашатырный, что ли, пьют? - спросил бывший киллер.
- Нет, его нюхают.
- Никогда не пробовал. Я запишу рецепт.
- Продолжаю. Гораздо труднее продать не пищевой товар: бракованные хозтовары, одежду, козий, рыбий, кошачий и тараканий мех, обувь, неработающую электронику и бытовые приборы начиная от 1913 года и кончая наших дней, не вписывающиеся ни в один стандарт. Всему этому вы научитесь здесь.
Пати лежит у моих ног и внимательно выслушав вводную, клацнул языком.
- Начнем с барахла. Вот перед нами платья, не модного темного цвета, прошитые гнилыми нитками и сожранного на половину молью. Кажется, кто купит? Нормальная женщина - никогда. Так вот, задача продавца сделать из нормальной женщины, ненормальную. Вы сразу начинаете ей втюхивать: "Мадам, в лучших домах Европы, сейчас носят только такие модные цвета, подчеркивающие вашу фигуру, элегантность. Вы смотрите какая практичность, на гвоздь сядете и следа не останется. Ах эти распоротые швы, да сам Диор делает такой фасон. Каждой женщине нужно показать свое тело. Теперь это лучше делать через вентиляционные отверстия. И так далее". Вы уловили... Лепите, черт знает что, больше фантазии, экспромта.
- Извините, а на какой длины гвоздь надо садиться? - спросила девица с Камчатки.
Все начинают дико ржать, а негр от хохота стал икать, он хватает кусок цепи, раскусывает его зубами и икота прекращается.
Пати опять клацает языком и одобрительно глядит на преподавателя.
- А если материал пробит молью, клыками акулы и дырки величиной с кулак? - делая удивленные глаза, спрашивает Мари.
- Дамы и господа. На каждую дырку есть затычка.
Опять оживление на Камчатке.
- Скажите своему клиенту, что теперь делают вентиляцию не через разрезы, а через мелкие дырочки, а большие отверстия для показа нижнего белья, его же мужикам через платье не видно. Ну ляпните, наконец, что по моде здесь идет стяжка шнурками, для этого и дырки. Для примера. Вот здесь бракованные брюки, одна брючина короче другой. Вот вы скажите, что можно предложить покупателю?
Преподаватель пальцем тыкает в Борю.
- Наверно сказать, что если он не купит брюки, я ему ноги выровняю под размер брюк.
- А вы, мадам.
Палец упирается в Люси.
- Я бы сказала, что это велосипедные брюки, последний шик Лондонских бульваров.
- А вы? - теперь очередь Мари.
- Я бы сказала, что это сделано специально, для подстраховки. Если молнию заклинит, то лучше писать через короткую штанину. Все-таки задирать надо меньше материала, чем на целой.
На Камчатке буря восторга. Даже Пати привстал и лизнул Мари в ногу. Та брезгливо вытирает ногу о штанину соседа, которым оказался Боря.
- Ну что же более менее, это неплохие ответы. Мы сейчас сделаем перерыв, а потом поговорим о других товарах.

В коридоре нас встречает милиционер, он сразу идет к Мари.
- Мари, что ты опять натворила?
- Мишенька, я не виновата. Помнишь Никиту, это был мой жених. Сегодня я ехала с ним сюда и сказала ему, что к сожалению я с ним расхожусь, так как нашла себе нового лучшего мужчину. Сегодня с ним переспала и он оказался превосходней его. Он начал возмущаться, говорить всякие гадости. Я остановила машину и попросила его выйти. Никита вышел и тут от волнения я включила заднюю скорость. Он не успел закрыть дверцу и этой дверцей его потянуло назад. Потом я опомнилась, включила первую скорость, а он остался лежать там на обочине.
- Ты даже не остановилась, не посмотрела, что с ним?
- Почему, я остановилась. Покричала: "Никита." Он не ответил, я обиделась и уехала.
- Твой Никита в больнице, у него пять переломов.
- Мишенька, он уже не мой. Я очень сожалею, что у него пять переломов, а не больше.
Милиционер плюнул и не попрощавшись ушел.
- Господи, какая я несуразная, - причитает ему в след Мари.

Мы все вчетвером сидим за столом и пьем пиво. Пати выхлебал две бутылки и растянулся под ногами.
- Все это мы уже знаем, - разглагольствует перед нами Борис, потирая кулаки. - И клиентов уже не раз надували. Я так здесь, только для сертификата.
- А я вот узнала, что-то новое, - возражает Мари. - Все время продавала штучный товар и о весах узнала много нового. Дрожь берет даже, представляете в маркетингах, в универсамах, все фасованное и везде недовес на 10-20 грамм. Это же миллиарды прибыли.
- Подумаешь, моя подруга, в ларьке на улице, работает за 10 процентов от проданного товара, плюс бесплатное ежедневное трахание с хозяином, плюс ежемесячная зарплата. Ей миллиардов не надо. Живет, во, - разоткровенничалась Люси.
- Хоть бы мне когда-нибудь повезло, - стонет Мари.

Идет урок, как продавать бытовую технику и электронику.
- Дамы и господа, - обращается наш преподаватель, - самое важное здесь содрать с покупателя деньги и вовремя заполнить гарантийный талон. С этого времени мы не отвечаем за неисправный товар. Отвечают мастерские, которые ремонтируют эту технику, если, конечно, они в натуре есть. Но если их даже нет, сошлитесь на адрес любого города в Магадане или Анадыре. Туда ни один придурок никогда не поедет.
- Но нам же приносят назад неисправные вещи, - запротестовал кто-то с Камчатки. - приходиться отдавать деньгами или другим товаром.
- Вот один из принципов плохой работы продавцов. Даже намека не должно быть от продавца на возврат товара. Вывесить необходимо липовые объявления, что в соответствии с распоряжением мэрии от..., выдумайте число лет на пять назад и номер приказа, товар обратно не принимается, просьба обращать в гарантийные организации. Прежде чем продать, покажите эту надпись тупому покупателю.
- Все равно несут.
- Я могу сказать, что здесь плох не покупатель, а продавец.
- У..., - гудит Камчатка. - Не пищевикам всегда паршиво торговать.
- Не нойте, вы делаете за товар столько надбавки от себестоимости, что вам достаточно продавать одно одеяло в день, что бы окупить свою зарплату.
На Камчатке шум. Пати кончает дремать и садится, с недоумением оглядываясь вокруг.
- Не шумите. Выйдите на улицу и спросите первого встречного, какую торговую надбавку обязан делать на товар магазин. Никто вам не ответит, потому что не знают, а кто знает тот не скажет. Потому-то вы и крутите надбавку в 2-3 раза выше себестоимости, хотя должны поднимать ее до 25 процентов.
- Попробуйте, проживите честно, - кричит голос.
- Для этого вы и учитесь здесь.

Снова лекция. Перед нами выходит маленький трясущийся старичок в смокинге и начинает слабым голосом говорить:
- Сегодня мы с вами научимся одному из способов как получить кредит, как уговорить бандитов, как договориться с налоговым инспектором, короче, как надо уметь пить, что и в каких ситуациях. А сейчас мои ассистенты принесут лабораторное оборудование.
Два амбала вносят два ящика водки, стаканы и банки с красной и черной икрой, карты.
- Самые грубые люди, это рэкетиры и милиционеры. Это от недовоспитания и от полного отсутствия образования. Представляете приходит к вам здоровенный мужик с трехклассным образованием, пусть даже в милицейской форме, и говорит, гони деньги. И за что, за то что здесь честно надуваешь покупателя. Этих, как грабителями или бандитами не назовешь.
- Погодите, а если нечестно надуваешь покупателя, они подойдут? - спрашивают музыкальные Рязане.
- Подойдут, на роже-то у вас не написано, как вы обжуливаете людей. Запомните две заповеди. Первая, своего бандита надо знать в лицо, что бы тебя не надул случайный прохожий, притворяясь под рэкетира. Вторая, от него надо откупится в объеме 0,2 от стоимости товара. Больше не давать, а то будет приходить чаще. Иногда платят за место, это уже чисто рыночная цена.
- А с меня на Невском проспекте брали в тройном объеме, - возмущается шикарная девица справа.
- Естественно. За место, за товар и за живой товар.
- Переведите, - просит Камчатка.
- Там каждый кусок земли что-то стоит. Значит за место - раз. В престижных перекрестках за товар дополнительная пошлина, - два. И в третьих, если стоит такая прекрасная девушка как вы, то за красоту...
- Хорошо, что я не красивый, - шипит Боря и почесывает волосатую грудь, - Зато здоровый, я всех рэкетиров насквозь вижу, все они мои друзья.
- Теперь, с кем пить и сколько.
- Лучше со мной, - сразу ожил бывший киллер.
- Выходите.
Киллер выходит и тут собачка Пати выходит к столу тоже и умильно смотрит на бутылки.
- Пить надо с налоговой инспекцией, кредиторами и не предлагайте грубо, а ласково: "Прежде чем перейти к серьезным вопросам, сначала промочим горло". И пусть он стонет, что не может, что у него рак и третья любовница, больше не берет брильянты, не обращайте внимания. Ему наливаете на два мениска больше чем себе.
- А что такое мениск? Это не..., - интересуется Боря
- Нет, нет, - поспешно говорит старичок, - мениск, это термин смачиваемости стекла.
Боря все равно не понял, но вылупил глаза и закивал головой. Старичок наливает себе и киллеру водки в стакан. Уровень у киллера больше, чем у преподавателя. Он это всем показывает и они пьют Потом пальцами залезают в банку с красной икрой и едят ее, размазывая красные шарики по физиономии. Пати обижено лает. На него обращает внимание старичок.
- Бедная собачка, тебе тоже налить?
Он наливает водки в стакан киллера и опрокидывает в раскрытую пасть Пати, потом вытряхивает туда баночку черной икры. Пати хлебнул, как заправский пьяница проглотил икру, облизнулся и пошел прочь, к моим ногам.
- Теперь ваша задача перепить инспекцию и кредитора.
Они опять пьют, потом еще и еще... На двенадцатой бутылке киллер свалился под стол, а старичок продолжал лекцию, как будто он и не пил.
- Теперь, будите готовы к следующему визиту инспектора. С более уважаемыми людьми, говорят только языком карт. Это банкиры, министры, президенты и... очень умные люди. Такие здесь есть?
Карты замелькали в руке старичка. Никто не рискнул быть умным, кроме Пати, он поднялся и его мотнуло так, что он опрокинул скамейку с музыкальными рязянами и тупо уставился на их истошный визг.
- Слава, выведи эту пьяницу, а то она перевернет весь класс, - просит Люси.
Пати, тем временем сел и запел..., то есть завыл так, что прибежал охранник с оружием в руках.
- Что произошло?
- Все в порядке, - заявил старичок. - Вы же когда напиваетесь, тоже поете?
- Но это же собака.
- Все мы божьи твари.

Мы опять собираемся у Люси. Пьяный Пати развалился на входном коврике. Его пер с машины на своем горбу Боря. Теперь Боря оттирается в ванне шампунем от слюней и собачей шерсти
- А как ты оказалась на курсах? - интересуется Мари у Люси.
- Да сущий пустяк. Вы знаете, что наши милые законы позволяют фонды развития тратить на развитие... Вот я и развивалась. Купила машину, квартиру, дачу, холодильник, ковры, в общем всякую всячину включая эту дрянную собачку Пати, только он был тогда очень маленький...
Появляется из ванны Боря, весь в пенистых пятнах.
- Хеден шолдерс не помогает, - с умным лицом говорит он, - а Тайд я не стал втирать, оказывается это порошок.
- Ты лучше выстирайся, - вспыхивает Мари, - не мешай. Так что дальше Люси?
Боря потоптался и пошел опять в ванну.
- Но потом, директор фирмы хватился, - продолжала Люси, - и предложил мне без шума уволиться.
- А кем вы работали? - невинно спросила Мари.
- Бухгалтером.
- И пошли на эти курсы, продавцом?
- Куда-то надо было идти. Меня с подмоченной репутацией не всякий теперь на работу возьмет, разве что окончательный идиот или в другом городе, где не знают.
Опять появляется Боря, он в одних трусах и драных носках.
- Я там застирал все каким-то розовым мылом и повесил сушиться.
- Да это же французский... А впрочем..., - Люси безнадежно машет рукой.
Боря садится на стул.
- Так о чем вы говорили?
- Я спрашивала, где Люси работала до курсов, - призналась Мари.
- Женщинам легко работать в торговле, - авторитетно заявил Борис. - Вот я, например, с детства качал силу и развился не в ту сторону, в которую развиваются нормальные мальчики. От этого, с трудом закончив семь классов, сразу устроился на работу. Кем я только не был: дворником, борцом, грузчиком, счетоводом и даже киллером по животноводству.
- А это что такое? - спрашивает Мари.
- Ну это..., когда по заказу убивают какую-нибудь скотину.
- Неужели собак и кошек тоже? - спрашивает Люси.
- Приходилось, - со вздохом говорит Боря, пустив скупую слезу.
В это время в дверях гостиной показался шатающийся Пати. Его пасть, пахнущая водочным перегаром, появилась перед Борей. Даже до того дошло, что он сказал лишнее и он поспешно поправился.
- Нет, нет, я их ловил и сдавал заказчику.
Пати наслюнявил ему на трусы и, презрительно клацнув языком, поплелся на кухню.
- Ну, а ты Слава, где работал? - обращается ко мне Люси.
- Я отслужил армию и во время перестройки и великих реформ потерял любимую работу разносчика газет в дачные поселки..
- Во, здорово, - восхищается Мари. - Хорошо быть грамотным. А я тоже хотела выучиться, но экзаменатор выгнал меня, когда я облила его чернилами. Но честно вам говорю, я не хотела этого делать. Просто нервничала, а у меня была ручка Паркер, ну и...
- Неужели за две капли, вас выперли? - спрашиваю я.
- Какое за две. Я же нечаянно надавила на баллончик. Здесь была струя и все... лицо, рубашка, пиджак...
Мы сочувственно кивали головой. На кухне раздается грохот. Люси с воплем: "Пати", мчится туда. На кухне крики, стоны и ругань. Первым от туда появился с невинной физиономией Пати, его морда в пивной пене. Небрежно толкнув корпусом своего тела ноги Бориса, он полез под стол. Появляется разгневанная Люси.
- Скотина, две бутылки пива опорожнил.
Скотина тихо сопела под столом.

- Сегодня, мы с вами будем изучать практичные методы торговли с продуктами. Наши спонсоры представили нам некоторые наглядные товары, - новый преподаватель читал нам курс прикладной торговли.
Пати, Люси и я сидим и с любопытством рассматриваем наглядные товары. Это бидон со сметаной, творогом, вонючая квашенная капуста в бадье, брикет мороженной рыбы и ящик вина с полиэтиленовыми пробками. Мари и Бори на лекции нет.
- Эта одна из частей товара, на которой можно получить привес в деньгах. Итак, сметана. Будьте внимательны и не позволяйте покупателям разоблачить себя. Вскрываете бидон и верхнюю застоявшуюся, самую густую часть, лопаточкой...
Тут он заметался, ища куда положить сметану, и найдя чистый лист бумаги, застилает ем стул и вываливает лопаточкой густую массу на нее.
- ...Так. Видите как она хороша и не растекается. Теперь в бидон от его объема заливаете от 7 до 15 частей воды. Вот сейчас, я лью ее из кастрюли и тщательно перемешиваю.
Тут ожил Пати. Он приподнялся и виновато, понурив голову, боком засеменил к стулу. Пока преподаватель мешал сметану в бидоне, собачка в три глотка проглотила 5 - 7 килограмм сметаны и теперь вылизывала остатки с листа бумаги. Все замерли.
- Итак сметана к продаже готова, а ваш выигрыш вот...
Рука преподавателя зависла над стулом.
- Ну уж это слишком. Конечно, я допускаю присутствие собаки на занятиях, мне уже об этом говорили, но что бы эта тварь сожрала без хлеба столько килограмм учебного товара, у меня нет... слов.
- Простите, я сейчас выскочу...
Люси подпрыгнула и побежала к двери.
- Слава, посмотри за Пати, - уже в открытых дверях кричит она мне.
- Простите, вы куда? - останавливает ее преподаватель.
- Я, за хлебом.
Камчатка подпрыгнула от восторга.
- Идите на место. Садитесь. Придержите свою собаку у ваших ног.
- Она меня не слушает, но вот его, еще уважает.
Люси тыкает в меня пальцем. В это время дверь открывается и в помещении появляются Мари и Боря, одна рука которого прикована цепочкой к ручке чемодана, а на другой болтается на цепочке автомобильное кресло...
- Простите, мы опоздали, - невинно оправдывается Мари.
На Камчатке оживление. Кто-то от туда крикнул.
- Что произошло?
- Ничего особенного. Боря никак не может расцепить эту чертову железку. Я одну его руку приковала к спинке сиденья в машине, а другую к чемодану с деньгами, который только что получила в банке, но только потом вспомнила, что пол года тому назад потеряла ключи к этим браслетам. Но Боря молодец, он так спешил на занятия, что выломал эту спинку вместе с сиденьем и пришел сюда.
Камчатка в диком восторге.
- Вот, - Боря гордо ставит кресло и Мари тут же плюхается в него..
- А зачем же его к сидению нужно было приковывать? - удивился преподаватель.
- Я по дороге захотела в туалет и очень боялась, что Борю украдут, он у нас такой неуклюжий... Вот и пришлось, его приковать.
Гомерический хохот стоит в классе. Негр в цепях так сморщил рожу от хохота, что его лоб сошелся с подбородком, а одесситы, по моему, обмочились. Пати с удивлением вертится на месте и потявкивает.
- Спокойно, - пытался успокоить всех преподаватель, - давайте заниматься дальше.
Класс еле-еле успокаивается. Боря садятся рядом с нами, сзади кресла, от которого не может оторваться..
- Вы с ума сошли. Зачем приперлись с деньгами сюда? - шепчет перегнувшись Люся Мари.
- Мы с Борей решили пожениться. Прямо с занятий мы едем покупать дом.
- Откуда у тебя столько денег?
- Мой пятый муж, который ограбил сберкассу оставил мне их столько, что банк свободно дает в кредит.
- О, господи. Но нельзя же Боре так шататься с креслом и деньгами? Надо что-то делать.
- Я придумала. Сейчас мы подъедем к пункту изготовления ключей и попробуем его освободить.
- Граждане, тише. Так, переходим к творогу.
Пати опять навострил ушки.
- Творог можно разбавить водой до 10 процентов от объема. Но прошу, не увлекайтесь, здесь всегда можно напортачить. Нелегальная прибыль от сметаны и творога всегда колебалась в 10 процентов. Вот какая должна быть масса творога. Видите, не густая и не жидкая.
После разбавления творога, мы действительно увидели вязковатую массу.
- А вот с рыбой, курами надо возиться, что бы получить лишнюю денежку. Есть два приема получения прибыли. Первый забиваете брюшко товара льдом, еще раз заливаете водой и в морозильник. Привес в виде чистого льда. Второй проще. Рыбу, например, заливаете водой, в ванне похожей на брикет, и в морозильник. При продаже, скалываете каждую рыбу с килограммами льда. Вот я вам принес образцы рыбы с набитым брюшком. Видите, как от икры раздулась, на самом деле льдом расперло. Или вот эта, выломанная из куска льда. Привес громадный. Квашенную капусту стоит растворять водой всегда и с этим соком, желательно, запихивать в полиэтиленовые мешочки несчастных покупателей. Я не принес сахар, крупу и муку, но с вы все уже знаете, их надо для добавления веса мочить.
- Это как? - встрепенулся Боря и загремел цепями.
Как всегда, Камчатка вздрогнула... Преподаватель смутился.
- Ну во общем, если мешок из холста, его держат над тазом с водой и песок через материю набирает влагу. Если мешок полиэтиленовый, берут шприц, кубиков на двести и со всех сторон вкалывают укольчики мешку.
- Ему наверно больно, - поразмыслила Мари.
- С вином и водкой, делается так. Беру шприц и высасываю через полиэтиленовую пробку. Смотрите.
Преподаватель берет бутылку прокалывает ее шприцом и опрокинув высасывает полный мерник. Потом другой шприц, с таким же объемом воды, заливает в бутылку. Она опять полная.
- Но пробка же с дырочкой? - не поняли Рязане.
- Это мы сейчас. Вот булавка с металлическим шариком на конце. Я ее при помощи зажигалки разогреваю и прижигаю шариком дырочку. Все, выливаться не будет, а следов почти не видно. А это 50 кубиков в вашу пользу.
- Можно мне попробовать, - попросила Мари.
- Да, пожалуйста.
- Сейчас что-то будет, - шепнул я Люсе.
Мари лихо взялась за шприц и тут..., конечно, вылез Пати, увидев в руке Мари бутылку. Слюни потекли до пола и он отважно отправился к столу преподавателя в надежде получить свою долю. Преподаватель отпрыгнул от собаки и естественно сел на иглу в руке Мари. Раздался вой. Мари выпустила шприц и наш руководитель запрыгал с болтающимся шприцом сзади.

Я сижу в доме Люси, когда раздается звонок в дверь. Открываю двери и вижу Мари и Борю. Сейчас у Бори кресла нет, зато на цепочке болтается корявый кусок трубки спинки от него. В другой руке по-прежнему прикованный чемодан.
- Ребята, мы приехали к вам, - сразу заговорила Мари. - Дом мы не купили, Борю никто не хотел отковывать, деньги привезли обратно, а кресло пришлось выломать, трудно же таскать везде за собой.
- Заходите.
Они входят под приветливое помахивание хвостом собачки.
- Люси, - просит Мари, - у тебя нет какой-нибудь сумки переложить деньги из чемодана.
- Найдем что-нибудь.
Мы выгребли деньги из чемодана в баул, оставив прикованного Борю с пустой емкостью.
- А как же эти железки? - спрашивает Борис.
Он трясет прикованным чемоданом в одной руке и куском трубы в другой руке.
- Пока Мари не достанет ключи к наручникам, тебе их придется носить, - говорю я.
- Нельзя их хотя бы отпилить?
- Люси, у тебя в доме ножовка есть?
- А это что такое?
- Все ясно. Придется тебе, Боря, пока смирится.
- Бедненький, это все я виновата.
Мари обнимает Борю, а тот обхватывает ее талию руками и прикованные вещички оказываются у Мари на бедрах.
- Хватит вам лизаться, - говорит Люси, - давайте хоть выпьем немножко.
Боря снимает руки с бедра Мари и не замечает, как кусок трубы зацепился за ее платье. Он резко разворачивается и треск рвущейся материи раздается по комнате. Мы все уставились на Мари. Лохмотья платья торчали только у груди, остальная часть лежала на полу. На Мари, слава богу, были трусики.
- Хорошо хоть трусики не порвались, - говорю я.
- Ты неплохо отделалась, - замечает Люси, - ни одной царапины.
- Мари, я не хотел. Это все эти проклятые железки. - лепечет Борис.
Сунул свой нос Пати. Он подошел, сначала лизнул коленку Мари, а потом подцепил обрывки платья зубами и поднял морду.
- Ну почему все я? - чуть не плачет Мари.
- Пойдем, я тебе что-нибудь из своего гардероба выберу, - предлагает Люси.
Девушки уходят, Пати идет за ними и тащит остатки платья.

- Слава, Люси, мы с Борей завтра возвращаем деньги Грише и поэтому опоздаем на занятия. Вы там объясните что-нибудь, если спросят.
- Хорошо, а кто такой Гриша?
- Это банкир, который дал мне деньги.
- Ничего себе, у тебя огромные связи.
- Нет, нет, мы с ним не спали. После того как я положила деньги в его банк, он всегда мне помогает. Однажды я нечаянно развалила пятиэтажку, ну старый хрущевский дом. Так Гриша подогнал технику, людей и за пол дня дом восстановили.
- То есть как ты ее развалила?
- Да я не виновата. Мы там были у приятеля. Я на кухне включила газ, что бы вскипятить чайник, но тут у меня в руке сломалась ручка. Знаете, такая черненькая пластмассовая, их там еще четыре. С других конфорок было не снять, ну я и решила пойти к хозяину и сказать ему об этом. Пока я его искала, меня Сеня, мой бывший жених, увлек танцевать. Я и забыла про газ. А потом, примерно через час, как рванет. Это оказывается мать хозяина квартиры решила разогреть картошку.
- Убитые, раненые были?
- Были. Маму так и не нашли, а вот гости почти все ранены, когда стенки падали на них. Даже я пострадала, у меня плечи были разбиты. Люстра сорвалась и прямо на меня.
- И суд был?
- А как же. Мой адвокат доказал, что виноваты деятели ЖЭК, которые не следили за техникой и строители.
- А эти-то почему?
- А как же. Нас же никого не убило, только потому, что стенки были гнилые. Там строители много песка в этот, как его, цемент добавили.
- А как же твой жених, Сеня?
- С ним проще, когда ему проломило стенкой голову, мы разошлись.
Мы глядим на Мари большими глазами. Первой пришла в себя Люси.
- Отправляйся к Грише завтра Мари. Но, Боря, у него цепи.
- Гриша поможет. У них в банке пыточная камера есть, там перепилят.

Перед занятиями появилась Мари, весьма пьяная и веселая.
- Где ты была? - спросил Боря.
- Ой, мальчики, не спрашивайте, по моему на пр... преп... препзентации. Там были такие, такие все милые, что меня вежливо довели до машины.
- Ты там ни чего не....
- Ничего, только уронила стол с посудой. Как все гремело, ой как гремело. Когда меня провожали, мы шли по горе черепков.
Мари садиться на стул, тыкается лбом в стол и затихает.
У нас новый преподаватель. Одетый в смокинг черного цвета, он читает нам лекцию, как продавать зарубежный товар.
- Тысячи тон гнилого и просроченного пищевого товара, в связи с перестройкой хлынули на наш рынок и естественно встал вопрос, как его продать. Первое. У них, за рубежом важен срок выпуска и срок годности. Хорошо что большая часть населения в нашей стране не знает английского языка или других, поэтому, что там написано прочесть не может. Единственное, что ищут цифирки конечного срока. Наша задача, этот срок подделать или переделать.
- Простите, а это не одно и тоже, - спросила умная девушка в золоте.
- Прощаю. Подделать можно все, даже деньги, а переделать только то, что уже невозможно подделать.
Эта умная фраза привела нас в трепет, а Пати разинул пасть так далеко, что нижняя часть шлепнулась на пол.
- Вот здесь дихлорэтан, растворитель смывающий краски с полиэтиленовых и других пластиковых пакетов и упаковок...,- продолжает преподаватель.
Тут распрямляется Мари, тупо смотрит на преподавателя
- Как вы сказали? - удивилась она, - ....этан. Не слыхала. Вот растворитель 427, потом 378, 245, 486 для нитро красок, а также 657, 239, 213, 544 для масляных красок это помню. А еще есть разбавители 298, 256, 871 и еще 15 наименований...
У преподавателя похоже глаза на лоб полезли. Он встряхивает головой, чтобы отогнать поток цифр. Все в шоке. Камчатка сидит разинув рот. А Боря даже в восхищении протянул.
- Ну, даешь... Откуда все знаешь?
- Мой жених Володя таскал с завода, на котором он работал, все эти бутылки. Я их поэтому хорошо помню.
- А что он с ними делал? - удивились на Камчатке.
- Да ничего. Выливал содержимое в раковину, мыл мылом, а потом сдавал.
Наконец-то Камчатка вздрагивает от смеха. Преподаватель начинает орать.
- Тихо. Пойдемте дальше. Дихлорэтаном смываете на пакете последние цифирки месяца или года и краской на основе ПВА или другого поливинилового лака, наносите новые цифры.
Теперь от страшных названий начинают волноваться все, но бояться спросить у умного преподавателя. Но Мари на подъеме.
- А мой Володя еще знал поливинилхлоридные, на основе новолака, пентаэритритовые, пентафталевые, полиацетатные, силиконовые....
Это был еще десяток непонятных нам названий.
- Ну Мари...- тянет Боря с восторгом. - Во даешь.
Пати поднимается и кладет тяжелую голову к ней на колени, умиленно попискивая. Учитель хватается за голову и начинает уже бубнить не обращая на нас внимания.
- Второй путь, более расточительный. Заказываешь в типографии новые бумажные пакеты, или шелкографией, или офсетной печатью покрываете полиэтиленовые.
- Шелк, это мне знакомо, - тянет кокетливо Мари, - еще есть модополам...
- Все. - орет преподаватель. - Я не могу так работать. Вы вурдалаки, каречуги, шепетоли...
Камчатка начала реветь, наконец-то рязане задули в свистульки и забили ложками, Пати стал лаять. Преподаватель убежал. Мы окружили Мари.
- А ты молодец, - говорю я.
- У тебя даже кудряшки привлекательны, - вторит мне Люси.
Пати чешет бок о ее колено.

Приходит директор курсов.
- Мы инцидент уладим, все... Я вам расскажу о кассе. Как надо обманывать налогового инспектора с кассой.
Мы замираем, так как понимаем, что эту чертову машину всегда трудно обмануть и налоговик всегда по ней узнает и оборот и выручку. Пати старательно высунул язык и свел глаза к потолку.
- В каждом городе есть люди готовые нам помочь. Это любители электронщики и вундеркинды. За деньги, естественно, приглашаете их и они вам переделывают электронику полностью. При помощи незначительной кнопки отключаете контрольную ленту и шпарите на рабочей, чеки на любую сумму. Иногда правда включайте контрольную ленту, чтобы хоть что-то показать инспектору.
- Где нам найти таких людей.
- Нет проблем. За соответствующую плату, мы сообщим ближайший адрес, в каждом городе где вы проживаете, нужного человека. Отличники получат все бесплатно.
За дверью звенит звонок. Мы с шумом поднимаемся и идем к двери.

Мари, Люси и Боря в панике.
- Завтра нас выпускают на улицу для продажи товара. Это будет для нас и выпускным экзаменом. По условию, по мимо денег указанных в накладных, мы должны добрать... кто принесет прибыль 20 процентов, получит тройку, кто, 30- четверку, а кто за 40- отлично. Получает сертификат тот, кто обманет покупателей на 20 процентов и выше.
- Чего беспокоитесь, наберете.
- Не так-то просто. Каждый будет тянуть жребий, на тип товара. А вдруг попадется не весовой, а штучный.
Я пожимаю плечами. Хоть здесь и учили меня всяким штучкам, но мне не очень хочется надувать моих соотечественников

Мне не повезло. Я вытянул штучный товар. К моей палатке подвезли упакованные и расфасованные кофе, макароны, крупу. Принял все по накладной и тут же вывесил ценники на товар. Боря поместился недалеко. У него две бочки с тухлой селедкой. Мари получила палатку с трусами, майками, кофтами и еще черт знает с чем. Люси достался мясной лоток с мороженными курами, мясом и фаршем. Итак экзамены начались.
Ко мне подошел Пати и пристально на меня посмотрел.
- Пати, я завалил этот экзамен, на этом товаре навара не дашь.
Собачка подошла, что бы лизнуть меня в лицо и после долгого сопротивления добилась своего. После чего Пати исчез. Боря рядом ругался с покупательницей.
- Ну и что, что воняет. Когда ты спишь разве не воняешь, а эта рыба спит, разве не видно.
- Да мой кот в обморок упадет, когда ее понюхает.
- А мой дедушка, когда ее выловил, в обморок тоже упал, но от этого стал верить в бога еще сильней. Ты в бога веришь?
- Верю.
- Тогда чего рыбу не берешь. Еще сильней верить будешь.
Тут что-то упало к моим ногам. Пати принес в зубах килограммовую гирю.
- Спасибо, собачка, но я не взвешиваю товара.
Пати вильнул хвостом и ушел шляться по базару. У Бори новый покупатель.
- Мне пол бочки селедки.
- Сколько?
- Пол бочки сказал. Говорят у тебя рыба от которой свиньи дохнут, мне нужно дорогому человеку скормить.
Он закрыл глаза и заулыбался.
- У вас тара есть.
- Есть, есть.
Тут опять что-то звякнуло под ногами. Пати принес новую гирю.
- Господи, да откуда же ты их набираешь.
Через пол часа у меня было 14 килограммовых гирь и 5 двух килограммовых. Я начал волноваться, не побьют ли собачку за воровство.
- Эй, приятель, - слышу голос, - я вижу у тебя много гирь. Не продашь ли мне одну.
- 50 тонн.
- Согласен.
Мужик достает бумажник.
- Понимаешь какая штука, торгую здесь на базаре и кто-то утащил гири. Надо же возвращать.
Он дает мне бумажку в 50 тысяч и идет в толпу. Раздается стук, опять гиря падает к ногам. У Пати рожа революционера, он радостно мотает хвостом, потом опять отваливает. У Бори торговля чего-то не идет. Он взваливает бочку на плечо.
- Слава, посмотри за товаром, я всучу селедку торговкам, пусть продают.
- Может сначала договориться, а потом нести селедку...
- Я им всем головы по отрываю, если не возьмут.
Через некоторое время на рынке шум и крики, потом кто-то воет и появляется взлохмаченный Боря.
- Вот, понесу товар еще... Двум упрямым бабам затрещины дал. Весь ряд сразу все понял.
Он взваливает оставшуюся тухлятину во второй бочке и уходит.

Через час у меня еще один мужик купил гирю, потом две женщины, потом еще и еще. Мне показалось я схожу с ума. Пати приволок точно такую же гирю, которую я продал первому мужику. Только я ее протер пакетом супа Галина Бланка от слюней собаки, как мужик опять возник передо мной.
- Слушай, друг, продай еще одну. Кто-то уволок у меня и ту, что купил. У меня есть только сто, дашь сдачи.
Я выволок пачку денег, только за проданные гири и с ужасом подумал, может закрыться. У меня навар на все 100 процентов...

Пришел контролер. Долго мусолил накладную, сверял с ценами. Посчитал товар и покачал головой.
- Первый раз в жизни вижу приличного продавца. Толи я схожу с ума, толи этот идиот...
Тут как раз явился Пати с очередной двух килограммовкой в зубах и разжимает свои челюсти. Заслюнявленная гиря падает на ноги контролеру. Тот орет благим матом, собирается народ и беднягу уводят в травм пункт. Я по-прежнему торгую гирями, но не своим товаром.
Появляется милиционер.
- Лицензия на торговлю есть?
- Мы учащиеся торговых курсов.
- Нехорошо, все равно надо платить.
- Мне не с чего. У меня даже товар не распродан.
- Дай посмотреть накладную... Так и есть, тебя дурят мальчик. В этой накладной все цифры завышены. Рядом в палатке, продают по цене в два раза ниже. Ладно я пойду скажу старшому, пусть твои жлобы пересмотрят цены.
На мое счастье Пати приволок гири после ухода милиционера.

Где-то раздается стрельба из автоматов и пистолетов. На рынке паника и вой от страха. Кто-то пихает меня мокрым носом. Передо мной Пати и у него в зубах... пачка сто тысячных банкнот. Похоже, толи я, толи рынок сошел с ума.
- Пати, милая собачка, отнеси хозяйке. Неси Люси.
Пес послушно побежал рысцой между палаток.
Появился Боря. Вид у него довольный.
- Никак все распихал и уже деньги получил? - спросил я.
- Почти. Бабки попросили там одного приставалу успокоить, я его и его друга там под прилавками оставил....
- Так это по тебе стреляли?
- Нет, это где Мари.
- Ты бы сходил к ней, посмотрел, жива ли?
- Сейчас.

Пати приплелся опять. За ним дорожка из денег. В пасти гора всех видов банкнот, безобразно свисающие как усы.
- Пати, нас побьют.
Хвост у собаки дрожит от восторга. Он разжимает челюсти и масса слюнявых и продырявленных зубами денег горой падает к моим ногам. Я беру эту массу и раскладываю на коленях.
- Господи, где же ты их берешь?
Пати понимает это как сигнал к действию и опять исчезает.

Появляется запыхавшийся Боря.
- Там такое, такое...
- Мари цела?
- С Мари все в порядке, но там две группировки дерутся друг с другом и все вокруг нее. Убитых, человек двадцать.
- Милиция рядом есть?
- Разбежалась, они только бабок здесь грабить могут.
- Так может Мари увести от туда?
- Она говорит не надо. Она еще не закончила сделку.

Пати долго нет и я стал тревожиться не побили ли пса. Но вот он появляется и я закрываю глаза. За ним тянется хвост сарделек. Около четырех метров связанных оболочкой колбасок , мешают пешеходам ходить и они подпрыгивают, что бы не наступить и не обидеть пса. Боря в восторге.
- Вот это, да. Жратву принес.
Грязными пальцами он подхватывает конец гирлянды и протерев о рубаху начинает есть. Пати в недоумении, но видя как Боря жрет его еду, тянет зубами, Боря не отдает и вот два гиганта перетягивают сардельки каждый на себя. Я жду когда же они порвутся, но видно оболочка сарделек сделана из капрона (и как Боря только жрал ее) и Боря потихоньку подтаскивает пса. Пати делает рывок отчаяния и наконец-то гирлянда рвется. Собака катиться в одну сторону, Боря летит в противоположную, в спину продавца молочными продуктами. Палатка падает, там истерические крики. Наконец появляется, вымазанный майонезом, творогом и сметаной Боря и... один из музыкальных Рязань.
- Заткнись, - ревет Боря.
- Сам заткнись. Из-за тебя я экзамен провалил.
- Ну и что? Когда меня в Самаре били, я тоже думал, что не доеду до Питера, но видишь здесь...
- Вижу, - плачет музыкант.
- Эй, - подзываю я их.
Они подходят, переругиваясь. У моих ног довольная рожа Пати с остатками сарделек в зубах.
- Вот, возьми плакат и встань перед разрушенным ларьком, - я протягиваю рязанину кусок только что исписанного картона. - Тебе сразу все возместят.
- А что там? - он читает, - "Господа. Я демократ и за мои идеи коммунисты решили расправиться со мной. Вы видите, что они со мной сделали. Это мои последние вложенные в реформу деньги. Помогите, господа..." Но я же не демократ?
- Ну тогда катись от сюда. Я тебе хотел помочь.
Рязанин с опущенным видом идет к своей палатке, становиться перед ней и расправляет на груди картон. Около него скоро собирается толпа. Появляются знамена, плакаты с требованием отменить компартию и невесть откуда ораторы с мегафонами в руках. Начинается шумный митинг. Все ругают коммунистов, а у рязанина уже мешок из-под сахара с деньгами.
- Здорово, - восхищается Боря.
Он берет с моего прилавка пачку "китикета" и пытается им счистить со своего костюма молочную продукцию. В его лапах пачка лопается и на асфальт супятся шарики кошачьей еды. Пати с отвращением сплевывает сардельки и уходит.

Мы сдаем товар и деньги. Строгие экзаменаторы сверяют наличие оставшегося товара, принимают деньги и тут же объявляют кто как защитился. Рядом толкается Пати.
- Вам, товарищ, отлично, - говорит мне директор курсов. - Как вы сумели набрать такую большую сумму, почти не продав товара?
- Я гири воровал и торговал ими.
- Что?
- Гири воровал...
Директор хохочет.
- Так это вы дорогой, человек, оставили сегодня базар без гирь. Пять, пять с пятью плюсами и красным дипломом. Мало того, мы вам выдадим стипендию фонда Соруса, за развитие прогресса в торговле.
Появляется Мари и выкладывает чемодан денег. За ней какой-то бродяга везет на тачке весь ее не проданный товар. Экзаменаторы ошеломлены.
- Простите, откуда столько?
- Вам нужна была прибыль, вот она. Вот товар, я пыталась его продать, но у меня ничего не получилось, - честно признается Мари, - Тогда я позвонила своему знакомому банкиру и через несколько минут ко мне приехал грузин, он не торгуясь предложил цену. Когда отдавал мне деньги, чтобы купить товар с палаткой, откуда не возьмись прибежали какие-то люди и открыли пальбу. Друзья грузина, оказывается тоже умели стрелять. Ну что у них там дальше было я не знаю, только когда я уходила с деньгами и с товаром, грузин и еще человек двадцать лежали на земле. Я покричала милицию, но почему-то вокруг все разбежались, на земле никто не шевелился, я тогда и ушла.
Появляется, воняющий тухлой рыбой, Боря, в разодранной одежде и с красной рожей. Он выглядит несколько странно, его куртка и штаны раздувалась, я в руках он волочил грязную авоську. Остановившись перед столом он стал вытаскивать деньги. Сначала из карманов. Опустошив все карманы, которые у него были он приступил к своей куртке. Расстегнув ее он вывали на стол кучу грязных замусоленных бумажек. Постепенно он "худел" избавляясь от денег. Закончив с верхней одеждой он перешел к штанам, рваным носкам и ботинкам. Среди бумажек были доллары, марки, гульдены и даже тугрики.
- У меня тут еще мелочь, - сказал Боря досыпав из авоськи на кучу бумажек груду металлических монет.
- Боря, ты что банк ограбил! - радостно всплеснула руками Мари.
- Вот, - деловито заявил Боря, - чего-то народ пошел какой-то тупой, пока каждому по морде не заедешь, никто ничего покупать не хочет, особенно по тем ценам, которые я предлагал. Слава богу, там многие торговки сразу все поняли. И деньги вернули и товар.
- Как, неужели бочки вернули? Куда же ты их дел? - поражается Мари.
- Посмотри на Неву. Видишь вся рыба всплыла и живая и мертвая. Все ухнул туда.
- Так как вы распродали товар? - спросил экзаменатор.
- Да никак, распихал свой товар по двум десяткам палаток. А что?
Когда появилась Люси все просто отпали. На ней была одежда... из денег. Точнее деньги были нанизаны на ниточки и в несколько рядов свисали с Люси.
- Чего вы так удивляетесь, а как мне их иначе высушить, - как ни в чем не бывало заявила Люси, - эта паршивая собачка, - Люси кивнула на Пати, - так заслюнявила каждую бумажку, что я успела высушить только половину.
Только тут все заметили, что половина "одежды" Люси была жутко обвешана слюнями.
- А причем тут Пати?
- Да я сама не знаю. Этот паразит растащил весь мой товар по штучкам и каждый раз приносил мне по несколько бумажек, а то по несколько пачек денег. В конце, когда начали где-то стрелять принес несколько сотен баксов.

Мы все получим сертификаты. Это пообещала комиссия. Я же пообещал его повесить на шею Пати.
По рынку после нашего практического занятия еще несколько месяцев ходили мистические слухи о нечистых и дьяволах.

Идет торжественная выдача сертификатов на площадке перед зданием. Вокруг много народу и покупателей, нет, не тех, кто покупает товар, а тех, кто нанимает новоиспеченных продавцов. Ко мне несколько раз приходили негры и предлагали за бешеные деньги место в лавчонках Ботсваны, где-то в центре Африки. Потом пришли лопари и предложили торговлю льдом во Франции. Откуда-то они прознали, что у меня будет диплом Соруса и настойчиво набивали цену. Бедную Люси атаковали человек десять из родной России и стран ближнего зарубежья. Боря уже нанялся торговать кирпичами и гробами в торговой фирме "Литл биг бой лимитед". Нет только Мари, как всегда с ней что-нибудь происходит.
Нас выстраивают в линейку, какой-то ансамбль из ПТУ наяривает "Интернационал" и вот руководитель курсов выходит и поднимает руку. Музыка замолкает.
- Вы славно потрудились в нашем заведении. Успешно прошли теоретический и практические знания. Мы с гордость выпускаем очередной курс выпускников и я рад вручить вам сертификаты и подарки.
Рядом со мной сидит Пати и с любопытством наблюдает за скоплением людей.
- Первыми получают сертификаты наши отличники. Внимание. Красный диплом, стипендию Соруса, сертификат с золотой каймой, бесплатный набор для облегчения торговли продавцу, мы вручаем...
Он называет мою фамилию. Я выхожу и иду к центру строя, за мной плетется Пати. Музыка начинает играть тушь. Вдруг раздается гул, вытье автомобильного сигнала, отчаянные крики. Толпа шарахается, мы отпрыгиваем в сторону и я успеваю за хвост оттянуть Пати. Врывается автомобиль Мари и врезается в оцепеневшую фигуру Бори, который, взлетев на воздух, головой пробивает окно второго этажа и пропадает в отверстии, сама машина Мари въезжает в стеклянную стенку здания. Звон, грохот , потом все затихает. Дверца машины медленно приоткрывается и появляется Мари. Одна нога у нее в модной туфельке, вторая босиком. Мари осторожно наступая на битое стекло выходит к нам и чуть не плачет.
- Я не виновата, у меня отказали тормоза... Проклятый гвоздик туфельки пробил дно машины и что-то там заело.
Она отходит, прихрамывая на босую ногу, к нам и тут огромный осколок стекла падает на машину и буквально разрезает ее пополам.
- Ты хорошо отделалась, - говорю я.
- У тебя даже нет царапин, - вторит Люси
Пати тоже посочувствовал, он полизал ей коленки.
- А как там Боря? - опять говорю я.
- Так это был Боря? - поражается Мари. - Несчастная я. Как только у меня появляется жених, всегда с ним что-нибудь произойдет.
- По-моему Боря жив, - говорит Люси, - слышите грохот.
Мы все услыхали грохот выламываемой двери. Боря, как всегда, открывал ее не в ту сторону.

Мари наняла компания "Дженерал Моторс". Люси все же осталась верна городу и завербовалась в маркетинг, объясняя всем, что не может куда-то уехать, пока есть паршивая собачка Пати. Я устроился в охрану, того маркетинга, куда прошла Люси. Слово свое я сдержал, сертификат с золотой каймой одеваю Пати на ошейник, каждый раз по праздникам.

О Мари мы узнали через пол года из газет, когда высотное здание "Дженерал Моторс" сгорело дотла. Был громадный процесс и ее как всегда оправдали. Защитник доказал, что вентиляционные шахты дули не туда, куда надо.
Борю с работы выгнали. Дело в том, что богатых хоронят в гробы с дверками в верхней и нижней части. Боря наживался на штанах умерших пациентов. Обычно для проводов покойного открывают верхнюю часть гроба и все видят, что он в пиджаке, а в закрытой, лежат остатки без штанов. Однажды Боря перепутал и положил покойного головой туда, где должны быть ноги. В церкви был жуткий переполох, когда приподняли верхнюю часть и все увидели нижнюю часть голого тела. Боря нанялся продавать шерсть оленей и уехал на Север.
Люси стала директором того маркетинга, в который поступила. Она себе купила шесть дач, семь квартир и островок в районе Тихого океана и только мы с собачкой Пати остались при своих интересах.

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.