Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 1996 г. Политичсекий триллер о знаменитом разведчике.

Кто вы, генерал Орлов?

Сентябрь 1936г.

Ежов, лениво развалившись в кресле за своим столом, буравил меня взглядом.
- Сколько лет вы в ОГПУ, товарищ Орлов?
- Больше десяти, товарищ нарком.
- А до этого кем были?
И зачем он спрашивает? - мелькнула мысль. - Как- будто бы и не знает. Что же я такое натворил?
- До этого был помощником прокурора Верховного суда СССР.
- Ага. Так это не вы в 1924 году вели дело Ширханова?
- Так точно. Я.
Мысленно вспоминаю страницы трех томов дела и все думаю, где же я допустил ошибку.
- Вам кажется тогда помогали некоторые сотрудники ОГПУ. Не могли бы вы вспомнить, кто именно?
Куда же он ведет?
- Так точно. Ко мне были прикреплены два сотрудника, это Шелест и Агабеков.
Кажется я теперь понял в чем дело. Все этот стервец Агабеков.

Справка:
Видный сотрудник ОГПУ, один из создателей разведывательной сети на ближнем Востоке Георгий Агабеков-Арутюнов в 1930 году бежал за границу и фактически продал англичанам всех своих агентов.

Ежов сузил глаза и забарабанил двумя пальцами правой руки по столу.
- Вы, кажется с Агабековым дружили?
- Никак нет. Я был знаком с...(я чуть не сказал слово "товарищ") Агабековым именно в тот период. Потом он уехал в Персию и наши пути разошлись.
- А как высмотрите еще на одну встречу с ним?
Я ничего не понимаю. Неужели Агабекова украли за границей и доставили в Москву.
- Его взяли?
- Нет. Но его надо взять.
Теперь Ежов поднимается с кресла и я напрягаюсь.
- Мы уже дважды пытались убить этого мерзавца за границей и обе попытки были обречены на неудачу. Теперь это дело поручается вам.
- Слушаюсь, товарищ нарком.
- Решением Президиума и лично, - он многозначительно кивает в потолок, - вам поручается провести эту операцию.
Ничего себе, если этого хочет Сталин, то меня ожидает в любом случае неприятности. Если я предателя не ликвидирую, или я его убью, свидетелей этих грязных дел все равно не оставят в живых. Это знаю я - генерал-лейтенант разведки ОГПУ, который не раз прокручивал аналогичные дела со своими подчиненными.
- Вам надлежит, - продолжал Ежов, - изучить все дела связанные с Агабековым и предложить свой вариант. Время ограничено. Через неделю жду ваши предложения.
Он высокомерно смотрит на меня.
- Слушаюсь, товарищ нарком.
Как нравиться Ежову эти слова "товарищ нарком". Он прямо раздувается от важности. Говорят, один сотрудник ОГПУ на совещании у Ежова делал доклад по испанским событиям и там каждое предложение начиналось с этих слов. На следующий день его повысили в звании.

Справка
: Агабекова пытались захватить дважды. Первый раз в Сентябре 1930 года, когда его завлекли в Болгарию. В Софии его успел перехватить шеф болгарской полиции, который и предупредил о готовящемся на него похищении. Второй раз в Январе 1931 года в румынском городе Констанце. Тогда румынская полиция прямо в ресторане, где готовилось похищение, схватила с поличным наемников ОГПУ. Эта неудача была раздута англичанами и в Европе прогремело дело "Филомены", это название судна, которое было зафрахтовано ОГПУ для перевоза в Союз Агабекова в случае его захвата.

Я изучаю все дела Агабекова и последние сообщения о нем заграничных резентур. Прихожу к выводу, что надо сыграть на финансовых трудностях клиента. Англичане и французы давно не платят своему агенту, высосав из него все.

Прошла неделя. Я опять в кабинете Ежова.
- Ну как? - сразу встретил меня нарком, даже не поздоровавшись.
- Мы наметили операцию и фактически готовы к началу ее развертывания.
- Пожалуйста, подробно. Хозяин любит вникать во всякие мелочи и возможно потребует отчет и о этом деле.

Справка
: Сталин действительно держал это дело под контролем и вникал во все мелочи операции вплоть до ликвидации Агабекова.

- По данным резидентуры Агабеков сейчас проживает в гостинице "Националь" в Брюсселе и находиться под наблюдением бельгийской полиции. Там же в Бельгии существует, так называемый "Брюссельский синдикат", которым руководит один из сотрудников ОГПУ Зелинский. Этот синдикат занимается грабежом испанских ценностей.
- То есть, как это?
- Нашими усилиями при республиканских частях в Испании созданы особые подразделения, которые и занимаются этим делом. После захвата республиканцами, каких-нибудь церквей, монастырей, дворцов и замков, эти подразделения захватывают все, что там видят: статуи, картины, драгоценности. Потом, все это идет через агентов синдиката на торги в Париже или Брюсселе.
- Куда же девается выручка? - прерывает меня Ежов.
- В основном направляется на подпитку наших разведчиков и подкупы предателей. Остальное на развитие синдиката.
Ежов задумывается и начинает ходить по кабинету.
- Продолжайте дальше, - встряхивается он.
- Наши агенты из "Брюссельского синдиката" сейчас попытаются предложить Агабекову солидный куш, если он возьмет на себя роль агента и поможет переправлять эти ценности от границы Испании до Парижа.

Справка
: Немецкая разведка в Испании была втянута в действия "Брюссельского синдиката" и частично имела прибыль от продаж или воровства испанских ценностей. Опыт действия специальных отрядов при республиканских частях в последствии фашистская германия применила у себя. Во время войны с СССР при каждой армии имелись специальные части, которые грабили ценности захваченных городов.

- А если он не согласиться?
- Он сейчас на мели и, по последним данным, готов ухватиться за любую безопасную работу.
- Так в чем изюминка этого проекта, если эта работа безопасна?
- В приграничном районе с Испанией, всегда скапливается много народа. Это добровольцы, авантюристы, беженцы и французская полиция пока не в силах сдержать эти потоки туда и сюда. Если он попадет в такую кашу, то просто исчезнет.
- На виду у всех?
- Там всегда кто-то пропадает и все на это уже не смотрят, а полиция тем более.
- И все же, как это будет выглядеть?
- Примерно так. Рассерженный испанец Ромиро, будет мстить за свою дочь. И этого наглого насильника утащат в горы.
- Вы ему подсунете женщину?
- Это не обязательно, но если надо, сделаем. Эта часть операции должна пройти экспромтом. Самое важное втянуть Агабекова в дела синдиката.
- Хорошо. Значит вы предполагаете захватить его на границе с Испанией?
- Точнее, на границе с Францией.
- Хорошо, товарищ генерал. Я доложу о ваших предложениях
Интересно, он не уточняет, кому? Но видно хитрый Ежов еще раз осмыслит план и уже доложит Сталину либо свою версию, но на базе моей, либо все спихнет на меня, почувствовав нереальность выполнения.

Мы сидим с женой у приемника и крутим ручки, чтобы поймать Лондон или Берлин с целью выяснить лучше обстановку за рубежом. Наша печать давно несла невообразимую чушь о победах на трудовом фронте в стране или республиканских войск в Испании.
- Стоп, - говорит Марина, - послушай Александр, я кажется поймала Стокгольм.
- Здесь музыка Штрауса.
- Погоди, они что-то должны после нее сказать.
Наш приемник был куплен в Лондоне и Ягода, бывший тогда руководитель ОГПУ, не раз намекал, что не прочь получить от меня именно его в подарок, хотя в его управлении было полно радиоаппаратуры. Дело в том, что даже на длинных волнах и средних, наш приемник тянул всю Европу и иногда любительский вздор в эфире стоил больше, чем вся информация официальных лиц. Но и от Ягоды была и польза, его специалисты сделали нам антенну, что весьма расширило горизонт общения со всеми странами мира.
Музыка закончилась и диктор сразу начал с событий в Испании. Наших бьют. Франкисты упорно давят республиканцев на шоссе Лиссабон- Мадрид. Пал город Оропесса, мятежники продвинулись к Талавере.
- Кажется правительству Кабальеро не справиться с Франко, - говорит Марина.
- Республиканцы явно не готовы к этой войне. Их агония будет зависеть от помощи России и других государств.
Голос диктора продолжал сообщения о событиях в Испании.
"...- Как сообщил наш корреспондент из Мадрида, некоторые республиканские части занимаются грабежом на своей территории. Вчера бойцы 8 бригады интернационалистов, передислоцирующиеся на западной фронт, напали на город Алкатель. Были убиты несколько священнослужителей, ограблены церкви и знаменитый музей искусств, подаренный городу около ста лет назад последним герцогом из рода Альба..."
- Это еще что? - с удивлением спрашиваю я. - 8 бригада, самая лучшая боевая часть у республиканцев.
Голос диктора продолжал.
"...- Правительство Кабальеро, вынуждено создать для расследования этого инцидента представительную комиссию во главе с доктором Варго..."
- Черт, неужели Зелинский приказал своим бандитам, колошматить своих.
- А что делать? - подала голос Марина. - Побед на фронте нет, одни поражения, а рынок все время требует подпитки, вот и принялись за своих. Синдикат сдохнет, если товара не будет.

Справка
: По данным послевоенной комиссии Франко, республиканскими войсками на своей территории Испании, то есть на территории не занятой франкистами, было ограблено около 257 церквей и монастырей, 12436 частных домов и замков богатых людей. Эти ценности расползлись по всей Европе и даже не миновали Россию.

- Ты наверно права. Интересно, доложат Ежову об этом или нет?
В этот момент зазвонил телефон. Я подошел и снял трубку.
- Але... Это товарищ Орлов? - спросил суровый голос.
- Да.
- С вами будет говорить товарищ Сталин.
У меня перехватило дыхание и заныло сердце. Трубка вдруг стала горячей и звуки помех резко приблизились и отдались в ушах. Раздался шорох и до боли знакомый спокойный голос с акцентом заговорил.
- Здравствуйте, товарищ Орлов.
- Здравствуйте, товарищ Сталин.
- Мы здесь с Политбюро внимательно прослушали ваши предложения ( Он так и сказал "ваши", значит Ежов не захотел присваивать себе лавры провала или побед) по захвату предателя родины. В принципе, план хорош, однако как я понял, этого подлеца ( Сталин до конца гибели Агабекова не называл его по имени или фамилии, а всегда присваивал звучные оскорбительные слова) необходимо затянуть в "Брюссельский синдикат" и это основа всей операции. Сумеют ли наши чекисты подобрать к этой дряни ключи в заманить его туда?
- Вчера вечером, я получил шифровку от Зелинского, его агенты уже начали обработку Агабекова и похоже, что он согласен стать курьером по перевозке ценностей.
- Я считаю, ваше место сейчас не в Москве, а в Брюсселе или Испании. Основные события будут там. Политбюро решило выделить вам большие полномочия и поэтому держите нас все время в курсе дела.
- Хорошо, товарищ Сталин.
- До свидания, товарищ Орлов.
- До свидания, товарищ Сталин.
- Марина с испугом смотрит на меня.
- Ну что?
- Я уезжаю за границу.
- Куда?
- Наверно в Европу.

Справка
: Сталин редко вмешивал в дела ОГПУ Политбюро. Но в этой операции он подчеркивал коллективную ответственность своих соратников за убийство Агабекова. Решение политбюро Генерал Орлов воспринимал это еще как и гарантию своей жизни.

Ежов принял меня незамедлительно.
- Товарищ Сталин просил меня, чтобы как можно меньше должностных и посторонних лиц было задействовано в операции. Все предыдущие два срыва, были именно по этой причине. Вы поедете в Мадрид, официально, как советник при правительстве Кабальеро и там будете консультантом по сколачиванию отрядов в тылу врага, созданию опорных баз и редизентур. Хотя разведкой занимается много наших подразделений, но уклон вашей работы, связан не только со сбором информации, но в основном с организацией сопротивления в тылу Франко, уничтожения пунктов снабжения и деморализации тылов.

Справка
: Осенью 1920 года Орлов служил в Двенадцатой армии и занимался аналогичными вещами, когда белополяки гнали наши дивизии от Варшавы. Поэтому в ОГПУ он еще считался специалистом по партизанской войне.

- Слушаюсь, товарищ нарком.
- Кроме этого, вам предоставлены широкие полномочия, позволяющие употребить власть среди всех наших советников, резидентов и военнослужащих.
Похоже Ежов что-то пересолил в докладе перед Сталиным и теперь раздражен на это.
- Разрешите идти, товарищ нарком.
- Нет. Подождите. Меня интересует "Брюссельский синдикат". Могу ли я получить, финансовый отчет о его деятельности?
Ах вот оно что, теперь понятно на чем нажегся перед хозяином, товарищ Ежов.
- Это очень затруднительно, но Зелинский наверно не посмеет вам отказать и со скрипом, но предоставит все данные.
- Хорошо, идите.

Справка
: Президент "Брюссельского синдиката" А.Зелинский не захотел раскрывать свои финансовые махинации и счета в банках перед Ежовым. В 1938 году он бежал в Америку, а в 1947 году погиб, попав в знаменитую железнодорожную аварию в штате Аризона.

Октябрь 1936 года


Город По во Франции считался последним крупным населенным пунктом перед границей с Испанией. Далее горные дороги и перевал Сампорт открывали вам дорогу на Мадрид. Я поехал специально этим путем, для того что бы оценить прохождение операции именно по этому маршруту.
Ищу адрес одного из агентов "Брюссельского синдиката", переданного мне в Париже. Это один из тех головорезов, которые перетаскивают ценности из Испании во Францию.
Дом под красной черепичной крышей, еле виден из-за густой зелени кустарников и деревьев. Прохожу калитку и по дорожке иду к перевитой лозой стенке дома. На встречу выходит, краснорожий здоровенный мужчина и настороженно смотрит на меня.
- Здравствуйте...,- неуверенно говорит он.
- Я от Поля, - представляюсь ему, - он просил меня передать вам привет.
- Я не знаю никакого Поля.
- Я от Поля Этьена.
Он застывает и кивает головой.
- Вы, Александр?
- Да.
Теперь он крепко пожимает мне руку.
- Пошли.
В доме невероятная чистота и тишина.
- Моя жена ушла на рынок, так что я угощу вас сам.
Мужик достает большую бутылку вина , две кружки и большое блюдо фруктов.
- Меня зовут, Мишель, - продолжает он. - Вы в городе давно?
- Только что сейчас прибыл.
- Вам разбавить или нет? - он кивает на вино.
- Нет.
- Так что хочет Поль Этьен от меня?
- Немного. Сюда под видом агента нашего синдиката прибудет некто... Георгий Агабеков.
Я достаю три фотографии и протягиваю Мишелю.
- Это его настоящая фамилия, здесь он будет явно под другой. Его нужно нейтрализовать, - продолжаю я, - утащить в горы, а там видно будет, что с ним делать.
- Он вооружен?
- По видимому, да. Брать надо тихо, что бы не один ажан, ни один житель города не заметили пропажу.
Мишель усмехнулся.
- Ну это у нас пройдет. Когда он появиться?
- Мы рассчитываем в конце этого года, или в начале следующего.
- Как вам сообщить?
- Через Поля.
- Вы сами хотите участвовать в ликвидации...
- Да.
Мы выпиваем за встречу вино. Мишель прячет фотографии за картину.
- Вы сейчас в Испанию? - спрашивает он.
- Да.
- Постарайтесь не нарваться на наших ребят, они малость шалят на дорогах.
- Мне бы тоже не хотелось с ними встречаться, но что делать, у меня даже нет оружия.
- Во-первых, один не отправляйтесь, постарайтесь попасть в группу людей, сейчас добровольцев в Испанию едет много; во-вторых, если попадетесь в переделку, скажите на ухо главарю: "Мишель из синдиката, передает привет".
- Неужели синдикат так популярен?
Мишель опять усмехается.
- Еще как. Постарайтесь здесь в городе не ночевать, что бы не привлечь внимание жандармерии. У нас слишком много доносчиков..
- Хорошо. Спасибо за предупреждение, Мишель, но где мне ночевать?
- Я не предлагаю у себя, так как ко мне приходит много людей и не желательно им видеть вас здесь. Вы будете ночевать у одного из моих друзей. Он живет здесь в пригороде, его адрес на улице Каштанов 4. Скажите ему, что это я прошу приютить.
- Договорились.
- Пока, Александр.
Теперь он беззастенчиво провожает меня за изгородь.

Справка
: Контрразведка и полиция Франции не трогали синдикат и его агентов, хотя знали о нем слишком много. После того как Зелинский сбежал, синдикат развалился и многие его члены либо занялись разбоем, либо контрабандой, либо тихо отошли от дела. К сожалению, приграничные с Испанией агенты, вжились в грабеж и почти все были выловлены.

Местные забегаловки, кафе и ресторанчики в городе были забиты народом и мне с трудом удалось пристроиться в одно из заведений, чтобы поесть. За моим столом сидела испанка, лет тридцати с чуть искривленным подбородком и мужчина, с густыми жесткими, черными волосами, стоящими торчком.
- Сеньор, вы в Испанию? - спросила женщина своего соседа.
- Я... не... понимаю, - буркнул тот по-английски, потом по-французски.
Раздаются ругательства. Сеньора виртуозно разряжается бранью.
- А вы, сеньор? - она обратилась ко мне.
- Я в Мадрид.
- О..., - оживилась она, - возьмите меня с собой, сеньор.
- Вы одна?
- Нет, со мной сестра. Вы не подумайте что-нибудь такое, но мы боимся идти одни. Кругом бандиты и пристрелить на дороге одиноких путников для них пустяк.
- Простите, меня звать Александром.
- Очень приятно, Магда Маринес, а мою сестру звать Изабель.

Справка
: Магда Маринес была завербована в 1935 году немецкой разведкой. Работала секретарем у министра финансов Хуана Негрино в правительстве Кабальеро. После захвата франкистами Мадрида, была вывезена немцами в Португалию. Вернулась в Испанию в 1941 году, а в следующем году неожиданно тяжело заболела, как предполагают раком, и умерла в Каталонии в 1943 году.

- Разве мало народу едет от сюда в Испанию? Вы бы могли примкнуть к ним.
- Много. Но люди там разные и едут-то в основном мужчины. Некоторые на женщин смотрят как на самок.
- А разве я не мужчина?
- Вы не такой. Я сразу определяю по виду. Вы посидите здесь, ни куда не уходите, я сестру приведу.
Магда уходит и тут же мужчина обращается ко мне по-английски.
- Вы по-английски понимаете?
- Да.
- Я тут видел как вы говорили с незнакомкой по-испански. Что она хочет?
- Она ищет спутников в Испанию.
- А... мне не туда. Я как раз из Испании. Меня звать Бари Бернс.
- Меня, Александр Орлов. Вы американец?
- Нет я из Канады. А вы русский доброволец?
- Да, А от куда вы узнали?
- По фамилии и по моде. Вас наверно всех обшивал один портной в Москве.
Я засмеялся. Действительно это так.

Справка
: Бари Бернс был в это время первым секретарем канадского представительства в Париже. Эта встреча в дальнейшем сыграет значительную роль в жизни Орлова.

- Как там... в Мадриде?
- Да ничего. Республиканская Испания держится на энтузиазме. Немножко его расшатать и она рухнет.
- Как это?
- Очень просто. Сама республиканская армия - это сброд анархистов и идет в бой под воздействием агитаторов, а не своих офицеров. Фронты в основном держат иностранные добровольцы, но и тем приходиться не сладко из-за бардака в высших воинских кругах.
- Однако, Республика держится и скоро, получив солидную материальную поддержку, сможет дать по мозгам Франко.
Господи, что я несу. Сам понимаю, что Республике еле-еле шатается. Не может Россия за тысячи верст дать все испанцам для победы, если они даже ее захотят.
- Наивный вы человек, Александр. Вскоре все увидите сами. В тылах такая каша, жуть. Зато у Франко совсем другой порядок...
- Вы что и у Франко были?
- Был. Я ведь дипломат.
- И даже с ним встречались?
- Конечно.
- Но ведь это же опасно. Вы что, пересекали фронты?
Бари улыбается до ушей.
- Там нет сплошных фронтов. Там у республиканцев сплошные дыры. Они залатывают одну и перебрасывают войска, что бы заштопать следующую. И так до бесконечности. Нас провели на ту сторону в одну из таких дыр представители Франко прямо из Мадрида.
- Ничего себе. И о чем с Франко говорили?
Больше вопросов, может я из него чего-нибудь вытащу. Надо тянуть разговор дальше и прикидываться все время простачком.
- Франко хочет иметь также посольства иностранных держав у себя.

Справка
: Некоторые государства сразу признали Франко, большинство европейских держало посольства в республиканском Мадриде, но были государства, как Канада, которые и у республиканцев и у франкистов завели свои представительства.

В кафе появилась Магда и молоденькая красивая девушка.
- Вот она моя сестра, Изабель, - представляет Магда мне девушку.
Вот черт, как не во время. Я раскланиваюсь с девушкой. Канадец завистливо смотрит на нас.
- Скажи им, - просит он, - не хотят ли они выпить настоящего французского вина?
Я представляю им канадца и объясняю просьбу дамам, Магда сразу соглашается. Бари подзывает официантку и терпеливо объясняет ей на смеси англо - форанцузкого языка, что ему надо, потом подсовывает деньги и хлопнув ее по заднице отправляет к стойке.
- Сейчас она достанет.
- Однако, вы оригинально говорите с женщинами, - замечает Магда и мне приходиться быть переводчиком.
- Ну что вы. Здесь такие затюканные женщины, что только хлопком ее и оживишь.
Затюканная женщина действительно поняла все и принесла пыльную бутылку 1905 года. После двух рюмок Изабель раскраснелась и принялась мне рассказывать, какая несносная ее сестра. Мне пришлось ее остановить.
- Изабель, как вы оказались во Франции?
- Она бежала из северных провинций от бандитов Франко, а теперь ее приходится затаскивать обратно, - опережает ее Магда.
- И вовсе не бежала. Мы выехали с женихом..., - сопротивляется Изабель.
- Ха...ха... Где же женишок-то? Променяла испанца на паршивого француза.
- Он уехал в Америку. У него не было денег на двоих, а я должна была его ждать.
- Вы представляете, - возмущается Магда, - бросил эту дуреху в нищем доме матери и укатил.
Женщины начали препираться.
- Ну мне пора, - поднялся Бари. - Счастливо вам добраться до Мадрида.
Бари распрощался с дамами и ушел. Магда заторопилась.
- Александр, надо нанять телегу или фуру, что бы выехать от сюда.
- Ты знаешь, где это? Покажи мне.
- Пойдем. А ты, пьяная дура, - обратилась она к сестре, сиди здесь и не вздумай уходить куда либо.

Заказать какой-либо транспорт в этом городе просто безумие. Мы шатались по частным заведениям, агентствам и безрезультатно. Транспорта в Испанию не было, все давно было занято или скуплено другими людьми. Пришлось задержаться еще на один день и обратиться за помощью к Мишелю.
- Мне никак не вырваться из этого города. Помогите переправиться в Испанию.
Он чешет свою волосатую грудь.
- А вы в аэропорт обращались.
- Разве самолеты в Испанию летают?
- Иногда и летят. Если там не пробьетесь, завтра контрабандисты пойдут в горы, можете отправиться с ними.
- Хорошо. Это меня устроит.

Мне повезло. В По приземлился испанский самолет, прилетевший за запчастями.

Справка
: Франция вела двойственную политику. Вроде и признавая республику, она тормозила поставки в Испанию военного имущества и снаряжения на своих границах. Там скопились тысячи тонн оружия патронов и запчастей. Иногда республиканские самолеты, по личной договоренности правителей государств, посещали аэродромы Франции, чтобы прихватить почту и по возможности пополниться запчастями.

Летчик сразу согласился меня взять, но уперся в отношении женщин.
- Да знаешь, кто я? - шумела на него Магда. - Да тебя Негрин в порошок сотрет.
- Не могу, у меня самолет берет определенный вес.
- Плевать я хотела на твой вес. Мне надо быть в Мадриде.
Летчик был неумолим.
- Этим мужикам можно, - она тыкает в меня пальцем, - а мне нельзя. Александр, ты будешь подлец, если бросишь меня.
- Извини, Магда, но мне надо быть срочно в Мадриде.
- А когда со мной согласился катиться на телеге, не надо было срочно?
- Надо было как-то выехать, но раз подвезло, то подвезло.
- Ах, ты...
Понесся темпераментный мат, на русском и испанском языках. Разъяренная Магда бросилась на нас с кулаками. С трудом отбившись от нее, летчик стал просить меня.
- Мы сейчас отлетаем. Залезайте скорей под ту переборку, иначе эта сеньора, разнесет в щепки самолет.
Я затискиваюсь калачиком между ящиками и алюминиевой стенкой и по тряске и вздрагиванию самолета, понял, что мы отправились в путь.

Советское посольство находилось в отеле "Альфонс" и было уже переоборудовано под многочисленные спальни и кабинеты. Мне выделили кабинет и только я в него вошел, как в дверь без стука ввалился бледный и трясущийся человек.
- Ва... ва... вам...
- Да кто, вы черт возьми? И туда ли вы попали?
- Вы.. ведь..., ге...ге... нерал... Ор... ор...лов? Вам...вам... шиф...ровка.
- Ну и что?
Он протягивает мне заполненный цифрами листок. Это наверно шифровальщик посольства догадываюсь наконец я.
- Так переведите?
- Не... мо...мо...гу. Пра... пра.. ви... тельс...
У меня самого екнуло сердце. Неужели Сталин?

Справка
: Шифровки от правительства и лично Сталина шифровальщики не имели право расшифровывать. Обычно вступительная фраза писалась Ежовым примерно так: "Передаю вам лично распоряжение хозяина". После этого шифровальщик шифровку и коды нес адресату, что бы тот переводил сам.

- Давай коды.
Дрожащий человечек подает мне книгу и, пятясь задом, исчезает. Два часа труда увенчались успехом. Вот дословная депеша:
"Совместно с полпредом Розенбергом организуйте по согласованию с Кабальеро, главой испанского правительства, отправку золотого запаса Испании в Советский Союз. Используйте для этой цели советское судно. Операцию следует провести в абсолютной тайне.
Если испанцы потребуют от вас расписки, повторяю, откажитесь подписывать какой бы то ни было документ и объясните, что формальная расписка будет выдана госбанком в Москве.
На вас возлагается персональная ответственность за успех этой операции. Розенберг соответственно уведомлен.
Иван Васильевич".

Справка
: Это подлинный документ посланный Сталиным Орлову. Иван Васильевич - это его псевдоним.

Я чуть не задохнулся от содержания такого документа. А как же Агабеков? Кто мне разрешит вывозить это золото? Почему я старший. Хватаю коды, шифровку и несусь в кабинет посла.
Толстенький замученный человек сидел за громаднейшим столом и мучался над расшифровкой такого же документа, посланного хозяином. В углу сидел трясущийся шифровальщик, все время вытирал пот с лица и терпеливо ждал когда Розенберг кончит перевод. Я показал ему рукой, что бы он убирался. Шифровальщик выскочил за дверь.
- Марсель Израилевич, вы все перевели?
- Почти все.
- Что же делать?
- Сейчас попьем чайку, Саша, и подумаем с чего начать.
(Близких по званию людей, Розенберг всегда называл по именам)

Справка
: Марсель Израилевич Розенберг прибыл послом в Испанию всего за несколько дней до приезда Орлова. До этого он был полномочным представителем Советского Союза в Лиге Наций. Перевод Розенберга был связан с тем, что Сталин считал его приверженцем политики А.В.Луначарского. После того, как между Сталиным и Луначарским возникли разногласия в германском вопросе, Иосиф Висcарионович сместил последнего с поста министра иностранных дел и направил послом в Испанию. До Испании Александр Васильевич не доехал, он скончался "от простуды" в отеле Парижа. Вот на это место и перевели Розенберга.

Мы сожгли шифровки и отдав коды шифровальщику принялись размышлять, как выполнить распоряжение Сталина.
- Наверно надо начать с министра финансов? - предложил я.
- Мысль неплохая. Надо заставить Негрина, что бы не мы уговаривали правительство, а он.
- Здесь есть один казус. То, что знает много людей, уже не секрет для окружающих. В правительстве наверняка много сторонников не отдавать золото и начнется скандал.
- Негрин должен уговорить хотя бы Кабальеро.
- Выхода нет, надо начинать с него.

Молодой секретарь министра финансов открыл перед нами массивные двери.
- Пожалуйста, министр ждет.
Толстый, почти расплывшийся на стуле, Хуан Негрин приветствовал нас.
- Здравствуйте, господин посол. Здравствуйте, господин генерал. Чем обязан столь раннему визиту?
- Господин министр, - начал Розенберг, - вчера пришла телеграмма от главы нашего государства Иосифа Висcарионовича Сталина. (Хуан уважительно кивнул массивной головой.) Товарищ Сталин, в связи с наступающим тяжелым положением в вашей Республике, предлагает временно переместить золотой запас Испании в Советский Союз. Правительство Советского Союза предлагает быть гарантом в сохранности этого золота.
Глазки Негрина сверлят нас через узкие щелочки век.
- Неужели наше положение так плохо?
- К сожалению, военное положение все время ухудшается. Франко недалеко от Мадрида. Наша страна прилагает огромные усилия, чтобы оказать вам помощь. Десятки судов везут сюда технику, людей, но мы не гарантированны от военных поражений. Увы все может быть.
Министр прикрывает глаза и напряженно думает.
- В принципе, я не против. Золото надо спасать. Если ваше правительство и лично товарищ Сталин, дают гарантию, то я считаю золотой запас надо вывезти.
У меня сердце подпрыгнуло от радости. Только бы чего-нибудь не сорвалось.
- Но здесь один деликатный вопрос. Как на это посмотрит правительство республики?
- А ни как. Зачем нам вмешивать все правительство? Кабальеро и Азана будут согласны, я уверен. Если они будет колебаться, я их уговорю. Глава казначейства подчиняется мне и Кабальеро, а министра обороны мы поставим в известность.
Это был фантастический успех. Я был ошеломлен.

Справка
: Действительно, о передаче золотого запаса Испании Советскому государству в самой Испании знали только восемь человек. Это президент Испанской Республики Азан, премьер-министр Кабальеро, министр обороны Прието, министр финансов Негрин, сам Орлов, Розенберг, глава испанского казначейства Аспе и... секретарь Негрина.

- Теперь техническая сторона, - уже вступил в разговор я. - Как нам не привлекая внимания посторонних, вывезти золото?
- В настоящий момент золото находится в Картахене. Мы только что увезли его туда. Знаете, тоже опасались, что Франко может захватить Мадрид. Наверно с Картахены лучше перевезти его в вашу страну на судах. Я дам солдат.
- А вот этого не надо. У меня есть предложение. Даже два. Первое, это доверить перевозку до порта и погрузку груза, русским добровольцам, прибывающим вам на помощь. И второе. Все же такое количество золота перевезти незаметно невозможно, найдутся любопытные и другие нежелательные элементы, которые будут интересоваться куда отправляется груз. Поэтому, желательно представить дело так, что это делают американцы. То есть предположим, я мистер Блекстон, уполномочен самим президентом Рузвельтом переправить золотой запас в Национальный банк Америки.

Справка
: Генерал Орлов знал прекрасно, помимо русского, четыре языка: английский, испанский, французский и немецкий. Причем знал диалекты языков и его было трудно заподозрить в том, что он иностранец.

- Однако... Господин генерал, я восхищен вашей выдумкой. Давайте я сейчас прикажу оформить все документы на мистера Блекстона...
Негрин звонит в колокольчик.(в то время еще связи в кабинетах не было) Входит секретарь.
- Приготовьте доверенность мистеру Блекстону на выдачу золотого запаса Испании и сопроводительные документы для командира базы и полковнику Матео. Мистер Блейкстон является представителем Национального банка Америки и посланником президента Рузвельта.
- Да сеньор, Сейчас напечатаю.
Секретарь уходит.
- Простите, меня беспокоит секретность данного мероприятия. Ваш секретарь не...
- Мой секретарь нем как собака и предан мне. Я ему доверяю.

Справка
: Орлову повезло. Магда, еще одна из "преданейших" секретарш Негрина, еще не доехала до Мадрида.

Розенберг прощался со мной.
- Я желаю вам успеха. Хочу, чтобы вы жили.
Умные глаза смотрят на меня печально. Он понимал, что ждет меня, если я не выполню задачу.
- Спасибо.
- Тут я кое-что узнал о Мендесе Аспе, который будет сопровождать вас до Картахены. Это желчный, больной испанец. Не ругайтесь с ним, иначе операция может быть сорвана.
- Постараюсь. Мне же надо хорошо притворяться. Ведь я американец.
- Кстати, вы достали американский паспорт?
- Да. Наши справились с этим делом.

Справка
: Орлов вынужден задержаться на три дня. Эти три дня МИД и вся разведка ОГПУ в Испании и Франции стояла на ушах, чтобы достать бланк паспорта и привести его в достойный вид.

- Ладно, прощай, американец. Сеньору Аспе можешь лапшу на уши не вешать.
Розенберг дружески пожимает мне руку.

От Марсель Израилевича я иду в шифровальную. Трусливого шифровальщика выталкиваю из комнаты и составляю депешу Сталину.
"Лично, Иван Васильевичу.
Президент, Кабальеро и Негрин согласились на вывоз золотого запаса. На всякий случай, я решил представить дело так, что золото передается Национальному банку Америки, лично посланнику президента Рузвельта, роль которого играю я. Мне даны соответствующие полномочия самим Кабальеро. Выезжаю в Картахену, где находиться золотой запас.
Генерал Орлов."
Теперь самое трудное, не напутать с цифрами кода. Кропотливо в течении часа составляю шифровку. Наконец она готова. Дело за связистами, пусть передают.

Сеньор Мендес Аспе действительно оказался вздорным человеком. Вместо того, чтобы доехать на стареньком автомобиле до Картахены за три дня, мы добирались неделю. Сеньор останавливался у всех крупных забегаловок на дороге и без конца вливал в свое тощее тело галлоны виноградного вина. Я вежливо напоминал ему, нас ждут дела в Картахене и этот комок нервов начинал брюзжать и стонать, что все хотят его прикончить и никому нет дела до бедного старика. Аспе демонстративно усаживался в кабачке надолго и мне уже приходилось терпеливо ждать, когда он напьется. Только пьяного старика можно было спокойно провести по дороге, до тех пор пока он не проснется.

Золотой запас находился в пещере, недалеко от города и охранялся взводом солдат республиканской армии и специальным охранным отделением. Полковник Матео командовал этими людьми. Нас задержал контрольный пост и привел к нему в палатку.
- Сеньор Аспе? Вы здесь? - удивился Матео. - Что-нибудь произошло?
- Произошло. Этот господин, - он ткнул в меня пальцем, - всю дорогу до вашего проклятого города издевался надо мной.
- А вы кто? - обратился ко мне полковник.
- Американский подданный, меня звать Арвин Блекстон. Вот мои документы.
Матео смотрит на паспорт.
- Он у вас новенький, как-будьто только что из типографии.
Вот черт, выругался я мысленно про себя. Одна маленькая непродуманная вещь может привести к провалу всей операции.
- Это и должно быть. Нам, группе военных, паспорта выдали перед отъездом из Нью Иорка.
- Вы в каком чине?
- Генерал.
Матео уважительно глядит на меня.
- Это представитель самого президента Рузвельта, - вдруг выпалил сеньор Аспе.

Справка
: Несмотря на неприязнь к Орлову, сеньор Аспе прикрывал его и до конца своей жизни никому не рассказал, как он передал России своими руками золотой запас Испании.

Полковник подтягивается и отдает мне паспорт.
- Извините, господин генерал, но я вижу вы прибыли вдвоем с сеньором Аспе и наверно по одному делу.
- Да, мне, мое правительство и лично президент Рузвельт, приказали проконтролировать сохранность золотого запаса Испании. Ваш министр финансов, сеньор Негрин, любезно предоставил мне эту возможность. Вот, полномочия выданные мне вашим правительством, а сеньор Аспе может подтвердить это.
- Да полковник, это к сожалению так, - заскрипел Аспе. - Если бы не дурацкий характер генерала, я бы подтвердил это без сожаления.
Матео читает переданные ему бумаги.
- Но здесь сказано, что я вам должен передать все золото?
- Передать под контроль. Обстановка сейчас очень сложная и мы вынуждены констатировать, что Картахена весьма не безопасна для хранения такого количества золота. Участились налеты франкисткой авиации, а здесь под боком, как мне говорил сеньор Аспе, даже расположен склад боеприпасов. Достаточно там одной бомбы и ваше хранилище не будет существовать. Необходимо перевезти его в более безопасное место.
- Разве нам уже не доверяют? Мы бы могли вам помочь.
- Матео, чего ты выламываешься, - вдруг заскрипел Аспе. - Сейчас на фронте нужен каждый солдат. Республика задыхается от нехватки толковых офицеров. Господину Блейкстону поручили перепрятать золото и не хватало, чтобы орава бездельников в военной форме потом растрепала на весь мир, куда его перевезли.
Полковника передернуло от этих слов.
- Можно вас на минутку, господин Блейкстоун?
Он выводит меня из палатки и мы подходим к гранитной стене.
- Скажите, господин Блейкстоун, только честно. Вы хотите вывезти золотой запас в Америку?
- Честно?
- Да.
- Я уполномочен от Национального банка Америки и лично нашего президента, в случае очень тяжелого положения республиканцев, вывезти на хранение все золото в Америку.
- Я понял. В принципе я согласен с решением нашего правительства.
- Раз так. Начинайте сдавайте мне его в присутствии главного казначея республики.
- Когда прибудет ваша охрана?
- Через несколько дней.
- Хорошо. Пойдемте к сеньору Аспе.

Охрана довела нас до входа в пещеру. Где-то застучал движок, подающий свет. С волнением зашел я в обитую железом, толстую дверь. Передо мной раскрылось волшебное царство Алладина. Вдоль стены глубокой штольни, штабелями лежали золотые кирпичи. Мы прошли метров триста вдоль этого нескончаемого потока желтого блеска. Темнозеленые ящики громоздились в глубине.
- Что это? - спрашиваю Аспе.
- Здесь золотые художественные вещи, драгоценности. Я могу вскрыть любой ящик и показать, что там.
- Покажите.
Он подходит к одному из ящиков и, просмотрев печать, ломает ее. Матео помогает откинуть крышку. На нас глядели необыкновенно выполненные кубки, блюда и супницы, выполненные из волшебного металла.
- Золотой столовый набор, короля Филиппа, - грустно говорит Аспе, - здесь в ящиках драгоценности нашего королевского двора.

Справка
: Как потом выяснилось, кроме государственного запаса золота, здесь хранились частные сокровища, которые к великому ужасу Орлова не числились в банковских ведомостях.

- Сколько же здесь золота?
- Наверно, около шестисот тонн.
Теперь я понял кошмар своего положения. Такую громадину сдвинуть с места и погрузить быстро и незаметно на корабль практически не возможно.
Мы вышли из пещеры и я все был под впечатлением увиденного.

В Картахене, мне удалось найти нашего главного морского советника. Им оказался Николай Кузнецов, худощавый, компанейский и деловой моряк.

Справка
: Николай Герасимович Кузнецов, в дальнейшем известнейший адмирал Флота Советского Союза, Герой Советского Союза. В годы великой отечественной войны командующий всеми ВМС Советского Союза. Автор книг: "Накануне" и "Курсом к победе".

Я объявил ему приказ Сталина, о полном переподчинении мне.
- Мне необходимы для выполнения секретного задания, - сказал я ему, - сто человек русских добровольцев, только что прибывших сюда из Союза и одно судно.
И тут меня словно в голову ударило. А почему одно? Если его утопит авиация или корабли Франко, золото для России погибло.
- Нет, четыре судна.
- Хорошо, товарищ генерал. Когда нужно подготовить.
- Через три дня они должны быть готовы к действию. Всех добровольцев вооружите и достаньте патроны. И еще. Мне нужно достать ящики. Глухие крепкие, большие ящики. Несколько тысяч ящиков.
- Где же мне их взять.
- Думайте, советник.
Кузнецов подошел к окну и вдруг резко развернулся.
- Есть, ящики будут. Сколько вы говорите надо?
- Семь тысяч.
- Нам только что из России прислали снаряды в больших ящиках. Я наберу команду, они выкинут снаряды и сломают внутри переборки.
- Дельно. Но куда денете снаряды?
Отправлю просто так, на фронт. Ну... то что останется, будет лежать здесь.
- Действуете, советник.

Справка
: Н.Г.Кузнецов распотрошил ящики и горы не защищенных снарядов лежали в порту в течении месяца. Хотя больше половины удалось отправить на фронт, но все же авиабомба франкистов попала в него. От серии взрывов был серьезно повреждены предпортовые сооружения, наш сухогруз "Одесса" и несколько судов. Погибло до десятка человек.

Я был уверен, что эти потоки ящиков и потом загрузка наших кораблей, вызовут любопытство и интерес простых людей, а может и развед службы разных стран. Необходима была хорошая дезинформация.

Справка
: Первые сведения о перемещения золота из Картахены от своих агентов получили французские спецслужбы, однако они указывали в своих донесениях место отправления в Валенсию.

Я попросил Н. Кузнецова подобрать из прибывающих из России добровольцев, двадцать знающих английский язык и, когда они оказались у меня, приказал им (именно приказал) разговаривать только по-английски на работе и в свободное время. Этих двадцать человек я отправил в пещеру на учет и упаковку золота в ящики. В присутствии сеньора Аспе началась передача золотого запаса нам.

Н.Кузнецов представил мне шифровальщика с одного из наших судов. Я тут же послал депешу в Кремль.
" Лично, Иван Васильевичу.
Погрузку золотого запаса на наши суда начну через три дня. Решил, ради безопасности перевозки, груз разместить на четырех судах.
Генерал Орлов."
Через шесть часов ко мне пришел ответ с соответствующим предисловием Ежова.
" Генералу Орлову.
Ваши действия одобряю. Позаботьтесь о безопасности каравана. Держите меня в курсе дела.
Иван Васильевич."

Мы закончили упаковку золота и готовились к перевозке ящиков в порт.

Справка
: Всего оказалось 7800 ящиков учтенного национальным банком Испании золота и еще 100 неучтенного.

Я подсчитал, что такое количество ящиков, сто человек перевезти в течении трех дней не сможет, даже при наличии транспорта. Дело в том, что Н.Кузнецов не рекомендовал это делать днем из-за участившихся налетов авиации франкистов. Я решил, что неплохо бы к транспортировке привлечь испанцев и решил сходить к командиру базы Антонио Руису.

- А американец, - сразу встретил меня адмирал. - Мне все докладывают, американец был здесь, американец был там. Я все думаю, что же это за таинственный американец. И вот он сам ко мне пришел. Здравствуйте, таинственный незнакомец.
- Я извиняюсь, дон Руис, что не пришел к вам сразу и не представился. Генерал Арвин Блейкстон. Личный представитель президента Рузвельта в Испании.
- О... Америка. Это вещь.(он так и подчеркнул вещь) Как здоровье вашего президента.
- Слава богу, пока нормально.
- А ведь я знаю зачем вы пришли. Мне прислали депешу от военного министра Приесто, что бы я оказал вам помощь, если это потребуется. Так что я лукавил перед вами, делая вид, что не знаю кто шурует у меня в порту. Наверно она, помощь, теперь нужна?
- Да, да еще как. Мы перевозим секретные грузы на судах ваших союзников.
- Это русских?
- Да. Других-то в Картахене практически нет. Нужно помочь эти секретные грузы по ночам перевезти в порт и обеспечить безопасность каравану в Средиземном море.
- Так, так. С людьми я вам помогу. Сколько вам нужно матросов?
- Человек двести.
- Это обеспечим, а вот с охраной перевозки по морю, это сложнее. Но думаю, мы рассредоточим флот по линии прохождения каравана и до берегов Франции вас прикроем, если конечно вам надо в ту сторону.
- Мне нужно именно в ту сторону. Увы, Гибралтар для нас закрыт. Мы приткнемся где-нибудь в ближайшем порту. К сожалению я не имею права раскрывать конечную цель маршрута.
- Хорошо, - поспешил успокоить меня дон Руис. - Куда присылать матросов?
- К пещерам у ваших арт складов на западном побережье.
- Это к...
Догадался, хитрющий дон.
- Да, туда.
- А я то думал, зачем здесь толкается представитель президента великой Америки. Вон как дело обернулось. Ну что же, господин генерал, желаю вам и мне удачно провести операцию.

Этой ночью двести испанских матросов нагружали ящики, наши помогали в транспортировке и за ночь я вывез почти 3000 ящиков.

Справка
: Матросы тоже догадались, что в ящиках находиться и шепоток естественно прокатился по Картахене. Эти данные сразу же попали на стол Канариса и разведчиков Франко. Однако они были полностью уверены, что золотой запас республиканцы переводят в Валенсию, куда республиканцы готовили перевести правительство, в случае поражения под Мадридом. Дезинформация генерала Орлова сработала. Ни кому в голову не пришла мысль, что золотой запас мог отправится в Союз, крайним вариантом для этих разведок, считался маршрут в Америку.

На вторую ночь прилетели франкисты и начали обрабатывать бомбами побережье. Сеньор Аспе сбежал сразу же. Матросы-испанцы и наши ребята забились в пещеру. Но я стал всех выгонять.
- А ну, марш на выход. Всем работать.
- Но там бомбят, - возразил один из матросов.
- Везде бомбят. Вас на кораблях разве не бомбили?
- Бомбили...
- У меня суда в порту тоже стоят под бомбежкой, но они готовые принять груз. Сегодня ночь и лупят в пустую. Мне задерживаться нельзя. Пошли, работать...
Наши и часть испанцев стали вытаскивать ящики и грузить на машины, но небольшая группа скопилась у входа.
- Не пойдем на смерть..., - баламутил тот же матрос.
Я не имел право врезать ему по морде, что бы не дай бог, посадить пятно на свой мундир. Но сделал по другому. Вышел из пещеры и подозвал одного русского парня и по-английски сказал ему.
- Там в пещере остались трусы, нужно их заставить работать.
- Морду набить что ли?
- Нет. У тебя есть друзья среди испанских товарищей?
- Есть.
- Попроси их набить морду. Пусть русские не вмешиваются.
- Понял. Это я сейчас.
Он пропал в темноте и вскоре большая группа испанских моряков двинулась к пещере. Я там не был и не видел, что произошло, но работать не смотря на бомбежку, стали все. Когда я заскочил под утро в пещеру, то увидел у стенки лежащее тело.
- А это что?
- Да тут матрос один заболел, - крикнул пробегавший испанец.
- А он жив?
- Будет жить.
При дрожащем свете лампочек я с трудом узнал лицо баламута.
В этот день чуть не произошло ЧП. Один из добровольцев принялся материться по-русски. Я подскочил к нему в ярости.
- Если ты еще хоть слово произнесешь по-русски, я отправлю тебя домой.
Тот испугано отшатнулся.
- Больше этого не будет, господин генерал.
В этот день мы перевезли тоже около 3000 ящиков.

Нас захватили. Да, так нагло, средь бела дня человек пятьдесят с оружием в руках, прорвали контрольные посты, разоружили охрану и окружили наш маленький лагерь и вход в пещеру. Мы стоим сбитые в кучу под дулами винтовок. Перед нами бородатый испанец.
- Ты старший? - взгляд его буравит меня.
- Я.
Сейчас у меня в голове ужас. Ужас того, что приказ Сталина под срывом. Если оставшееся золото пропадет, меня точно расстреляют или подло убьют.
- Гони ключи.
- Сейчас. Можно вам сказать кое-что?
- Это зачем? - он смеется. - Молиться или торговаться с нами будешь, жирная американская свинья.
- Торговаться.
- Ну, тогда пошли, торгаш.
Мы отходим.
- Так что хочешь сказать?
- Мишель из синдиката передает привет.
- Какой такой Мишель? - подозрительно бородач смотрит на меня.
- Мишель из города По.
- Ты подумай, куда только лапу запустил, сволочь.
Мужик зачесал бороду.
- Это не он, а Зелинский приказал.
При имени Зелинского он вздрагивает.
- Вон оно как обернулось. А я то думал, что первый. Ладно, но поделись хоть немножко. Пару ящиков подкинь.
- Ошалел что ли? Здесь же каждый ящик на учете. Тебя разорвут свои же, если узнают об этом.
- Да накладка вышла. Надо же как ловко придумали, американца запустили, а на самом деле... Ладно, не обессудь. Мы уходим и забираем у вас кое-что... пожрать. Передавай привет Мишелю от Амиго.
Бородач подходит к своим и те поспешно начинают сматываться.

В эту последнюю ночь мы забираем из пещеры все. Суда загружены и готовы к походу. Я сижу в каюте шифровальщиков и опять пишу очередную шифровку.

"Лично, Иван Васильевичу.
Груз погружен и сегодня ночью 27.10.1936 г. караван отправляется на родину. Через четыре дня встречайте в Одессе.
Генерал Орлов."

Эти четыре дня я не спал. Тревожился и дон Руис, выставивший боевые корабли вдоль маршрута следования каравана.

Справка
: Франко знал, когда отходят суда с золотом и приказал... не бомбить его и не ввязываться в бой своим кораблям. Он рассчитывал захватить золотой запас на суше, если суда пойдут в Валенсию, а если генералу Блейкстоуну удастся перевезти его в Америку, поторговаться с Рузвельтом после окончания войны.

Ноябрь 1936 года.

Наконец-то, через пять дней приходит ответ из Москвы.
"Лично, генералу Орлову.
Караван благополучно дошел до Одессы. Поздравляем с выполнением задания. Приступайте к прежней операции.
Иван Васильевич."

Справка
: Сталин за проведенную операцию ни кого не наградил. Когда Маленков, по наущению Ежова, заикнулся об этом, генеральный секретарь его прервал: "Что человек заслуживает, товарищ Маленков, то и получит..."

У меня сразу все отлегло от сердца и все же осталась частичка обиды, только и объявил "благодарность". Интересно, после войны отдаст Сталин назад испанское золото или нет?

Справка
: На радостях, что золото в Москве, Сталин устроил банкет и пригласил на него ближайшее окружение и членов Политбюро. Он был в отменном настроении и без конца бросал шутки гостям. Молотову он ухмыляясь заявил: "Испанцам не видать этого золота, как своих собственных ушей."

Я отправился опять в Мадрид. Километров в трехстах от города в Толедской провинции шли непрерывные бои. Франкисты давили на республиканцев со всех сторон и их положение было неважное. Как старого доброго знакомого меня встретил Розенберг.
- Ну как, Саша, все в порядке.
- Все, золото отправил.
- Поздравляю. Я старый волк в дипломатии и разведке, но поверь эта самая классическая операция проведенная вашей службой.

Справка
: Когда Франко захватил всю Испанию, то стал искать исчезнувшее золото. Не найдя его на своей территории, он обратился за разъяснением к Американцам, но те долго не могли убедить генерала, что никакого золота они не перевозили и своего уполномоченного не высылали. В последствии Франко будет подозревать, что золотой запас оказался в Союзе, но доказать это или предъявить требования на возврат не мог.

- К тебе здесь пришло две шифровки, - продолжал Розенберг, - сходи к шифровальщику. Потом, хорошо бы сохранить этикет. Не зайти ли тебе к Негрину и все рассказать?
- Хорошо, зайду.

Маленький человек передал мне две расшифрованных бумажки. Обе были из Франции от Пьера. Первая гласила:
" Генералу Орлову.
Ваш подопечный дал согласие на перевозку товара. Он очень осторожен. Зелинский предлагает на него не напирать и дать освоиться. Для этого разрешить ему несколько поездок. Первая будет в начале Октября.
Пьер."
Может он и прав. Агабеков очень осторожен. Нужно притупить его бдительность. Вторая шифровка гласила.
"Генералу Орлову.
Ваш подопечный приезжал к Мишелю. Получил товар и уехал. Все прошло гладко.
Пьер."
Что же подождем. Агабеков должен быть моим.

За большим столом секретаря-референта сидела Магда. Увидев меня, у нее вытянулось и побагровело лицо.
- Появился, голубчик. Бросил меня и удрал.
Тут понеслись удивительные испанские ругательства и мне пришлось сделать строгое лицо.
- Сеньорита, доложите министру, что прибыл генерал Орлов.
Поток слов, запнулся, как об скалу. Рот вытянулся в изумлении.
- Как, генерал?
- Так и доложите, генерал Орлов.
Она вяло поднялась и пошла к дверям кабинета. Через две минуты Магди вернулась..
- Прошу вас. Господин министр ждет.
Я прошел мимо красного лица женщины в кабинет.
- А... Господин генерал, - Негрин сидел в позе борова и не пошевельнулся, чтобы привстать, даже когда тряс мою руку. - Расскажите, как ваши успехи?
- Все в порядке. Операция прошла удачно.(за моей спиной медленно закрывались двери) Я чего-то не видел вашего молодого секретаря?
- Бомба. Попал под бомбежку и погиб. Жаль, очень был толковый парень. Так я хочу узнать некоторые подробности операции.
- Все прошло как мы и планировали. Меня везде представляли американцем и поэтому никто очень не задумывался, что за контроль осуществляю я.
- Понятно. Теперь хорошо бы это все закрепить юридически. Я говорю о документах по передаче золотого запаса Советскому Союзу на хранение.
- Пожалуйста. Товарищ Сталин ждет ваших представителей в Москве, где все будет оформлено.
- Что бы не привлекать к внимание посторонних, придется посылать нашего казначея сеньора Аспе.

Справка
: Негрин здесь лукавил, на самом деле он никого не собирался посылать в Москву.

- Конечно, лучшей кандидатуры нет. У меня к вам просьба, господин министр, не могли бы вы поставить в известность президента и премьера об успешном завершении операции.
- Я скажу им.
Я прощаюсь с неподвижным телом.
- До свидания.
- До свидания. Попроси мою секретаршу сюда.
Я выхожу в приемную.
- Магда, тебя просит министр.
Она подходит ко мне и униженно просит.
- Извините, господин генерал.
- Прощаю. Как Изабель?
- Она в провинции, опять крутит любовь. Я побежала мне некогда, может встретимся когда-нибудь?
- Встретимся... Обязательно встретимся.

Справка
: Магда переполошила немецкую разведку, сообщив ей, что генерал Орлов приехал в Испанию создавать партизанские отряды и подполье в тылу франкистов.

Меня вызвал к себе министр обороны Приесто. В отличие от Негрина, это был подвижный человек. Он обежал свой канцелярский стол и всю комнату, что бы у входа в кабинет пожать мне руку.
- Здравствуйте, господин генерал.
- Здравствуйте, господин министр.
Прието бережно, под ручку подвел меня к креслу, усадил и опять побежал по комнате, чтобы добраться до своего места за столом.
- Нам нужна ваша помощь, господин генерал.
- Я всегда рад служить республике.
- Обстановка настолько сложная, что в любую минуту может случиться непоправимое. Мятежники боюсь возьмут Толедо. К городу с запада в ближайшее время прибывают новые, хорошо оснащенные дивизии мятежников. Нужно отвлечь часть этих сил Франко, организовать сопротивление в тылу, как у вас это называется..., восстание что ли. Говорят у вас есть опыт?
- Я готов. Куда мне выехать?
- В провинцию Рио-Тинто. Там горняцкие районы. Франко очень быстро захватил их и рабочие еще не сумели организоваться. Правда здесь мы видим одно серьезное препятствие для вас. Во первых, вы генерал, а не простой подданный другого государства и не дай бог, попадетесь в плен, шума будет на весь мир, во вторых, вам, иностранцу, рабочие должны поверить...
- Оружие будет?
- Оно уже там. Наш флот в Сентябре совершил поход на север, прорвавшись через Гибралтар. С ним было несколько транспортов с оружием. В порту Хихон оружие сгрузили и переправили через перевалы Кантабрийских гор прямо в Рио-Тинто. Там пока оно лежит в тайниках, мы вам их все раскроем.
- Господин министр, я не возражаю.
- Вот и хорошо. Тогда отправляйтесь на второй этаж к полковнику Ларго и решите с ним все остальные вопросы.

Полковник Ларго самый деловой и замученный офицер министерства обороны. На мое рукопожатие он сказал.
- Все знаю, мне уже министр сообщил. Пойдете к Арсеналу, там встретитесь с капитаном Мендесом, он поступает в ваше распоряжение. На месте сформируете отряд в 150 человек. Ваша база в центре города, там есть такое огромное заведение салон красоты мадам Дюбари, бывшей француженки и черт его знает чего... Через день ночью, вас подкинут к фронту, а там выведут по тропам в тыл мятежникам. Кажется все. Э... нет. Нужны проводники и связные с шахтерскими лидерами. Зайдите к Хосе Диасу, у него кажется есть нужные для вас ребята.
- Где мне найти его?
- В гостинице "Бристоль". Правда его трудно поймать, но постарайтесь. В крайнем случае, найдете Долорес Ибаррури, толковая женщина.
-Мне нужно вооружить отряд, дадите оружие?
Ларго задумчиво чешет подбородок.
Я вам подкину оружие и патроны вместе с машинами, ночью. Придется потрясти генерала Лукаша.

Справка
: Хосе Диас и Долорес Ибаррури в то время руководили компартией Испании.

Мне повезло, я все же нарвался на Диаса. Вечно занятый, живой человек делал тысячи дел: одновременно подписывал бумаги, разговаривал, читал, составлял прокламации, писал письма... Я сразу начал в карьер, подгоняясь к его деловым качествам.
- Я генерал Орлов, отправляюсь в Астурию к шахтерам для подготовки восстания. Мне нужны проводники и надежные люди на местах.
Диас отрывает изумленные глаза от стола.
- Как в Астурию? Почему я не знаю? Это же надо проехать пол страны?
- По решению правительства, я набираю небольшой отряд и через день ночью ухожу через линию фронта в тыл к мятежникам.
Хосе подпрыгивает на месте и орет в распахнутые двери комнат.
- Челини, где Челини. Позовите его срочно сюда.
Появляется косолапый человек в неряшливой, грязной ковбойке.
- Кровь из носа, но достань ребят с Астурии, что прибыли к нам вчера.
- Хорошо, Диас.
Он отваливает, а Хосе напряженно размышляет.
- Где ваш отряд размещается?
- В салоне мадам Дюбари.
- А... ясно. В такую поездочку я бы поехал сам. Генерал, я пришлю к вам людей. Кровь из носа, но эти люди будут у вас. Желаю удачи.

У Арсенала бурлил народ. В этом гвалте я с трудом нашел капитана Мендеса.
- Меня прислал господин министр для организации партизанского отряда в Тио-Ринто. Вы поступаете в мое распоряжение. Зовите меня просто, полковник Хосе.

Справка
: Все военные русские советники в Испании носили испанские имена или фамилии. Генерал Орлов, как официальное лицо при посольстве, мог этого не делать, но отправляясь в Астурию, он решил все же законспирироваться.

- Как хорошо, что вы явились, сеньор Хосе, - облегченно вздохнул капитан, - я здесь совсем запарился.
- У вас что-нибудь готово?
- Ничего. Оружия нет, патронов нет, командиров нет, транспорта нет.
- Так что же есть?
- Во, - он ткнул рукой в сторону народа, - люди есть, желающих сотни. И от куда только узнали?
- Господин капитан, сейчас я займусь организационными вопросами, а вы возьмитесь подбором людей, нужно 150 крепких, надежных парней. Перепишите их и разбейте на три отряда, назначьте временных командиров из весьма серьезных людей. Повторяю, ни каких лишних, ни каких больных, ни каких горлопанов. Отряды отведете в шляпный салон мадам Дюбари. Знаете где это?
Капитан кивает головой.
- Я понял, сеньор Хосе.
Капитан помчался в двери Арсенала и вскоре от туда вынесли стол и стул. Капитан важно уселся за него и тут же кругом началась давка, все начали орать и кричать, окружив бедного офицера.

Я в посольстве. Опять в шифровальном отделе.

" Лично Иван Васильевичу.
Операция с Агабековым развивается нормально. Пытаемся заманить его к испанской границе. По просьбе правительства Испании мне предложено организовать партизанские отряды в тылу Франко. Я дал согласие, так как по времени, проведение этой операции основной не мешает.
Генерал Орлов."

Через четыре часа я получил ответ.

"Генералу Орлову.
Выполняйте просьбу правительства Испании. Ответственность за судьбу этого подлеца по-прежнему лежит на вас.
Иван Васильевич."

Салон мадам Дюбари и вокруг него, забит народом, кого здесь только нет: женщины, дети, старики, молодежь, около тысячи человек. Почти растерзанный капитан Мендес сидел в кладовке и тупо смотрел в стенку.
- Почему так много народа?
- А, сеньор Хосе, - лицо оживает, - я им говорил, но они меня не слушают. Они все хотят в отряд...
- Командиров выбрали?
- Нет..., да. Сначала выбрал, так они чуть...
- Ясно. Пойдемте, построим всех на улице.
Я выхожу из кладовки и рявкаю на ближайших, развалившихся на полу людей.
- А ну марш на улицу строиться. Быстро строиться.
Все зашевелились, салон наполнился гулом и все посыпали на улицу. Я выхожу тоже и встав у стенки здания продолжаю командовать.
- Вот от сюда. В одну шеренгу, становись.
Более активные, мешая друг другу и толкаясь, стали вставать в строй.
- Кто не понимает команды, может убираться от сюда. Куда прешь? Можешь уже катиться на все четыре стороны.
Быстро зашевелились люди и вдруг длиннющая шеренга вытянулась вдоль стены по улице.
Я вышел на пустую часть улицы и закричал.
- Тихо. Мы отбираем людей не на прогулку, а воевать в сложных условиях и прежде всего непослушные вылетят в первую очередь. Я сейчас укажу, кто мне нужен и он становиться сюда.
Я тыкаю на противоположную стенку. Подхожу к первому здоровому парню в строю.
- Ты кто?
- Антонио Санчас.
- Я спрашиваю, где работаешь, где живешь?
- Слесарь, с мастерских Либиха.
- Отлично. Я назначаю тебя командиром первой группы. Ты отойдешь туда и примешь под командование только тех людей, которых я выберу. Если хоть одного примешь постороннего, расстреляю.
Сразу наступила жуткая тишина. Парень глотнул воздух и кивнул головой.
- Иди к стенке.
Он отходит. Иду дальше не обращая внимания на тянущиеся молодцеватые головы мальчишек, пожилых людей и женщин.
- Ты, выходи, ты... Капитан, переписать всех, кто выходит...
- Слушаюсь, сеньор Хосе.
- Ты тоже выходи.
- А меня? - раздается обиженный голос.
- Молчать.
Иду вдоль строя выбирая крепких мужчин и вдруг вижу знакомое лицо.
- Изабель, как ты здесь оказалась? Мне Магда сказала, что ты в провинции.
- Александр...
- Полковник Хосе.
- Сеньор Хосе, возьмите меня. Я вам все позже объясню.
- Выходи.
- Спасибо.
Она бежит к сгруппировавшимся парням. Я иду и отбираю нужных людей, один настырный наскакивает на меня и визжит ругательствами. Я хватаю его за ворот.
- Мне не нужен покойник. А ты первый схватишь пулю и причем от своих.
Отбрасываю его к стенке. Рядом второй подходящий командир, по виду профессиональный военный.
- Вы кто? - спрашиваю его.
- Лейтенант Миноса.
- Как же так, республике нужны офицеры, а вы здесь болтаетесь, не на фронте.
- Мне никто не верит. Меня все за мои взгляды считают франкистом.
- Идите в эту сторону, принимайте под командование второй взвод.
- Слушаюсь.
Я с трудом набрал три отряда. Завел их в салон мадам и забаррикадировал от желающих прорваться в двери. Командиров собрал в кладовке.
- Итак, из здания не выходить. В любую минуту могут прийти машины и забрать нас. Маршрут знаю только я. Прошу соблюдать тайну. Отныне вы все военные и любого болтуна, ликвидирую.

Справка
: О создании отряда для борьбы в тылу франкистов и кто ее командир, знала немецкая разведка, она эту информацию получили прямо из министерства обороны.

- Господин полковник, - обратился лейтенант Миноса, - а оружие будет?
- Будет.
В дверь кладовки застучали.
- Командир, там прибыли какие-то люди. Требуют вас, говорят присланы товарищем Диасом.
- Иду.
Перед входом в салон стоят пятеро молодцов. Я приказываю их пропустить.
- Здравствуйте, - говорит черноволосый парень, - мы от Диаса. Он направил нас к вам.
- Диас вам объяснил зачем вы посланы в отряд?
- Да, мы должны воевать а франкистами.
- И все?
Они мнутся.
- Помогать вам.
- Дорогу знаете? Провести сможете?
- А... Это да. Каждую тропинку знаем.
- Это уже хорошо.

Около трех часов ночи к дому подъехало шесть грузовиков. Из первого выскочил в кожанке военный и спросил.
- Вы, полковник Хосе?
- Да, я.
- Я привез вам оружие и мне приказано провести вас до фронта.
- Хорошо, сейчас мы вооружим и посадим отряд.
Сонные люди поднимались с полов, столов и плелись на выход. Из машин стали выгружать ящики и раздавать из них оружие и патроны новоявленным бойцам. Только через час все вооружились и я скомандовал: "По машинам".

Нас, светом фонариков, остановил пост.
- Дальше мы пойдем пешком, - сказал сопровождающий.
Люди с шумом повыпрыгивали с машин.
- Где командиры? - психовал я. - Успокоить людей. Прекратить разговоры.
Кое как порядок установлен. Отряд вытянулся в цепочку. В голове сопровождающий и ребята из Астурии. Мы долго плетемся в темноте и дойдя до редкой цепочки окопов, растянувшейся на возвышенности, сопровождающий шепотом прощается со мной.
- Идите по склону вправо, а там склон заворачивает в тыл мятежникам.
Мы пожимаем друг другу руки. Отряд тихо пошел через линию фронта.

В шесть утра, когда рассвет начал выползать со стороны гор, мы уже были далеко.

Декабрь 1936г.


Я могу с гордостью сказать, что настоящую партизанскую войну в Астурии развязал я. Мы начали с простого. Выгнали из провинции всех жандармов и старост селений, поддерживающих Франко, потом начали сколачивать отряды из шахтеров и поддерживающего республику, сельского населения. Мне действительно раскрыли тайники со складами оружия, привезенного флотом и первый удар мы решили нанести по городу Саламанке...

Меня трясет за плечо Изабель.
- Полковник, вставай к тебе связной от лейтенанта Миноса.
Изабель, как заправский солдат, перепоясана ремнями с винтовкой за спиной. Волосы спрятаны за берет и если бы не женские формы, ее ничем не отличишь от других.
- Зови его сюда.
Худощавый парнишка влез ко мне в пещеру.
- Сеньор Хосе, лейтенант просил доложить, что город отрезан с юга.
- Как себя ведут мятежники?
- Со стороны города тихо, а вот по шоссе с юга, похоже группируются какие-то части.
Я забеспокоился.
- Ладно иди. Изабель, - кричу в просвет пещеры, - срочно найди капитана Мендоса.
Мой начальник штаба вползает в мою дыру.
- Я все знаю, сеньор Хосе, - начинает он, - надо выслать подкрепления к лейтенанту.
- А как город? Не ударят ли им в спину?
- А на город надо наступать с этой стороны, оттягивать их сюда.
- Тогда давай так. Пусть отряд Санчаса берет патроны, продовольствие и идет на помощь лейтенанту, а мы с тобой попробуем штурмовать город от сюда.
- Меня беспокоит скопление войск за Саламанкой.
- Похоже за нас взялись всерьез.

Справка
: После того как был отрезан город Саламанка, Франка был всерьез обеспокоен. По его приказу сначала одна, потом еще одна дивизия были взяты с фронта и брошены на подавление мятежа в провинции Рио-Тинто и освобождения Саламанки.

Второй день штурмуем город и не можем его взять. Мятежники установили пушки на горных вершинах, нарыли окопы и подготовились к встрече хорошо. По донесениям связных в южном направлении лейтенант Миноса прочно оседлал дорогу и сдерживает подкрепления к осажденным. Я понимал, что каждый час промедления не в нашу пользу и решил провести решающий штурм.

- Капитан, - обращаюсь к Мендосу, - возьмите резервный отряд шахтеров, разбейте его на несколько групп и пусть сегодня ночью по тропам они проберутся в тыл к мятежникам. Мы же утром ударим по городу, а они пусть нас поддержат с тыла.
- Понял, сеньор Хосе.
Капитан убегает и передо мной возникает Изабель.
- Сеньор Хосе, я все слышала, разрешите мне участвовать в штурме.
- Нет.
- Почему нет. Я что хуже других. Александр...
- Ты знаешь, что меня нельзя так называть?
- Знаю, но прошу, Александр. Я буду рядом с тобой.
- Хорошо, ты пойдешь со мной. Я иду с первыми отрядами, но если ты хоть на метр оторвешься от меня, выгоню...
Лицо Изабель расползается в улыбке. Странные у нас завязались с ней отношения. Я не допускал ее в пекло боев, она понимала это и... как истинная испанская женщина за это оберегала от всяких житейских неприятностей.
- Как же ты все таки тогда сбежала с французиком? - спросил я ее однажды. - Ты любила его?
- Любила. Он был как мальчик, хотя такой огромный, здоровый. Когда франкисты стали наступать, я побежала с ним.
- И он тебя бросил?
- Нет. Он оставил меня у своей мамы. Как говорил в залог, что он вернется.
- Ты не сожалеешь, что вернулась в Испанию и попала сюда?
- Не сожалею. Я даже благодарна Магде, что она вытащила меня. Правда она хотела, что бы я уехала в тихую провинцию и дождалась окончания войны, но я поняла, война может продлиться долго, а я могу завянуть... Как хорошо, что я тебя опять встретила в Мадриде.
- Лучше бы не встречала, не попала вот в эту бойню.
- Дурачок, рядом с сильным мужчиной, любая дыра кажется раем.

С рассветом мы начали атаку. Я иду в цепочке бойцов штурмующих высоту Алахонте.
- Вперед, - зовут командиры.
С винтовками на перевес, бежим по жухлой траве в эту проклятую гору. Противно свистят пули, холодком отдаваясь в сердце. Сегодня огнь реже, шахтеры пробравшиеся в тыл франкистам, здорово растрепали их порядки. Сегодня и падающих в шеренге бойцов меньше. Еще рывок и мы врываемся в окопы. Испуганное лицо под шлемом встало на моем пути. Удар штыком и, схватившись за живот, неприятель скатывается на землю. Бежим дальше и оказываемся в орудийном дворике. Какая-то фигура пытается снять замок с орудия и тут же падает от выстрела соседа. Я оглядываюсь. Да это Изабель.
- Разворачивай орудие, - командую я.
Несколько человек помогают мне и вот пушка уперлась стволом в город, выплывший перед нами как на тарелочке. Лязгает замок и с первым грохотом, гостинец смерти полетел к старинным зданиям.

Мы уже почти взяли город. Почти. Вдруг воздух завыл десятками самолетов и бомбы и пули с неба пошли сметать наших бойцов. Что-то сразу сломалось и разладилось у шахтеров, они начали... убегать.
- Сеньор Хосе, Александр..., - Изабель трясет меня за рукав, - Бежим... иначе мы попадем в плен. Тебе нельзя в плен.
Я понимаю, это поражение и выпустив всю обойму в воздух, с проклятиями иду к шахтерам. Опять появились оправившиеся франкистские солдаты и мы под двойным ударом уже резво катимся из города к прежним рубежам. Вот и возвышенность Алахонте, которую мы взяли штурмом. Я оглядываюсь и... замираю. На улицах города полно черных движущихся точек солдат, катятся орудия и танки. За нас всерьез взялись регулярные части Франко.
Свой рубеж мы тоже не удержали и вскоре покатились в свою мятежную провинцию. Ночью боев не было и нам дали передышку. Я собрал всех командиров.
- Вы хорошо держались и как профессиональный военный могу сказать, сделали все что могли.
- Мы же бежали, - удивился кто-то.
- А кто против нас был? Регулярная армия Франко. Значит мы оттянули какие-то силы мятежников от Мадрида и дали передышку своим. Но оттянуть-то оттянули, а вот обратно вернуться мы им не дадим. Сейчас мы изменим тактику. Все отряды разойдутся по разным районам провинции и начнут войну из-за угла. Нужно без конца нападать на мятежников на дорогах, из-за укрытий. Взрывать и сжигать мосты, засыпать перевалы камнями и не ввязываться в крупные сражения. Врезали в голову колонне, те только развернулись, а вы ушли и придавили их с хвоста. Понятно?
Командиры молчали.
- Капитан Мендос, выделите каждому командиру район его действия. Определите связь между командирами, поделите патроны и имущество. До рассвета мы должны разойтись.
В это время раздался шум и в дом вошло несколько человек. Свет свечей вырвал грязное лицо Санчоса.
- Сеньор Хосе, мы бежали...
- Знаю.
- Лейтенант Миноса убит. Мы долго держались на холмах, но там было столько танков, орудий и самолетов, что ни как... Если бы не камни, то погибли бы все, а так мы остались в живых.
- Мендос, там есть отряды, без командиров? Вот настоящий для них командир. Выдели ему также район действия и снабди его отряд чем надо.
- Хорошо, сеньор Хосе.
Гул наполнил помещение.
- Мендос, - просит чей-то голос, - дай район рядом с моим домом, там я каждую тропинку знаю...

- А что будет с нами? - спрашивает Изабель.
- Будем воевать.
- Здесь?
- Здесь.

Справка
: Франко был взбешен развитием событий в провинции Рио-Тинко. За месяц партизанской войны выбыло из строя чуть ли не половина солдат и офицеров задействованных дивизий, а конца войны не было видно. За голову генерала Орлова было обещано 10000 франков, сумма по тому времени не малая.

Ко мне пробился связной из Мадрида. Посол срочно просил прибыть в столицу. Я вызвал к себе Санчоса и капитана Мендосу.
- Меня вызывают в Мадрид. Вас, командир Санчос, я решил назначить командиром всех действующих сил в провинции, а вашим помощником будет капитан Мендос.
- Слушаемся, - вытянулись командиры.
Держите связь со всеми группами, привлекайте в свои ряды больше бойцов и держите в напряжении мятежников. Не давайте им вздохнуть свободно.
Я тепло попрощался со всеми. Изабель, я и два проводника двинулись в путь.

Справка: Отряды Санчоса, даже после войны не давали покоя франкистам. Санчос погиб от руки предателя в 1939 году и с его смертью пожар сопротивления угас.

Март 1937 г.


Розенберг сразу направил в шифровальный отдел.
- Сам хозяин, приказал тебя найти, - сказал он, - и уже шлет мне вторую шифровку с требованием вызвать тебя с фронта.
- А помимо его есть другие шифровки?
- Есть, иди быстрей.
На мое имя Сталин прислал следующее.
"Лично, генералу Орлову.
Обеспокоен задержкой плана ликвидации предателя. Слуцкий мне сообщил, что он уже был в Испании. Прошу ускорить операцию.
Иван Васильевич."
Ну сволочь же этот Слуцкий. Опять лижет сапоги хозяину и вмешивается в каждую дырку.

Справка
: Слуцкий был недавно поставлен начальником Иностранного отдела НКВД, то есть был непосредственным начальником Орлова. ОГПУ переименовали в НКВД при Ежове.

Вторая была от Поля из Франции.
"Генералу Орлову.
Дела картеля плохи. Поступления товара, в связи с захватом франкистами большой территории Испании, уменьшается. Ускорьте операцию. Ваш подопечный уже дважды побывал у Мишеля. Похоже расслабился. 15 Марта приезжает опять.
Поль."

Я мчусь обратно к Розенбергу.
Простите, Марсель Израилевич, как обстановка на фронтах.
- Паршиво. Франко опять перегруппировал свои части. Взят Толедо и вся область. Фронт скоро подойдет к Мадриду, если не предпринять решающих шагов.
- А как граница с Францией?
- Северные районы захвачены. Центральные и южные нет.
- Мне нужно срочно прибыть во Францию.
- Саша, сейчас это очень трудно. Попробуйте, попросить самолет у министра обороны Прието.
- Вот черт.
Мне очень не хотелось идти к Прието. Я еще не знал как отнесется он к проигранной мной компанией в провинции Рио-Тинто. И решил обратиться к старому знакомому Негрину.

Справка
: Французские власти повели себя подло. Как только франкисты стали побеждать, они нагнали в приграничную полосу много войск и все республиканские части, которые Франко вытурил из Испании, интернировали. Почти все национальности, за исключением русских, потом были выдворены с территории Франции. Русских же ждала горькая участь, их загнали в концлагеря и одну треть сгноили в Алжире, часть отдали фашистам, которые захватили Францию в 1939-40 годах, а остальных держали до 1945-46 года. Потом оставшихся завербовали в Иностранные легионы и тяжелые рудники Марокко, Туниса и Алжира. Не лучше было и тем русским, которых вывезли наши корабли морем. Они приплыли на родину прямо в тюрмы и лагеря.

Магда улыбалась мне до ушей.
- Генерал, как я рада вас видеть.
- Спасибо, Магда, я тоже рад видеть тебя. Тебе привет от сестренки.
- Так это ты украл ее, негодник.
- Она сбежала со мной, но, поверь, я привез ее в целости и сохранности. Ты не можешь сообщить обо мне министру?
- Сейчас.
Она ушла в кабинет Негрина и через минуту пригласила меня.
- Здравствуйте, господин генерал. Я рад видеть нестоящих героев Республики.
- Ну что вы, господин министр, какой я герой. Мной проиграна вся компания.
- Ты выиграл Мадрид. Этот подонок, Франко, снял войска с фронта и погнал душить твою провинцию, а мы тем временем подтянули подкрепления и заткнули все дыры на фронте.
- Мне нужен срочно попасть во Францию. Нужен самолет.
- Ну это просите у Прието.
- Да, я бы это сделал, но лучше, чтобы вы позвонили ему и попросили сами. Дело в том, что все равно надо просить разрешения у Франции, а она охотней говорит с министром финансов, чем с военным министром..
Негрин ухмыльнулся. Поднял трубку.
- Соедините меня с военным министром. Привет, это я. Да никак не расстаться. У меня просьба, нужно генералу Орлову срочно предоставить самолет для вылета во Францию. Он у меня, я скажу ему. Так ты не дашь? Понимаю, каждая машина сейчас нужна. Я сам поговорю с премьером он наверно разрешит приземлиться на Южных аэродромах, а на обратном пути прихватит для себя чего-нибудь. Свинец. Хорошо свинец. Так даешь самолет? Хорошо. Завтра утром. Я сейчас позвоню туда. Пока.
Он бросил трубку.
- Слышал? - спросил Негрин меня.
- Слышал.
- Тогда полетишь завтра. Я сейчас дозвонюсь во Францию. Но Прието все же просил тебя зайти к нему.

Справка
: Самый хитрый и самый подлый в правительстве республики был Негрин. Это было видно даже по его авантюре с золотом. Благодаря своими интригам, он потом столкнет Кабальеро и займет премьерский пост. После поражения, Негрин и Прието удерут в Мексику, где бесславно кончат свои дни.

Меня высадили в Тулузском аэропорту и я спешно нанял машину для поездки в По.

Мишеля дома не было и толстая жена просила подождать некоторое время, но прошло часов пять, а он не появлялся. Наконец, Мишель явился, но уже поздно вечером. Устало поздоровавшись, он сообщил.
- Еле ушел сегодня.
- Границу переходил?
- Да нет. Своих опасался. Нагнали жандармерии, полиции, везде КПП, наряды, вот тропками и добирался.
- Я по поводу своего клиента.
- Догадываюсь. Был он здесь уже два раза. Такой настороженный, еле-еле уговаривал его пробраться к границе, чтобы взять товар у контрабандистов. Каждый раз я ему передал поклажу и он довольный уезжал.
- Товар-то еще есть?
- Достаем понемножку. Меньше конечно стало, но достаем. Сейчас только контрабандисты товар поставляют, по горным тропам провозят. С той стороны проезд свободней, зато с этой стало сложнее. Ваш клиент завтра прибудет. Пьер вам уже сообщил?
- Мне бы его подальше от сюда выманить.
- Постараемся. Скажем ему, вещи в пещере. Там и надо брать. Вот в пещере и ждите, встречайте, старого знакомого.
Мишель заулыбался кривой улыбкой.

Утром проводник отвел меня в пещеры, километрах в трех от города. Я ждал весь день и только вечером появился Мишель.
- Где Агабеков?
- В полицейском управлении.
- Что?
- Полиция его схватила и для выяснения личности оставила в управлении.
- Вот, черт. Как это произошло.
- Ваш клиент не очень-то жаждал на этот раз пойти в горы и заподозрил что-то неладное. Он от нас попытался удрать и мне пришлось сдать его полиции, как бы на хранение.
Я чуть не застонал.
- Да вы не беспокойтесь. Мы сегодня ночью его вызволим от туда.
- Что нападем на участок?
- У вас деньги есть?
- Есть.
- Тогда сами выдадут. Дайте сто франков.
Я достаю деньги и передаю Мишелю. Он их пересчитывает.
- Пошли в город, - наконец справляется со счетом он. - Солнце уходит, через три часа нам надо быть в полиции.

Я, Мишель и шофер подъехали к полицейскому управлению на машине.
- Вы сидите здесь, - говорит Мишель, - Я сейчас.
Он уходит по ступенькам в освещенные двери. Проходит минут двадцать. Наконец появляется Мишель и... он, за которым несколько лет охотилась русская разведка , предатель Агабеков. Полицейский сопровождает их, но перед выходом Агабеков заупрямился, он что-то говорит ажану, но тот разворачивает его лицом на улицу и дает пинка. Тело катится по ступенькам и оказывается у дверцы машины. Сначала Агабеков лежал неподвижно, потом медленно поднял голову. Красивое, смуглое лицо с тонкими усиками и уставилось на корпус машины. Я открываю дверцу и свет фонарей падает на мое лицо.
- Лева? - с удивлением говорит Агабеков.
- Узнал...

Справка
: Лев Фельдбин- таковы настоящее имя и фамилия Александра Орлова- родился 21 Августа 1895 года в городе Бобруйске в семье лесоторговца. В 1917 году, окончив Третье Московское военное училище и получив чин подпоручика, полностью перешел на сторону большевиков. Сменил фамилию в 1924 году, когда Дзержинский обратил внимание на шустрого помощника прокурора СССР и предложил ему работу в ОГПУ.

- Ты от него...
Я понимаю о чем он говорит.
- От него.
Агабеков тяжело встает и с тоской смотрит на пустынную улицу. Сзади стоит Мишель и подталкивает к дверце машины.
- Залезайте, уважаемый...
Георгий сгибается и, как тяжело раненый, плюхается на заднее сидение машины, рядом со мной.
- Поехали, - командует Мишель с первого сиденья, потом поворачивается ко мне. - Его куда, в горы?
- В горы.
Машина срывается с места и мы проносимся мимо спящих зданий города. Наконец, кончается пригород и, крутящаяся дорога, замелькала среди скал.
- Не хотел уходить из полицай управления, - прерывает молчание Мишель.
- Чего же ты так, Георгий?
- Я уже понял, что здесь ловушка, - безразлично отвечает Агабеков.
- Куда дальше? - спрашивает шофер.
- Здесь у обрыва и остановись, - прошу я.
Машина останавливается у скальной пропасти. Внизу безумствует река По. Кругом темень и только фары машины рвут ночь до звезд.
- Пошли, Агабеков, - я тронул его за плечо.
- Может не надо, Лева?
- Уже поздно. Ты знал, что этим все кончиться, выходи.
Агабеков на непослушных ногах еле-еле выползает из машины и сам идет к обрыву под свет фар.
- Лева, - вдруг встрепенулся он, - тебя ждет тоже самое. Этот больной маньяк (так он отзывался о Сталине), убьет тебя все равно. Подумай, кому ты служишь?
Я вытаскиваю пистолет и направляю на ярко освещенную фигуру. Прощай Агабеков. Жизнь такая штука, если я тебя сегодня пожалею, меня уже никто не пожалеет. Выстрел звуком отдался в горах и рокотом пошел по ущельям. Фигуру обреченного откинуло назад, потом ее зашатало, как потерявшего равновесие канатоходца и... все пропало.
- Ловко ты его, - раздался голос Мишеля. - Поехали домой.

Справка
: В архивах полиции города По, сохранилась запись в журнале происшествий: "...март 1937 года. Житель города Валентин Паре сообщил о трупе мужчины, вытащенным из реки По. На место выехал сержант Дюван. Труп изуродован ударами о камни, одежда порвана, документы потрепаны, со смытыми надписями, к прочтению не годны. На груди входное отверстие пули. Больше ничего выяснить не удалось. Начальник полиции решил дело не открывать..."

Через неделю опять в Мадриде. В шифровальном отделе набрасываю депешу Сталину.
"Лично, Иван Васильевичу.
Предатель Агабеков ликвидирован недалеко от города По.
Генерал Орлов."
Теперь надо и отдохнуть, но вечером опять перепуганный шифровальщик будит меня.
- Товарищ генерал, - вам от самого...
Шифровка, после перевода, раздражает меня.
"Лично, генералу Орлову.
- Подтвердите убийство этой мрази.
Иван Васильевич."

Справка
: Сталин, даже после первого сообщения об убийстве Агабекова, не мог поверить в это.

Пришлось опять набирать шифровку.

"Лично, Иван Васильевичу.
Подтверждаю ликвидацию Агабекова. Сам видел и участвовал в этой операции.
Генерал Орлов."

Справка
: Сталин в назидание дальнейших побегов, поздравил сотрудников НКВД с гибелью предателя. Но и за эту операцию генералу Орлову награды не было.

Сентябрь 1937 года.


Жизнь в Мадриде определилась. Я теперь занимался формированием партизанских групп и засылкой их в тыл армии Франко. Из далекой родины доносились тревожные слухи о гибели видных партийных деятелей, военных и... сослуживцев. Два виднейших разведчика НКВД Вальтер Кривицкий и Игнатий Рейсс, предвидя свою гибель, бежали к англичанам. Слуцкий прислал мне идиотскую шифровку, насторожившую меня.
"Генералу Орлову.
Из агентурных данных стало известно, что немецкий Абвер и развед служба Франко, охотятся за вами. Создана специальная диверсионная группа под командованием офицеров Абвера для захвата вас в Мадриде. Цель захвата, раскрытие подпольной сети и местонахождения партизанских отрядов в тылу Франко. Руководство НКВД решило послать для вашей охраны 12 специалистов, которые будут вашими телохранителями и будут нести ответственность за вашу безопасность.
Генерал Слуцкий."
Я в панике. После перехода наших крупных разведчиков на сторону врага, Ежов решил предотвратить дальнейшие перебежки, под видом безопасности, окружил резидентов своими агентами.

Справка
: Действительно, деятельность генерала Орлова наносила ощутимый вред мятежникам и было создано не одна, а три группы (для подстраховки) для его захвата. Из них, одну группу создала немецкая разведка Абвер под командованием капитана Вальтера Коша.

Я спешно направил Слуцкому ответ.

"Генералу Слуцкому.
Незнание местных условий и обстановки не позволит, присланным вами специалистам, обеспечить мне прочную охрану. В настоящий момент мои апартаменты и я, надежно охраняются республиканской службой безопасности. Эти же люди сопровождают меня в поездки в тыл Франко. Считаю, не желательным приезд русских охранников.
Генерал Орлов."

Справка
: Генерал Орлов обратился с просьбой о своей охране к своему старому знакомому, генералу Лукашу, командиру интернациональной бригады. Еще в Москве, начинающий венгерский писатель Мате Залка, ловко составлял доносы на своих товарищей в ОГПУ и пользовался благосклонным отношением к нему вышестоящих начальников. Но однажды начинающий писатель сорвался, после ареста Меерхольда, он силком захватил его квартиру, чем вызвал недовольство Ягоды. Для урегулирования конфликта, был послан Орлов. В 1936 году Мате Залка выплыл в Испании, но уже в звании генерала. Вот он то и отобрал Орлову десять преданных коммунистов-немцев, которые до Июня 1938 года охраняли генерала.

Изабель вошла в мой кабинет. Она у меня теперь работает секретаршей.
- Александр, там к тебе проситься какой-то русский, говорит по важному делу.
- Пусть войдет.
В кабинет входит гигант в военной форме с нашивками комбрига и танковыми эмблемами.
- Товарищ генерал, комбриг Болдин.
Сердце сразу сжалось и я вцепился в рукоятки кресла.
- Я узнал вас, товарищ комбриг. Садитесь пожалуйста.

Справка
: В НКВД работали не только профессиональные убийцы своего народа, но специалисты по убийствам за рубежом. Одним из них был генерал Болдин, любимец Сталина. Он всегда выполнял эти деликатные поручения по его приказу. Орлов знал эту сторону деятельности генерала.

- Ну и охрана же у тебя, генерал. Оружие отняли, чуть не расстреляли.
- Служба такая. Они же не знают, что ты из себя представляешь.
Комбриг смеется.
- Молодцы. Я к тебе от хозяина.
Я напрягаюсь в двойне.
- Кривицкий тебе прислал письмо?
- Прислал.
- Где оно?
- Вот. Я достаю из стола конверт.

Справка
: Изменивший родине, известный разведчик НКВД Вальтер Кривицкий, написал письма всем известным ему резидентам за рубежом с предложением сделать тоже, что и он. В письме описывается обстановка в России и выводы об уничтожении зарубежных кадров НКВД.

Болдин читает письмо, потом облокачивается на стол и рявкает в лицо.
- Тоже сбежать думал?
- Заткнись, генерал, иначе тебя вынесут от сюда мои люди.
С хамами надо говорить по хамски.
- Так, - успокаивается он, - сейчас при мне напиши ответ этому негодяю о том, что хочешь встретиться с ним в одном из отелей Парижа. Предположим, - он задумался, - в "Национале" через два месяца.
Я бы его действительно выкинул, но мне страшно Сталина. Я знаю, что это дерьмо, все делает под его диктовку.
- Хорошо, я напишу.
Я царапаю лист бумаги пером, стараясь, чтобы Кривицкий по нервозности письма понял, что его ждет опасность.
- Все.
Болодин читает письмо.
- Прекрасно. Я его возьму с собой. Мои ребята передадут твою записку по адресу.
- Я то надеюсь, не поеду в Париж на встречу?
- Мавр сделал свое дело, - зловеще изрек генерал, - Мавр может удалиться.

Справка
: Кривицкий приехал из Лондона в Париж на встречу с генералом Орловым и был убит в номере отеля "Националь" неизвестными лицами. Убийство так и не было раскрыто.

Я все чаще задумываюсь о событиях на родине. Приходят сообщения и о чистке в органах НКВД. То в одной, то в другой стране разведчики вызываются на родину и... исчезают. Я решил вызвать из России мою жену и дочь и обезопасить, на всякий случай, их жизнь. С этой идеей я пришел к Розенбергу.
- Марсель Израилевич, у меня к вам просьба. Нельзя ли по каналам МИД вызвать из России мою жену и дочь и устроить их проживание в какой-нибудь европейской стране.
Розенберг сразу все понял, но осторожный дипломат, он долго взвешивал все "за" и "против".
- Саша, у нас конечно практикуется вызов жен и детей сотрудников посольств, проживающих длительное время за рубежом, но как быть с вами я не знаю.
- Давайте все взвесим. Я официально числюсь при посольстве в Мадриде, значит с этой стороны все чисто, другое дело чем я здесь занимаюсь и кому подчиняюсь. Если я при посольстве, то все должно идти нормальным путем.
- Пожалуй, я подумаю, проконсультируюсь в МИД и потом сообщу вам. Если все получиться, то я должен вашу жену вызвать сюда в Мадрид, но хорошо бы было, если она застряла в Брюсселе или Париже.
- Как это понимать?
- А так и понимайте. Ехал человек до места, очень долго ехал.
- Спасибо, Марсель Израилевич.
- Эх, Саша, Саша, мы едины тем, что мы вместе, кажется так говорил Иисус.
Я понимаю, что это как национальное единство.

Моей жене и дочке разрешили выехать из России и я поспешил во Францию встретить их. В поезде Барселона-Париж я с охраной заняли три купе.
Два человека снаружи беспрерывно охраняли дверь, двое находилось в купе рядом со мной. Когда подъехали к границе, в вагон вошли пять испанских полицейских и стали проверять паспорта. Наконец они подошли к моему купе.
- Ваши документы, - вежливо спросил офицер.
Мы подаем книжки.
Он раскрывает их и сверяет наш лица с карточками.
- Вам придется пойти со мной, - обращается ко мне офицер, - нам кажется это не ваш паспорт.
- У меня все нормально...
- Руки, руки за голову, - шипит он и в его руках пистолет.
Два человека сзади его наставили пистолеты на моих спутников.
- Не шевелитесь, сеньоры, - говорит один из них.
Вдруг офицер получает в спину толчок, падает на столик и разбивает лбом стекло, два его спутника летят по разные стороны столика. Один на меня, другой в стенку вагона. В коридоре крики и выстрелы. Опомнились ребята в моем купе, они выхватили оружие и один рукояткой по голове успокаивает барахтающегося на мне полицейского. В дверях свалка. Еще один выстрел и чье то тело валиться к ногам дерущихся и тот час же драка прекращается. Один из моих немцев и за волосы отдирает офицера от стола, швыряет его назад в толпу людей, потом хватает за шиворот лежащего на мне и тоже бросает к ногам. Охранник с той стороны прижал ствол к голове бледного другого полицейского.
- С вами все в порядке, гер генерал?
- Все. А у нас, все живы?
- Макса задело. Сейчас отнесли его в купе. У этих, один по-моему убит. Всех остальных взяли.
- Прежде чем отдать их настоящей испанской полиции, обыщите и допросите их.
- Хорошо, гер генерал.
Они выволакивают мнимых полицейских из купе. Вскоре в вагон входит настоящий наряд из трех человек. Начинается перепалка между моими и ними. Все столпились вокруг убитого и переругиваются. Один из немцев хватает за шиворот труп и волочет его в тамбур, а там пинком выкидывает из вагона. Испанцы возмущаются. Один из них выскакивает из вагона и вскоре возвращается с подкреплением, это несколько солдат местного гарнизона, во главе с лейтенантом. Он в окружении моей охраны входит в купе.
- Разрешите, посмотреть ваши документы? - просит он.
- Пожалуйста.
Я протягиваю паспорт и удостоверение испанского правительства. Он тщательно изучает.
- Извините, господин генерал, но в вашем вагоне есть посторонние и даже один убитый.
- Да, на нас только что совершили нападение бандиты Франко. Мы несколько человек арестовали и если вы не против, то передадим их вам. К сожалению, вашим досмотрщикам из полиции мы не доверяем.
- Хорошо, господин генерал. Я приму все меры по расследованию этого дела.
- Эй, Ганс, передай лейтенанту пленных.
- Слушаюсь, гер генерал.
Скрученных бандитов выводят из вагона под охраной солдат.

Справка
: Так бесславно закончился путь одной группы захвата немецкой разведки. Капитан Вальтер Кош пробыл в тюрьме до подхода войск Франко и в последнюю минуту до захвата города, был расстрелян республиканцами.

Мы сидим с Мариной на диване в одном из номеров парижских отелей.
- Тебе надо как можно дольше застрять в Париже, - говорю я ей.
- Меня уже начинает теребить секретарь посольства Муравьев, так как не может уже платить мне деньги на мое содержание из посольского бюджета.
- Черт с ним. Я денег привез, пока пять тысяч долларов, но тебе таких денег хватит на год или полтора. Ты сделай вот что, сходи в поликлинику доктора Гринберга, это в предместьях Парижа и постарайся полечить у него Веру. Гринберг поможет тебе и оправдаться перед посольством, почему ты задерживаешься здесь.

Справка
: Дочь Орлова Вера в возрасте 11 лет нечаянно попала в ледяные ключи Тифлисского озере и после этого страдала жуткими болями в костях и головными болями.

- А вдруг не поможет.
- Поможет. Ты только расскажи ему все о Вере и представься как мадам Орлова. Он мне много обязан.

Справка
: Доктор Гринберг был вывезен Орловым из Германии, когда на евреев начал гонение Гитлер. И сделал он это не из национальной солидарности, а потому что Гринберг был важным звеном в разведке ОГПУ. По первоначальному плану Сталина, начиная с 1932 года в Германии должна печататься фальшивая валюта: доллары, франки, гульдены, фунты, так как технические возможности полиграфии у немцев были на порядок выше чем в России. Заняться этим делом было поручено доктору Гринбергу. С помощью местных коммунистов он покупает типографию. В 1933 году первые фальшивки легли на стол Сталина и начали накапливаться в подвалах клиники доктора. Захват Гитлером власти, смешал все планы Сталина и он приказал Орлову ликвидировать подпольный цех. Орлов сжег всю валюту, уничтожил цех, а доктора вывез во Францию.

Республиканская Испания катилась в пропасть. Несмотря на героизм анархической республиканской армии и интернациональных частей разгром шел по всем фронтам. Разгром шел так же в кадровом составе разведки НКВД. То одного, то другого разведчика или резидента вызывали в Москву и они исчезали навечно.

Июль 1938г


Очередь дошла и до меня. Я получил злополучную шифровку от Ежова.

"Генералу Орлову.
Вам подлежит немедленно выехать в Париж. Свяжитесь там с генеральным консулом СССР товарищем Бирюковым и вместе с ним выезжайте в Антверпен, куда должен прибыть теплоход "Свирь". 14 Июля на нем предстоит важное совещание.
Нарком Ежов."

Неужели добрались и до меня. Это точно конец и времени как назло мало. Я даю ответ Ежову.

"Наркому Ежову.
Буду вместе с товарищем Бирюковым в Антверпене в назначенный день и час.
Генерал Орлов."

Я решился на грабеж. В нашем посольстве было два сейфа находящихся под охраной В одном хранились деньги, выделенные мне и посольству, в другом документы. Обычная процедура выдачи денег между мной и Розенбергом была проста. Я составлял кассовую ведомость, подписывал ее у посла и представив бумаги охране, открывал сейф и брал нужную сумму. Вот и сейчас я принес ведомость послу.
- Куда-нибудь уезжаешь? - спросил Розенберг, подписывая бумагу.
- В Антверпен, срочно вызывает нарком.
Перо сразу зависло над бумагой.
- Сам Ежов приезжает?
- Нет, там совещание на теплоходе "Свирь" и по-моему без него.
- Может тебе не ехать, а сказаться больным, я подтвержу, что ты болен.
- Спасибо, Марсель Израилевич, но это будет еще хуже для меня.
- Я желаю тебе возвратиться живым.

Подхожу к сейфам и представляю охраннику бумагу. Охранник меня давно знает и кивнув как старому знакомому, он забирает ведомость, а я своим ключом открываю сейф. Черт возьми, как здесь много денег. Если сложить выделенные мне и посольские, то тысяч на тридцать долларов потянет. Я забираю все, заворачиваю в газету и запираю сейф. Охранник приветливо прощается со мной.
Теперь в Барселону. Перед отъездом я простился с Изабель.
- Я пришел простится с тобой. Я уезжаю в Россию.
- Навсегда?
- Навсегда. Прошу тебя, исчезни... Возможны после моего отъезда осложнения.
- Куда же мне?
- Я договорился с генералом 8 интернациональной бригады, Максом. Он согласен тебя взять к себе.
Изабель подошла ко мне и обняла.
- Ты не думай, я не дурочка, я все понимаю. Прощай.

В Барселоне я провел операцию со своей охраной. Я уговорил моих немцев, ждать меня неделю здесь, так как для выезда на секретную встречу к границе, не желательно наличие такого количества людей. Для страховки беру только одного человека.

Справка
: Розенберг узнал о краже денег на следующий день, но только через неделю, когда Орлов исчез из Европы, а Ежов его запросил, куда запропастился генерал, только тогда он заявил о пропаже.

Вот и граница, мы выходим на вокзальчик и идем в кафе промочить горло. Я заказал пиво и попросил охранника.
- Виль, пойди огляни платформу, нет там подозрительных людей?
Он отходит от стойки и в его кружку я добавляю несколько таблеток снотворного. Теперь надо все перемешать, что бы таблетки предательски не болтались на дне. Еле-еле их раздавил вилкой и перемешал. Вернулся охранник.
- Гер генерал, там какой-то типчик ошивается. Может его того...
- Нет, нет, нет. Пей скоро, поедем дальше.
- Разве вы встречаетесь не здесь?
- На той стороне границы.
- А...
Он пьет пиво. Я заказываю еще и только после первого удара колокола, охранник засыпает на стуле. Теперь скорей в вагон.

Справка
: Охранник от большой дозировки снотворного, смешанного с пивом, попал в больницу, где его откачали только на третий день.

Не доезжая до Парижа, высаживаюсь в местечке Перпиньяне. Здесь в "Гранд отеле" проживала Марина с Верой. В течении часа мы собрались и помчались опять на вокзал, где сели в поезд и утром 13 Июля прибыли в Париж.
13 число - не счастливое число. Во-первых, это праздник у французов- день взятия Бастилии. Во-вторых, это суббота и все государственные учреждения не работали, в третьих само 13, чертова дюжина, когда ни кому, кому надо, не везет.
Так случилось и с нами. Только мы забронировали номер в гостинице и сложили вещи там, сразу же бросились в американское посольство. В нем кроме охраны и мелких служащих, никого. Мне объяснили, что посол Буллит выехал в загородную резиденцию и до понедельника не будет.
Мы в растерянности стояли у входа в посольство и не знали, что делать.
- Давай объездим все посольства латиноамериканских стран и Канады, - сказала Марина, - может там повезет.
- Постой, ты сказала Канады? Там же у меня есть знакомый. Только бы он был на месте. Едем.
Мы поймали такси и поехали в канадское представительство. Только подъехали к представительству, как из двери показалась знакомая рожа Барни Бернса, которого я встретил в Сентябре 1936 года на границе в городе По.
- Барни, Барни...
- О, кого я вижу? Александр.
- Познакомься это моя жена Марина, а это дочь Вера.
- О... Приятно познакомиться.
Он галантно целует женщинам руки.
- Может проедем со мной позавтракаем, - продолжает он.
- Нет, нам нужна твоя помощь и чем быстрей, тем лучше.
- Ты сумасшедший, Александр, я только что оторвался от дел и опять к ним возвращаться. Какой ужас...
- Слушай,...... мне нужно срочно удрать из Франции. Если мы это не сделаем сейчас, то нам конец.
- Вот оно как. Ну тогда пошли обратно.
В представительстве Барни повел нас в свой кабинет. Галантно усадил в кресло женщин, а меня запихнул на стул ближе к столу.
- Рассказывай.
Я кратко рассказал ему все.... Он о чем то размышлял.
- Я сейчас сделаю тебе визу и проконсультирую как вести себя в комиссариате по делам иммиграции, но наши дурные эмиграционные законы все равно не закрепят за тобой гражданства, ты только получишь отсрочку на три месяца, но я понял этого тебе не нужно, поэтому тебе лучше перебраться из Канады все же в Америку.
- Я так и сделаю. Когда прибуду в Канаду, постараюсь перебраться туда.
- Тогда давай паспорта.
- Слушай...... ты не знаешь, а сегодня нет никакого судна до Канады?
- Не знаю. Но погоди, я посмотрю, может кто то остался в представительстве, может они что-нибудь знают.
Он вышел из кабинета и через 15 минут зашел с пастором.
- Александр, тебе повезло. Вот пастор, он говорит, что сегодня вечером из Шербура отходит канадский теплоход "Монклер".
- Да, да, - подтверждает пастор. - Вы еще можете успеть на поезд и добраться до Шербура.
- Ну вот, видишь. Так что сейчас я тебе оформлю паспорта, быстро расскажу, как вести тебе в Квебеке и сразу же беги в туристское агентство за билетами на "Монклер", - сказал Барни.

Я погнал Марину и Веру за вещами в гостиницу, чтобы они от туда сразу отправлялись на вокзал, где мы должны потом встретиться. Быстро оформив дела в представительстве, помчался в агентство и, слава богу, что еще была возможность, купил билеты на теплоход. От туда на такси прикатил на вокзал и за две минуты мы успели сесть на поезд до Шербура. Все было как в тумане. Только прибыли в Шербур, сразу же опять в такси до порта и опять за минуту погрузились на борт теплохода. Прощай Европа.

Справка
: Ежов не сразу поверил, что генерал Орлов его ослушался. Для страховки он приказал агентам перевернуть Париж, от моргов, больниц до отелей и гостиниц.

Сентябрь 1938 года.


Я понимал, что меня обязательно будут разыскивать, а пока агенты НКВД шарят по всей Европе и Америке, репрессии могут обрушиться на моих близких родственников, оставшихся в России. Надо было как-то обезопасить их. И я решился на безумный шаг, решился на шантаж самого... Сталина. В Монреале на 37 страницах я составил два письма Сталину и Ежову, где по деловому предложил сделку.

Справка
: Это были разные письма. В каждом письме получатели шантажировались по своему. Так например, Ежов не все свои политические промахи (а их он наделал слишком много, особенно в Европе) сообщал Сталину, этим и воспользовался Орлов, пригрозив, что опубликует их. В письме же к Сталину, приведены некоторые факты политической резни, устроенной им за границей.

Пусть власти не трогают мою мать и тещу, в ответ, я не сообщаю мировой прессе обо всех зверствах и подлостях, проведенных режимом Сталина за последнее время и что бы не быть голословным , перечислил все, что сообщу журналистам. Теперь надо было отправить все по адресу. Было понятно, что из Канады посылать письма нельзя, это надо было делать из Европы. Я вспомнил, что родственники моего отца живут в Америке и решил обратиться к ним за помощью. Из телеграфной переписки, удалось установить, что кузен Натан Курник, за некоторый гонорар готов прийти мне на помощь. Я выслал ему деньги и тот прилетел в Монреаль. Передо мной стоял немножко располневший молодой человек.
- Саша, - просил он, - только не в Советы, хоть на луну, но не туда.
- Ты поплывешь в Париж и отдашь письма в посольство.
- В Париж... Я согласен.
- Натан, это опасное путешествие, связанное с риском для жизни. Тебя могут схватить, в крайнем случае, устроить за тобой слежку.
Натан задумался и я уже считал, что он откажется.
- Саша, я все устрою. Я даже придумал как. Твои пакеты запечатаю в другие конверты, а на них напишу фамилию посла. После, с посыльным из какого-нибудь агентства передам в посольство.
- Хорошо. Тогда получай деньги и давай. Бог тебе в помощь.
Я выделил ему 1500 долларов, дал два пакета и отправил в Квебек на любое судно до Европы.

Справка
: Сталин получил, адресованное ему письмо и был в ярости. Он приказал всем службам за границей начать поиск Орлова и живым доставить в Москву. Однако ни мать, ни тещу его он так и не тронул. По другому отнесся Ежов, он боялся возвращения генерала на родину, так как Сталин сможет узнать все его грешки и понемногу притормаживал и глушил поиск Орлова.

Декабрь 1938 года.


Мы переехали в Америку. В Нью Иорке сразу же отправились к родственникам.

Справка
: Большинство родственников Льва Фельдбина бежали за границу еще в 1917года, когда в России прокатилась первая волна еврейских погромов. В основном это были богатые предприниматели, которые прочно обосновались в Нью Иорке.

Меня принял Мойша Фельдбин, брат моего отца. Он долго проливал слезу, вспоминая о моем отце и потом осторожно спросил.
- Что ты так быстро удрал из Европы? Что стряслось?
- За мной гонятся агенты НКВД.
Я видел, что от этих слов Мойша перепугался. Он сразу побледнел.
- Они сюда не могут примчаться?
- Могут.
Теперь брат отца беспомощно разводит руками.
- Что я могу сделать?
- Мне нужно помочь раствориться в Америке. Для этого надо пройти эмиграционную службу и получить право проживания в этой стране безо всяких ограничений.
- Тебе надо найти хорошего адвоката. У тебя деньги есть?
- Есть.
Мойша оживает. На его лице пробивается подобие улыбки.
- Тогда все в порядке. Адвоката мы найдем. Нил, - орет он в дверь комнаты, - пойди сюда.
Входит опрятно одетый мальчик.
- Отведи этого господина к мистеру Файнерти.
- Хорошо, папа.

Файнерти действительно был известен и на прием к нему пришлось записаться. Он принял меня как барин и снисходительно спросил.
- Что надо?
- Надо получить разрешение властей на получение гражданства.
- И долго вы здесь живете?
- Три дня.
От этой наглости у мистера адвоката раскрылся рот и он несколько раз глотнул воздух.
- Простите, но по законам нашей страны, надо прожить восемь лет, что бы получить право гражданства.
- Я знаю об этом, но мне нельзя ждать. Моя жизнь и жизнь моей семьи в опасности. Вся полицейская машина моего государства направлена на поиски и уничтожение моей семьи. Поэтому я и обратился к вам.
- Тогда расскажите мне все.
- Я генерал советской разведки.
- Как генерал?
- Генерал-лейтенант.
Моего адвоката не потрясло, что я разведчик, его потрясло мое звание.
- Тогда по порядку. Рассказывайте.
Я рассказал ему, что на моей родине сейчас уничтожаются опытные кадры военных, ученых, специалистов разных профессий и как я ушел, чтобы выжить.
- У вас деньги есть?
- Есть. Сколько надо?
- Две тысячи долларов на непредвиденные расходы и пять мне за работу.
- Согласен.
Теперь Файнерти ожил и тут же начал при мне названивать в канцелярию министра юстиции Френсиса Бидлома. Там связали его с самим министром и он согласился на встречу со мной завтра в 16 часов дня.
- Ваше дело уже почти выиграно, - радостно сообщил Файнерти. - Теперь детали. Конечно у нас в законодательстве есть нужные лазейки и вы получите гражданство вне очереди, но для этого нужно подготовить некоторые бумаги. Это все выполнит моя контора, но... нужно две вещи, которые весьма влияют на решение дела. Это два поручительства уважаемых граждан Америки и наличие большой суммы денег, которое вы ввозите в нашу страну.
- У меня почти 30 тысяч долларов. Это достаточно.
- Вполне.

Справка
: Это действительно приличная сумма по тем временам. Но надо учитывать, что семь тысяч Орлов уже пообещал адвокату.

- Надеюсь уважаемыми гражданами могут быть мои родственники, что здесь уже давно живут?
- Могут, с условием, что у них годовой заработок 12000 долларов.
- Это есть. Тогда с моей стороны маленькая просьба. Мне нужен паспорт не на фамилию Орлова или Фельдбина, мне нужен паспорт на другую фамилию, например Берг.
- Мистер Орлов, будут деньги, будет любой паспорт.

Министр оказался весьма болтливым человеком. Он имел смутное представление о Советском Союзе и я его развлекал всякими небылицами не относящимися к делу, он тоже нес чушь о светской жизни и остался весьма мной доволен. Тут же при мне позвонил в эмиграционный отдел, дал там указания и отправил меня в отдел регистрации гражданства.
- Ну что я тебе говорил, - восторгался мой адвокат, когда я держал в руке новые паспорта на новую фамилию Берг на себя и жену, - Америка страна свободы.
- Вы правы. Не будь у меня не копейки, ни чего бы я не получил.
- Естественно. В этом и заключается наша жизнь. Имей деньги, делай деньги и все в твоих руках.

В этот же вечер, мы всей семьей тихо укатили на Юг страны и растворились среди миллионов граждан Америки.

Справка
: Орлова бросили искать, когда Сталин расстрелял Ежова. При допросе Мушика, верного палача Берии в Июне 1953 года, он показал, что Берия какими то неведомыми каналами сумел украсть письмо Орлова из сейфа Ежова и подсунул его Сталину. Тот рассвирепел, прочитав его и это окончательно решило судьбу Ежова.

Прошло 15 лет.

Июнь 1953 года.


Умер самый кровожадный диктатор в России и я решил выползти из своей норки. Вся Америка увидела мою книгу, которую я писал пятнадцать лет. Книга называется "Тайная история сталинских преступлений".

Справка
: Книга стала бестселлером номер один и сразу вышла на нескольких иностранных языках. На русском языке она вышла в 1983 году там же в Нью Иорке издательством "Время и мы". В России она так и не появилась.

Много прошло событий за эти пятнадцать лет. Умерла моя вечно больная дочь. Мы с Мариной шатались по стране и проели все мои деньги, которые я утащил из Испании

Справка
: Когда Орлов расплатился с адвокатом на его руках осталось 22800 долларов и ни единого доллара он за пятнадцать лет ничего не заработал, а экономно тратил все эти деньги.

После издания книги, я стал богатым и самым знаменитым. В меня вцепилось ФБР, но что мог рассказать беглый генерал через 15 лет молчания, ни сведений об агентах, ни о явках, ни о резидентах, только то что знал о структуре НКВД в конце тридцатых годов, делал сам и что слышал от других. ФБР особенно потрясла история с испанским золотом и они назвали ее лучшей операцией века и еще то, как Сталин пытался наводнить США фальшивыми долларами.

Справка
: Гувер, директор ФБР, узнав как похитили 660 тонн золота из Испании, при встрече с Орловым, шутя назвал его самым великим разведчиком в мире.

ПРИМЕЧАНИЕ:

Орлов умер 7 Апреля 1973 года в кливлендской больнице в возрасте 77 лет. В 1963 году он выпустил еще одну книгу "Пособие по разведывательным и партизанским операциям", но увы, такого успеха как первая книга она не имела, так как автор опирался на опыт тридцатых годов. Фельдбин (Орлов) был действительно самым величайшим разведчиком нашего времени и жаль, что родина до сих пор не признала это. Кто же был генерал Орлов? Борец против режима Сталина, предатель или патриот, трудно сказать. Известно только одно, он не выдал никого. Кто же вы все таки, генерал Орлов?

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.