Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написана в 1997 г. Детектив.

Будни после праздника (драма)

Действующие лица:

- Доктор Владимир Владимирович, начальник женского отделения психологической экспертизы, 59 лет
- Главный врач психушки, Мамонтов Игорь Антонович, 56 лет.
- Врач Галина Сергеевна, заместитель начальник отделения, 48 лет;
- Практикант, доктор Хохлов Игорь Васильевич, 30 лет;
- Пациентка отделения Королева Татьяна Александровна, 27 лет.
- Пациентка отделения Ковач Марина Григорьевна, 33 года
- Пациентка отделения Гоглидзе Изида Давыдовна, 35 лет
- Пациентка отделения Мартова Валентина Мироновна, 18лет.
- Пациентка отделения Никифорова Ольга Викторовна, 71 год
- Пациентка отделения Сиплая Клавдия Михайловна. 22 года
- Пациентка отделения Киреева Наталья Петровна, 24 года.
- Полковник Мещеряков, куратор с Большого Дома, 48 лет.
- Капитан Тихонов, следователь Большого Дома, 30 лет.
- Следователь Харитонов, 42 года.
- Сын доктора, Андрей, 28 лет.
- Охранник отделения, 30 лет.
Участвуют: санитары отделения, пациенты.

ПРОЛОГ

В квартире запустение, небрежно застеленная кровать, мусор на полу. Посреди комнаты за небольшим столом двое: доктор Владимир Владимирович и его сын, Андрей. Стол заставлен бутылками и закусками.
Доктор поднимает рюмку водки.

ДОК. Первый мой тост за Святого Валентина, попечителя всех влюбленных и богоугодных заведений. Сегодня его день и наш праздник. Мало кто знает, что это так же день надежд на скорейшее освобождение всех заключенных и выздоровления сумасшедших.
СЫН. Да брось ты, папа. И слава богу, что не все знают чем еще занимался Валентин, пьем только за влюбленных.
ДОК. Не перебивай. Это мой профессиональный праздник, я лечу больных и вселяю в них надежду...
СЫН. Хорошо. Пьем за Святого Валентина и за его деяния.
Андрей первый выпивает рюмку и поспешно закусывает. Доктор не торопясь допивает водку, мотает головой и по новой заполняет рюмки.
ДОК. А теперь, сынок, за нашу маму, которая четырнадцать лет назад умерла..., именно в этот день.
Мужчины поднимаются и выпивают. Первым садится сын.
СЫН. Я так и не присутствовал при ее смерти. Ты зачем то отправил меня в пионерский лагерь Артек.
ДОК. Мама была очень тяжело больна. Она умирала в больших мучениях и я не хотел, чтобы ты видел это. Помню, когда ты вернулся домой, а мы уже маму похоронили, ты был так потрясен этим...
СЫН. Да... Да... Тогда на меня все так навалилось...
ДОК. Это единственный день в году, когда мы собираемся в месте, чтобы не только отпраздновать день Святого Валентина, но и смерть матери.
СЫН. Ты сам так поставил себя, сам не захотел, чтобы мы встречались чаще. Могли бы собраться на твой или мой день рождения, в Новый Год.
ДОК. Зачем. У меня каждый день рабочий, что праздник, что не праздник. Я уже в отпуске не был с того дня смерти.
СЫН. Глушишь работой тоску по ней?
ДОК. Может быть. Первое время страшно боялся одиночества, поэтому загружал себя работой. День и ночь торчал в отделении, а потом... потом втянулся и уже не вижу себя без моих больных.
СЫН. Давай выпьем за тебя, папа. Ты такой один единственный на всем свете.
Доктор кивает головой. Мужчины за столом выпивают и поглощают закуску.
СЫН. Чего то я окосел...
ДОК. Ложись здесь на диване, я тебя завтра рано разбужу.

Андрей поднимается и, пошатываясь, идет к дивану.

Свет гаснет и на стенке высвечивается надпись.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА.

Большой кабинет доктора. По центру канцелярский стол, заваленный папками и бумагами. Несколько простых стульев расставлены перед столом. В углу стоит старый сейф. С права от стола большой топчан, покрытый белой простыней. За столом сидит Владимир Владимирович в белом халате. Рядом пристроилась на стуле его заместитель по отделению Галина Сергеевна, тоже в белом халате и шапочке. В ее руках несколько папок.

ДОК. Что у нас сегодня, Галина Сергеевна?
ГАЛ. СЕР. Трое идут на выписку, потом нужно решить, что делать с Марией Ковач, она очень просила принять ее у нас новенькая, она прислана вчера.
ДОК. Давайте первыми тех, кто идет на выписку, их надо быстрей оформить и отправить в КПЗ или на лечение до обеда.
ГАЛ.СЕР. Хорошо. Я сейчас приведу первую.

Галина Сергеевна уходит и через минуту вводит в кабинет женщину 35 лет, полноватую, с густыми черными волосами, заброшенными на плечи. Ее тонкие губы вздрагивают от нервного напряжения, а пальцы дрожат.

ГАЛ. СЕР. Садитесь здесь Изида Давыдовна.
Врач усаживает пациентку на стул, та покачивается и заискивающе смотрит на Владимира Владимировича.
ИЗИДА ДАВ. Здравствуйте, доктор.
ДОК. Здравствуйте. Как себя чувствуете Изида Владимировна?
ИЗИДА ДАВ. Кошмары мучают, доктор. Все свекровь снится и малышка. Не хотела я их... убивать. Довели меня...
ДОК. Ваше пребывание у нас закончено.
ИЗИДА ДАВ. Как закончено? Я больна...
ДОК. Вы здоровы, вас отправляют на доследование в следственный отдел.
ИЗИДА ДАВ. Нет... нет. Я больна, доктор. ( она плачет) Боже, как я больна. Не отправляйте меня.
ДОК. Можете идти, Изида Давыдовна.

Женщина раскачивается на стуле и не собирается уходить. Галина Сергеевна встает и подходит к двери.

ГАЛ. СЕР. Санитары сюда.

Входят два здоровенных парня в белых халатах. Они подхватывают под руки несчастную женщину и тащат на выход.

ДОК. Галина Сергеевна, давайте следующего.

Врач выходит за дверь и тут же появляется с молоденькой девушкой с очаровательной улыбкой на лице. Это Мартова Валентина Мироновна.

МАРТ. Привет, док. Что новенького? Никак решили про меня что-нибудь?
ДОК. Решил.
МАРТ. Решили, ну и ладно. Покурить бы. Была бы у вас сигаретка, понаслаждалась бы, а то... все мучаюсь. Что за контора, где посмолить негде...
ДОК. Вчера вас санитары поймали за руку, опять курили.
МАРТ. Ага. У Муськи последнюю стрельнула. Эх. Где бы еще достать?
ДОК. Вы здоровы, Валентина Мироновна.
МАРТ. Как вы мне все надоели. Я сама знаю, что здорова. Побыстрей бы суд, да отсидеть свои семь, восемь лет и все.
ДОК. Вас сегодня отправят в тюрьму.
МАРТ. Давно пора, а то совсем не могу... без курева.
ДОК. Можете идти.

Она встает и уходит.

ГАЛ. СЕР. У этой девицы все слишком просто. Облила кислотой подружку, а когда та скончалась, пошла на танцы гулять с парнем. Никакого угрызения совести.
ДОК. Не совсем. Цену себе знает, сразу определила свой срок. Такие сначала глупость делают, потом переваривают. Давайте следующую.

Галина Сергеевна вводит в кабинет старушку и сажает ее перед Владимир Владимировичем.

ДОК. Здравствуйте, Ольга Викторовна.
ОЛЬГА ВИК. Здравствуйте.
ДОК. Мы кажется не кончили наш прошлый разговор, он прервался по моей вине.
ОЛЬГА ВИК. Было дело.
ДОК. Ольга Викторовна, тогда вы мне сказали, что это не первая ваша жертва, были еще.
ОЛЬГА ВИК. Были...
ДОК. Вы голодали?
ОЛЬГА ВИК. Нет. Голодала я только в войну.
ДОК. Тогда что вам не хватало? У вас была пенсия, деньги...
ОЛЬГА ВИК. Так... ведь все сыну...
ДОК. Неужели вам жалко сына, но не жалко тех женщин, которых вы убили и потом занимались людоедством.
ОЛЬГА ВИК. Чего их жалеть то, бабенки блудные, землю грешную пачкают...
ДОК. А вы?
ОЛЬГА ВИК. Я то?... Грешна, конечно.
ДОК. Мы сегодня с вами, Ольга Викторовна, расстаемся. Я вас отправлю на лечение.
ОЛЬГА ВИК. Вам видней, доктор.

Галина Сергеевна выводит старушку и тут же возвращается.

ДОК. Галина Сергеевна пригласите Ковач.
ГАЛ.СЕР. Может санитаров пригласить, эта ведь все может.
ДОК. Не надо. Если эта женщина захочет, то она и санитарам головы свернет.
ГАЛ.СЕР. Господи, кого нам только не присылают, но вот такую...
ДОК. Да, это у нас редкий экземпляр. Ее нам направили официально, через суд, на экспертизу, однако я догадываюсь, что у этой мадам слишком крупная лапа наверху. Они делают все, чтобы она задержалась здесь. Там на воле, Ковач уничтожила несколько человек, а теперь здесь отсиживает время.
ГАЛ. СЕР. Это по поводу ее к нам пришло несколько пакетов из Большого Дома?
ДОК. Да, по ее поводу. Все просят повременить с окончательным заключением.
ГАЛ. СЕР. Что творится... Иду. Зову.

Входит женщина с коротко стриженными волосами, цвета спелой пшеницы. У этого красивого лица, весьма тренированное тело. Она становится перед столом, расставив ноги.

КОВАЧ. Владимир Владимирович, скоро меня выпустят?.
ДОК. А что, Мария, разве тебе плохо у нас?
КОВАЧ. Надоело все.
ДОК. Потерпи немного.
КОВАЧ. Неужели обо мне забыли мои друзья?
ДОК. Думаю, что не забыли. Мария, у меня к тебе несколько вопросов.
КОВАЧ. Как мне все ваши вопросики... ( она проводит ладонью по горлу). Ладно, чего у вас там еще... Задавайте.
ДОК. Садитесь.
КОВАЧ. Ничего, я постою.
ДОК. Как хотите... Мария Григорьевна, конечно это не корректный вопрос, если хотите, можете на него не отвечать. Сколько вы всего убили людей?
КОВАЧ. Не помню. Может двадцать, может тридцать, а может и больше.
ДОК. А своего первого помните?
КОВАЧ. Помню. Еще на курсах нужно было расстрелять предателей. Мне достался такой как вы, седенький весь, умненький. Я ему точно между глаз дырочку сделала.
ДОК. И потом никаких кошмаров или мучений?
КОВАЧ. А какие должны быть кошмары? Предателя же убила.
ДОК. Все же, когда нибудь ваши жертвы вам снились?
КОВАЧ. Не помню. Вообще то было раз... Попался молоденький такой... красавчик одним словом. Мне он жутко нравился. Ласковый, лизаться любил, иногда в постели такие штучки выкидывал, аж мурашки по телу... вот это до сир пор помню.
ДОК. Зачем же вы его убили?
КОВАЧ. Так приказ был.
ДОК. Понятно. Вы что то хотели мне сказать Марина Сергеевна?
КОВАЧ. Владимир Владимирович, не пора ли мне уходить, я уже сижу здесь больше положенного срока.
ДОК. Думаю, что скоро я сделаю заключение.
КОВАЧ. Когда? Вы меня кормите обещаниями уже два месяца.
ДОК. Скоро, Марина Сергеевна, скоро... Потерпите немного...
КОВАЧ. Мне уже надоело ждать. Учтите, терпеть я вас буду неделю, не больше... Неделю...
ДОК. Я постараюсь вас выпустить в ближайшее время.

Женщина кивакет головой и неторопливо уходит.

ГАЛ. СЕР. Да она же больная, Владимир Владимирович. Это же механизм, а не женщина. Ни детей, ни семьи, ни мужа, ни нервов, ей же ничего не надо. Она же может легко убить любого и это для нее все равно, что плюнуть...
ДОК. Она здорова. Механизм пока работает исправно.
ГАЛ.СЕР. Но мы же нарушаем все законы и инструкции, передайте ее быстрей кому нибудь, либо в псих лечебницу, либо прокурору.
ДОК. Галина Сергеевна, мы все должны делать в рамках закона, но... такие люди как она, до суда обычно не доходят и это не по нашей вине..
ГАЛ.СЕР. Значит мы ждем решения сверху? А вдруг они нам за эту неделю ничего не сообщат, да эта же... горилла... просто сметет наше учреждение.
ДОК. Я постараюсь еще раз напомнить ее начальству о ее присутствии здесь.
ГАЛ. СЕР. Постарайтесь. Я Ковач очень боюсь.
ДОК. Кто там у нас следующий?
ГАЛ.СЕР. Новенькая, Королева. Вот ее дело.

Галина Сергеевна подкладывает Владимир Владимировичу папку. Доктор внимательно изучает несколько страниц, потом кивает головой.

ДОК. Приведите сюда.

Галина Сергеевна выходит и вскоре появляется с симпатичной женщиной в дорогом черном костюме. Она аккуратно садится на стул и закидывает ногу на ногу.

ДОК. Здравствуйте, Татьяна Александровна.
КОРОЛ. Здравствуйте.
ДОК. Я начальник женского отделения психологической экспертизы. Можете меня звать Владимир Владимирович.
КОРОЛ. Хорошо.
ДОК. Раз мы с вами познакомились, я бы хотел задать вам несколько вопросов.
КОРОЛ. Зачем, Владимир Владимирович? В моем деле все записано.
ДОК. Нет не все. Вы следователям вразумительно не объяснили, что вас толкало на эти убийства.
КОРОЛ. По моему я ничего не утаила.
ДОК. Скажите мне честно, ваши жертвы были знакомы друг с другом?
КОРОЛ. Нет.

Она занервничала и сжала ладонью конец юбки.

ДОК. Я сомневаюсь, что вы сказали правду. Мне кажется они знали друг друга.
КОРОЛ. Нет.
ДОК. Но не первого же попавшегося мужчину вы убивали?
КОРОЛ. Тот кто мне нравился. Я с ними знакомилась в разных местах и потом, когда был удобный случай... расправлялась.
ДОК. Мы ведь с вами почти коллеги. В деле сказано, что вы патологоанатом, работали в морге. Поэтому я хочу получить от вас коллега вразумительные ответы. Первое, почему вы выбрали такой варварский способ убийства, а именно... отрезали жертве голову и потом запихивали ее между ног. Вы так ненавидите мужчин?
КОРОЛ. Нет. То что я их так убивала..., просто затмение какое то наступало.
ДОК. Вы хотите сказать, что у вас расстройство психики?
КОРОЛ. Не знаю.
ДОК. Ладно. Поверьте мне, Татьяна Александровна, я на своей работе видел десятки больных, здоровых, лгунов, правдивых и редко, когда внутреннее чутье меня подводило. Вы что то скрываете.
КОРОЛ. У меня на работе, чутье тоже не подводило...
ДОК. Мне жаль, что мы не получили первого контакта. Вы не хотите больше мне ничего сказать?
КОРОЛ. Нет.
ДОК. Идите в палату, Татьяна Александровна.

Новенькая кивает головой, осторожно опускает свои красивые ноги на пол и уходит.

ГАЛ.СЕР. Владимир Владимирович, почему вы сомневаетесь в ее показаниях?
ДОК. Такой варварский способ убийства может быть совершен, только в огромной ненависти к мужскому полу. Я еще не разобрался в чем тут дело, но у нас есть время.

На столе зазвонит телефон. Владимир Владимирович поднимает трубку.

ДОК. Алле... Да... Прямо сейчас... Хорошо, приходите...( кладет трубку на место) К нам идут гости.
ГАЛ.СЕР. Кто?
ДОК. Полковник Мещеряков, куратор с Большого Дома, главврач и какой то доктор.
ГАЛ.СЕР. Мне уйти?
ДОК. Да.

В кабинете помимо Владимира Владимировича, полковник Мещеряков, главврач Игорь Антонович Мамонтов. Они расселись по бокам стола.

ПОЛК. А ты поправился, Володя, последний раз, вообще был как спичка.
ДОК. Последний раз, это кажется восемь лет назад.
ПОЛК. Помнишь, это хорошо.
МАМОНТ. Володя, нашего гостя интересует твоя пациентка Ковач Мария Григорьевна.
ДОК. Чего это вдруг. В следствие не вмешивались, а тут вдруг заинтересовались.
ПОЛК. Как она?
ДОК. Здорова.
ПОЛК. Надо чтобы ты передал ее нам.
ДОК. Полковник, вы же знаете, что я всегда работаю так, чтобы под меня нельзя было подкопаться. Что вы хотите, выбирайте. Устройте ей побег или после передачи в псих больницу, через неделю выпустите как вылечившуюся, но только не надо пользоваться моими руками.
ПОЛК. Ты все такой же перестраховщик, Володя. Ладно. Мы уже все продумали. Договоримся так. Направление выпиши на Иркутскую спец больницу номер 24 и через три дня выдай нам ее для транспортировки. С прокурором мы договоримся, пусть все знают, что Мария Ковач лечится в психушке.
ДОК. Бери, бери. Через годика два, если ее не убьют, она опять очутится у нас.
ПОЛК. Что-нибудь нашел?
ДОК. Как тебе сказать... Она слишком напряжена. Стоит ее механизму сломаться и... конец.
ПОЛК. Какому механизму?
ДОК. Понимай это так. Если она серьезно заболеет или ее покорежит, то последствия могут быть плачевные. Она во всем начнет сомневаться.
ПОЛК. Сейчас она не сомневается?
ДОК. Нет.
ПОЛК. Тогда моя миссия закончена. Мы ее забираем. Потом сочтемся, Володя. Мы своих друзей всегда помним.

Полковник прощается и уходит.

МАМОНТ. Я тебе тут еще одну заботу на голову хочу свалить.
ДОК. По моему, это входит в твои обязанности, делать пакости своим подчиненным.

Главврач смеется. Он встает, подходит к двери, открывает и кричит .

МАМОНТ. Доктор, Хохлов, зайдите.

В кабинет входит молодой парень с короткой прической и большими ушами.

МАМОНТ. Вот, Владимир Владимирович, хочу дать тебе практиканта, доктора Хохлова Игоря Васильевича. Хочет написать диссертацию, пусть три года пособирает материал в твоем отделении.
ДОК. Что у Мамалыгина или Кривцова мест в отделении нет?
МАМОНТ. Есть. Но парень сам хотел пойти на женское отделение.
ДОК. Ладно. Раз ты решил, пусть идет.
МАМОНТ. А ты бы как решил?
ДОК. Я против.
МАМОНТ. Все ясно. Вот вам, доктор Хохлов, новый начальник, а сейчас я вас оставляю, мне пора в свое отделение.

Главврач уходит.

ДОК. Игорь Васильевич, вот здесь дела больных ( Доктор показывает Хохлову сейф) Прежде чем приступить к экспертизе, внимательно изучите все материалы уголовного дела и только потом начинайте обследование. У вас не должно быть симпатии к пациенту, вы к нему должны подходить как судья. Ни одно дело, ни один листик из этого кабинета не должен пропасть. Замечу что-нибудь, вылетите как пробка с отделения. На сегодня у вас следующая работа. Вы проводите медицинское исследование вновь поступившей пациентки Королевы Татьяны Александровны, а потом приступите к ее изучению дела.
ХОХ. А зачем нам изучать дела? Не лучше ли дать экспертизу, не читая их.
ДОК. Если хотите сделать эту идею как основу вашей диссертации, то можете попробовать. Скажу вам одно. При опросе своих пациентов, вы соберете аналогичный материал, только победней. Изучение психологии человека без изучения первоисточников, вызывающих отклонение от нормы, не может быть основополагающим для медицинского заключения.
ХОХ. Я понял. А где мне осматривать пациентку?
ДОК. Здесь в кабинете. Пойдите в коридор поищите врача Галину Сергеевну, она вам покажет где Королева , приведете ее сюда.

Все тот же кабинет. Владимир Владимирович сидит за своим столом. На топчане лежит Королева в трусиках и бюстгальтере, ее одежда аккуратно сложена на стуле за головой. Рядом на другом стуле сидит доктор Хохлов, он молоточком проверяет рефлексы женщины, царапает и простукивает ей грудь, руки, ноги, потом тщательно осматривает глаза.

КОРОЛ. Доктор у меня все время дергаются руки.
ХОХ. И давно?
КОРОЛ. Только сейчас. Мне так хочется дернуть вас за уши.

Хохлов наливается краской.

ХОХ. Гражданка... Ведите себя прилично. Одевайтесь и отвечайте на вопросы.
Королева неторопливо одевается. Хохлов перед собой держит папку и ручку.
ХОХ. Сколько вам лет?
КОВАЛ. 27
ХОХ. Кем работаете?
КОВАЛ. Патологоанатомом.
ХОХ. Ого... В детстве болели? Чем болели?
КОВАЛ. Скарлатина, корь, свинка и ангина. Еще, когда мне было примерно три месяца, наблюдалось недержание мочи.
ХОХ. В последний раз чем болели?
КОВАЛ. ОРЗ.
ХОХ. Попадали ли вы в аварию, болели менингитом или получали сотрясение мозга?
КОВАЛ. Нет.
ХОХ. Замечали ли вы за собой какие-нибудь странности?
КОВАЛ. Да, замечала. Мне всегда хотелось подергать лопоухих за уши.
ХОХ. С кем живете?
КОВАЛ. С мужиками.
ХОХ. Я не про это. С семьей или одна?
КОВАЛ. Не замужем, детей нет. Живу одна одинешенька в однокомнатной квартире.

Неожиданно вмешивается Владимир Владимирович.

ДОК. Татьяна Александровна, к какой поликлинике вы прикреплены?

Ковалева вздрагивает.

КОВАЛ. К 27.
ДОК. Вы там проходили медосмотр?
КОВАЛ. Каждый год.
ДОК. Доктор Хохлов, вы кажется закончили осмотр?
ХОХ. Да, Владимир Владимирович.
ДОК. Тогда проводите пациентку в ее палату.

Владимир Владимирович один в кабинете. Он снимает телефонную трубку и набирает номер. Включается динамик.

ДОК. Але... Мне следователя Харитонова.
СЛЕД. Харитонов у аппарата.
ДОК. Миша, это я, Володя, из психушки.
СЛЕД. А... Старая перечница, опять уму разуму учить будешь? Что-нибудь откопал?
ДОК. Я по поводу Королевой Татьяны Александровны...
СЛЕД. У нас вроде по ней все. Дело закончено и после вашего заведения... в суд.
ДОК. Миша, вы прокручивали версию, что все погибшие от руки Королевой, знали друг друга?
СЛЕД. Это она тебе сказала?
ДОК. Нет.
СЛЕД. Мы эту версию прорабатывали, но подследственная отмела все наши догадки.
ДОК. У меня к тебе просьба. Пошли кого-нибудь из парней в поликлинику 27, изыми там медицинскую карту Королевой.
СЛЕД. Лучше бы я не подходил к телефону. У нас столько работы, что опять заниматься Королевой не хочется. Но я твою просьбу сообщу ЗК и постараюсь помочь. Конечно, мы отдадим тебе медкарту.
ДОК. Хорошо, пока.

Полное затемнение. На экране высвечивается надпись.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Все тот же кабинет. Владимир Владимирович сидит за столом и изучает дела. Входит доктор Хохлов.

ХОХ. Доброе утро, Владимир Владимирович.
ДОК. Доброе утро.
ХОХ. С чего мне начинать сегодняшний день?
ДОК. Пока все время будете находиться при мне.

Входит Галина Сергеевна с папками под мышкой.

ГАЛ.ВАС. Владимир Владимирович, я приготовила бумаги.
ДОК. Все как я просил?
ГАЛ.ВАС. Да.

Галина Васильевна передает папки доктору и он расписывается в каждой.

ДОК. Галина Васильевна пригласите сюда гражданку Ковач.

В кабинете те же и Ковач.

КОВАЧ. Я по вызову поняла, доктор, что вы наконец то закончили со мной возиться.
ДОК. Да. Мы сделали заключение по просьбе ваших друзей.
КОВАЧ. Наконец то... И что же они порекомендовали?
ДОК. Психушку в Иркутске.
КОВАЧ. Вы это серьезно?
ДОК. Они считают, что нельзя вас отправлять в суд.
КОВАЧ. Хорошо. Раз они это хотят, значит так надо. Я отправляюсь сегодня? Мне можно собираться?
ДОК. Да.

Она разворачивается и идет к выходу, вдруг останавливается и резко поворачивается.

КОВАЧ. Не знаю почему, но вы, доктор, все время напоминаете мне того первого, которого я расстреляла в учебке.
ДОК. Все может быть, Марина Григорьевна.
КОВАЧ. Прощайте, доктор.

Ковач уходит.

ГАЛ.СЕР. Ну и фрукт.
ХОХ. Я бы ее в карцер. Простите, Владимир Владимирович, но разве можно давать заключение по рекомендации... друзей? Это же подсудное дело.
ДОК. Можно, если друзья занимаются интересами государства и используют наших пациентов в этих делах.
ХОХ. Понял.
ДОК. Кто там следующий, Галина Сергеевна.
ГАЛ.СЕР. Вы хотели поговорить с Королевой?
ДОК. Зовите.

Галина Сергеевна приводит Королеву.

КОРОЛ. Вы меня вызывали, Владимир Владимирович?
ДОК. Да, я получил вашу медицинскую карточку, Татьяна Александровна.
КОРОЛ. Рада за вас...
ДОК. Здесь есть запись гинеколога о наличии у вас швов...
КОРОЛ. Что вы хотите? Что вы все копаете?
ДОК. Это наша обязанность. Так откуда швы?
КОРОЛ. Я ничего не скажу. Это не ваше дело. Следствие закончило свою работу, что вам еще надо?
ДОК. Правду. Если вы не хотите нам помочь, я верну дело на дознание и отправлю вас обратно в КПЗ.
КОРОЛ. Я... я... все сказала...
ДОК. Что же, я вынужден принять решение. Идите в палату.

Королева уходит.

ГАЛ.СЕР. На нее тоже готовить документы на отправку?
ДОК. Нет, не надо. Она еще придет ко мне и думаю в ближайшее время. Я же вижу, в КПЗ ей не хочется возвращаться. Новенькие есть?
ГАЛ.СЕР. Есть. Я сейчас.

Галина Сергеевна вводит тоненькую девушку с греческим овалом лица.

ДОК. Вы кто?
ДЕВУШКА. Клава.
ДОК. Полнее можно?
ДЕВУШКА. Сиплая Клавдия Михайловна.
ДОК. Садитесь сюда, Клавдия Михайловна. Я начальник отделения, Владимир Владимирович. Здесь будем вас обследовать и надеюсь помогать друг другу. Как вы себя чувствуете?
КЛАВА. Нормально.

Владимир Владимирович изучает ее дело.

ДОК. В деле сказано, что перед тем как удавить свою подругу шарфом, вы наглотались таблеток. Вы часто их употребляли?
КЛАВА. Нет.
ДОК. Можно поподробней, сколько раз в день, в неделю, месяц, вы их потребляли?
КЛАВА. Это от головной боли. Когда была менструация, все время принимала. Жутко тогда болела голова.
ДОК. Следователи пока отложили ваше дело... ( она кивает головой), они считают что вы должны пройти обследование. Сейчас вы пойдете с доктором Хохловым в палату и он осмотрит вас.

Хохлов поднимается и жестом руки приглашает Клаву.

ХОХ. Пошли.

Они выходят.

ГАЛ.СЕР. У меня такое впечатление, что мы еще намучаемся с доктором Хохлов.
ДОК. Это почему же?
ГАЛ.СЕР. Он, по-моему, слишком слабовольный и поддается влиянию...
ДОК. Слишком жесткое заключение. У вас есть какие-нибудь факты.
ГАЛ.СЕР. Да. В отделении все сейчас сходят с ума от обаятельной Королевой. Ее лучшей подругой была Ковач и в друзьях ходит... доктор Хохлов.
ДОК. Расскажите, очень интересно.
ГАЛ.СЕР. Ковач ходила за ней открыв рот, слушая ее байки...
ДОК. Странно. Ковач такая сильная натура и попасть под влияние патологоанатома... не верится. Вообще то все может быть, Ковач не обладает таким живым умом как Татьяна... Извините, Галина Сергеевна... дальше...
ГАЛ. СЕР...Они даже в одной палатке устроились, выгнав от туда тишайшую старушку. Теперь доктор Хохлов там частый гость, как свободное время, так к Королевой и бежит. А та, похоже, из него веревки вьет.
ДОК. Ну что же, продолжайте за ним наблюдать. Давайте последнего пациента.

Галина Сергеевна вводит огромную молодую женщину.

ДОК. Здравствуй.
ЖЕНЩИНА. А...
ДОК. Я говорю, здравствуй.
ЖЕНЩИНА. Ага.
ДОК. Вы, Киреева Наталья Петровна?
ЖЕНЩИНА. Ага.
ДОК. Как вы себя чувствуете?
ЖЕНЩИНА. Так... Хорошо.
ДОК. А в тот день, когда вы били девушек, как себя чувствовали?
ЖЕНЩИНА. Так это... Не помню.
ДОК. А после...
ЖЕНЩИНА. Не помню.
ДОК. Вы где лечились.
ЖЕНЩИНА. Э... От чего, доктор?
ДОК. Я хочу спросить, когда вы были последний раз в больнице?
ЖЕНЩИНА. Так это... Воспаление... легких. Кажется, летом.
ДОК. И какая больница?
ЖЕНЩИНА. Большая. Петровская называется.
ДОК. Хорошо. Идите в палату.

Женщина-гигант медленно уходит.

ДОК. Галина Сергеевна, запросите больницу, местную поликлинику, пусть вышлют медицинские карты.
ГАЛ. СЕР. Через следственный отдел?
ДОК. Да, через них.

Опять кабинет. Владимир Владимирович читает документы. Раздается робкий стук в двери. Входит Королева.

КОРОЛ. Можно зайти, Владимир Владимирович.
ДОК. Заходите, Татьяна Александровна. Присядьте.
КОРОЛ. Владимир Владимирович, не отсылайте меня в КПЗ. Я... Я... Мне нельзя туда...
ДОК. Почему?
КОРОЛ. Я там врала следователям, как могла.
ДОК. Я не отправлю тебя, если ты расскажешь мне все.

Королева мнется.

КОРОЛ. Понимаете... Это моя страшная тайна. Я расскажу, только не отсылайте... Доктор, хочу вам верить, хочу найти человека, способного мне помочь. Не в том смысле, чтобы выкрутится от тюрьмы или психушки, а в том, чтобы выложить ему на плечи груз моих несчастий и тем самым немного разгрузить себя. Вам как психиатру этот груз как раз по плечу. Вы ведь принимали клятву Гиппократа?
ДОК. Это было давно.
КОРОЛ. Неважно. Вы ведь можете сохранить мою тайну?
ДОК. Хорошо. Я слушаю.
КОРОЛ. У меня были причины скрывать от следователей, почему я убивала этих парней. Они сами мне подыгрывали в этом. Представляете их интересовала техника, как убила, как заманила. Правда один такой усатый, толстый все пытался копнуться, но слишком грубо и примитивно. Сразу, как встретил, так стал кричать: "Тебя насиловали? Ты их знаешь?" Знаю, но никому не проговорилась.
ДОК. А ты не думаешь о том, что суд может вернуть дело на доследование и тогда следствие затянется, а возможно при этом они все раскопают сразу?
КОРОЛ. Конечно это тоже может быть, но кто кроме меня может подтвердить мое прошлое, когда почти все мертвы?
ДОК. Почти?
КОРОЛ. Да почти. Еще осталось два типа с которыми нужно свести счеты.
ДОК. Свести счеты? Ладно. Продолжай.
КОРОЛ. Это было четырнадцать лет назад. Меня, как пионервожатую послали в Артек. Я была со всеми общительна и со всеми ребятами запросто дружила. Пионервожатые, такие же ребята и девчата, присланные со всего Союза, составляли особый клан. Меня вечно окружали 6 - 7 мальчиков и я была счастлива властвовать над ними. Пришло время разъезжаться. Одному парню из этой группы пришла в голову идея изнасиловать меня, так сказать, на прощание. Он уговорил остальных ребят и однажды вечером меня заманили в спорт зал. Там схватили, заткнули рот и растянули на теннисном столе. Кто то сеткой привязал мои руки к ножкам стола. А дальше... Кошмар и ужас... И это были мои друзья... В общем, парни сменяли друг друга. Я уже была почти без памяти и сил. Кто то потом развязал руки и освободил рот, но я была как тряпка и не могла шевелится. Они не отстали, они делали со мной что хотели, у кого богаче была фантазия. Итак было до утра. А утром, заводила, сунул мне туда... кедровую шишку. Не знаю, кто отвез меня в больницу, там сделали операцию, шишку вытащили, вот почему у меня шрамы... В больнице я почти в шоке пролежала месяц. Было заведено дело, следователи активно взялись, а потом резко все кончили...
ДОК. Почему?
КОРОЛ, Говорят, парень который все это начал, был сыном одного из крупных партийных начальников.
ДОК. Что же было дальше?
КОРОЛ. Как только вылечилась, приехала домой и поняла, что очень переменилась, ненавидела мужчин и весь белый свет до кончиков ногтей. А дальше... Так и не заимела больше друзей. Окончила школу, поступила в медицинский институт, выучилась и сама напросилась на работу в морг. У меня выработалось полное равнодушие к трупам, резала, ломала, кромсала их и хоть бы что... Однажды, два года назад, привезли мертвого молодого человека, его отдали мне. Что то знакомое увидела в его лице и вспомнила, это был один из них... Теперь я издевалась над его телом, крошила как капусту. Потом кое как сшила голову к остаткам туловища и одела в одежды. С этого дня во мне проснулась жажда мести. Сначала стала собирать сведения о тех парнях, подняла архивы и фактически узнала про всех..., где живут, где работают...
ДОК. Татьяна Александровна, говорите их было семь? Один попался к вам мертвым, двое осталось в живых, значит вы убили четверых? Но в деле только три...
КОРОЛ. Четыре. Дело в том, что одному, которому я отрезала голову и запихнула между ног, кто то постарался перед вызовом следователей вернуть голову на место. Поэтому в мой скорбный список он не был внесен милицией. Первым я убила того, что загнал мне шишку. Мы встретились в Москве на вечеринке. Он меня совсем не узнал. Я старалась во всю, вертелась, смеялась, была душой вечеринки и сумела завлечь его сразу. Этот, гад, затащил меня в свою квартиру. У меня все чесалось и болело от его поганых рук. Когда он задремал, я сходила на кухню, взяла нож и профессиональным взмахом руки отсекла голову, потом перевернула его на спину, раздвинула ноги и сунула голову туда, с чего он начал меня обижать...
ДОК. Почему именно так?
КОРОЛ. Конечно можно было и наоборот, но мне очень хотелось оторвать ему голову. Ох как хотелось, доктор.
ДОК. Тоже было и с другими?
КОРОЛ. Да. Сценарий тот же, завлекала, ублажала, убивала. На последнем глупо попалась. Уже оделась и хотела уйти, так черт кольнул, подумала возьму ключи от его машины и уеду... Уехала, но... остановили и все...
ДОК. Вас на долго посадят...
КОРОЛ. Я знаю, знаю и то, что моя психика здорова. Но моя жизнь кончится тогда, когда последний подонок ляжет в сырую землю.
ДОК. Значит последний проживет долго.
КОРОЛ. Я тоже так считала. Пока отсижу, потом убью, потом может опять отсижу, но старухой все равно приду и буду рвать горло последнему.
ДОК. Это все?
КОРОЛ. Да, Владимир Владимирович.
ДОК. Я тебе поверил, иди, Королева, пока тебя не верну в КПЗ.

Владимир Владимирович набирает телефон и ждет звонка. Включается по громкой связи его невидимый собеседник.

ДОК. Але, Харитонов, это я, Володя их психушки.
СЛЕД. Здорово, чертяка. Давай поспорим, я догадался почему ты мне звонишь, ты нашел зацепку на Королеву.
ДОК. Спорить с тобой невозможно, ты как всегда видишь людей насквозь.
СЛЕД. Переходи к нам в розыск, зачем ты там закисаешь?
ДОК. Хватит петь друг другу дифирамбы. Лучше помоги сделать доброе дело.
СЛЕД. Только не это. Нам по статусу нельзя делать добрых дел. Так что там у тебя?
ДОК. В районе Артека надо найти больницу, где 14 лет тому назад лечилась Королева. Нужно добыть ее медицинскую карту, если конечно она сохранилась. Где то там же, в районном отделе милиции зарыто дело Королевой.
СЛЕД. Ого. Я вижу, старик, ты много откопал. Недаром ЗК сказал, что с психушкой лучше жить в мире и отказывать ей нельзя.
ДОК. Я очень рад за твоего умного ЗК.
СЛЕД. Володька, ты мне испортил такое хорошее дело. Мог бы послать ее в психушку и все бы поверили, что она больная, а теперь... Когда вернешь Королеву обратно?
ДОК. Быстро и не жди. Проверю ее и как положено... сдам... Но чтобы сделать окончательное заключение нужны те документы, что я просил.
СЛЕД. Вот черт, пойду докладывать ЗК, наверно придется послать ребят к Черному морю. У тебя все, старик?
ДОК. Все.
СЛЕД. Тогда пока.

В кабинет почти силком Галина Сергеевна впихивает Хохлова.

ГАЛ.СЕР. Владимир Владимирович, доктор Хохлов, препирается, не хочет работать.
ДОК. Доктор Хохлов, в чем дело? Галина Сергеевна мой заместитель и вы должны выполнять все распоряжения ее и мои.
ХОХ, Я ничего... Я пришел к Киреевой и захотел ее обследовать, а она не дала...
ДОК. Что значит не дала?
ХОХ. Ну... Она отказалась раздеваться.
ДОК. Вы что, санитаров не могли пригласить? Доктор Хохлов, мне безрукие помощники не нужны. Час времени и чтобы данные лежали у меня на столе, иначе я вас вышибу от сюда.
ХОХ. Но я...
ДОК. Приступайте к делу, не теряйте время.

Галина Сергеевна опять толкает его к двери.

ГАЛ.СЕР. Иди, иди, начальник шутить не любит.

Через час Хохлов принес данные о Киреевой.

ХОХ. Владимир Владимирович, я принес данные о Киреевой.
ДОК. Хорошо. Подшейте к делу, вот оно.

Владимир Владимиров подает папку Хохлову, тот начинает подшивать бумаги.

ДОК. Я хочу с вами поговорить, доктор Хохлов.
ХОХ. Слушаю вас, Владимир Владимирович.
ДОК. В первый день, когда вы пришли сюда, я вам говорил, что мы врачи, должны быть как судьи, беспристрастные к пациенту, но я за вами замечаю другое. Как вы можете дать заключение своему больному, если заранее восхищаетесь или терпеть не можете его?
ХОХ. Владимир Владимирович, но у меня своя точка зрения, чтобы понять пациента, надо войти к нему в душу, в доверие наконец.
ДОК. И как, вошли?
ХОХ, Вы про Королеву? Вхожу.
ДОК. Ради пробы, я вам разрешу этот эксперимент, но если он не выйдет, мы расстанемся.
ХОХ. Почему вы так ко мне относитесь? Мы же с вами занимаемся одним делом.
ДОК. Я это дело выстрадал, а вам еще надо страдать.
ХОХ. Хорошо... Хорошо... Я вас понял, Владимир Владимирович.

Наступает затемнение. На стенке появляется надпись.

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Тот же кабинет. Владимир Владимирович сиди за столом. В комнату врывается следователь Харитонов, чуть полноватый мужчина, с бородой клинышком и с чемоданчиком в руке.

СЛЕДОВ. Привет Володька. Ну и конура у тебя, старик.
ДОК. Плохая?
СЛЕДОВ. Больничная. Так и хочется раздеться.
ДОК. Только не надо сейчас.
СЛЕДОВ. Успокойся, я не представлю тебе удовольствие царапать и ковырять мое тело. Я тебе сейчас лучше покажу другое.
Следователь расстегивает чемоданчик и вытаскивает несколько больших фотографий.
СЛЕДОВ. Смотри.
ДОК. Какой кошмар. Голова засунута между ног... Что это, из дела Королевой? Я их не видел.
СЛЕДОВ. Нет, это нашли вчера.
ДОК. ЧТО?
СЛЕДОВ. Да, старик, вчера. Ты это, Королеву, никуда случайно не отпускал?
ДОК. С ума сошел. Здесь еще не было ни одного побега.
СЛЕДОВ. Шучу, шучу. Я приехал к тебе для дополнительного ее допроса и, в связи с новыми обстоятельствами, изъятия ее дела, Вот постановление о передачи всех документов в следственный отдел.
ДОК. Ее тоже забираете?
СЛЕДОВ. Нет. Пока по нашим данным, ее незачем отправлять в тюрьму, Всем ясно, что не она это сделала, а кто то другой, так что проводи экспертизу дальше.
ДОК. Вы в Артек ездили?
СЛЕДОВ. Да, наши покопались там. Ничего утешительного не могу сообщить. Во первых, все больничные архивы хранятся восемь лет, а потом сжигаются. Во вторых, никакого дела в архивах прокуратуры и ГУВД ни там, ни здесь нет.
ДОК. Ты хочешь сказать, что ни в районом, ни в областном, ни здесь, документов нет.
СЛЕДОВ. Нет. Пока ничего.
ДОК. Позвать Королеву?
СЛЕДОВ. Зови. Сам тоже можешь послушать.

В кабинете появляется Галина Сергеевна.

ГАЛ.СЕР. Здравствуйте.
ДОК. Галина Сергеевна, это товарищ из следственного отдела, по делу Королевой.
ГАЛ.СЕР. Поняла.
ДОК. Позовите Королеву.

Галина Сергеевна уходит. Через минуту появляется Королева.

ДОК. Татьяна Александровна к вам приехал следователь, он хочет вас допросить.
КОРОЛ. Я с ним знакома. Приятно вас видеть, гражданин Харитонов.

Королева садится и небрежно чуть задирает платье.

СЛЕДОВ. Здравствуйте, гражданка Королева. Мы с вами никак не можем расстаться.
КОРОЛ. Я была уверена, что вы опять появитесь, чтобы повидаться со мной..
СЛЕДОВ. Почему же?
КОРОЛ. Интуиция.
СЛЕДОВ. Это нематериальный термин, не можете уточнить?
КОРОЛ. Я метафизик, поэтому нематериальной области мне общаться легче. Вот например, вас ко мне влечет, может быть любовь, а может быть любопытство или опять таки что нибудь..., одним словом чувства. Вот почему думаю вы здесь. Заметьте, чувства... нематериальны.
СЛЕДОВ. Бросьте ваши штучки, Королева. Я прибыл не из-за вас. Вчера убили человека и точно таким же способом, как это делали вы.
КОРОЛ. Да что вы говорите. Выходит я все проспала и ничего не знала.
СЛЕДОВ. Вот. Смотрите.

Он бросает фотографии на стол рядом перед ней. Королева берет снимки и изучает их.

КОРОЛ. Но здесь плохо видно лицо.
СЛЕДОВ. У меня есть отдельный снимок головы.

Харитонов вытаскивает еще одну фотографию. Королева любуется снимком.

СЛЕДОВ. Вам знаком этот человек?
КОРОЛ, В первый раз вижу. Может от того, что у него рожа съежилась, я его не узнаю. Скажите у него фамилия то хоть есть?
СЛЕДОВ. Фамилия есть, документы были в кармане. Это Постников Валерий Семенович.
КОРОЛ. Первый раз слышу. Нет, его не знаю.
СЛЕДОВ. Очень жаль. Однако почему убийца отрезал голову, как вы?
КОРОЛ. Вы спросите его.
СЛЕДОВ. Гражданка Королева, почему вы нам не хотите помочь?
КОРОЛ. Вам? Гражданин следователь, вы вышли за рамки приличия. Если бы вы меня поцеловали, потрогали, я бы вас может быть и приласкала, а вот помогать... Это же слишком. Денег у меня нет, идей тоже, так что не в чем...
СЛЕДОВ. Ну вот, поговорили. Володя, мне не о чем ее больше спрашивать.
ДОК. Королева, идите в палату.

Королева уходит.

СЛЕДОВ. Хороша, стерва, умна, тонка. Ты не представляешь, сколько мучений я вынес, чтобы доказать каждую пустяковину. Улики на лицо, все есть... отпираться бесполезно, а у нее опять закорючка и так по каждой детали. Пришлось провести кучи экспертиз, ее пальчики наляпаны везде, осталась кровь убитых на платье, а она как признанный боец...
Владимир Владимирович рассматривает снимок.
ДОК. А ведь это точно не ее работа, это грубая подделка под ее стиль.
СЛЕДОВ. Как ты определил?
ДОК. Королева должна работать профессионально, она патологоанатом. А здесь, смотри. Там, по уголовному делу, она все делала в постели, где жертвы были не бдительны, а здесь... все на траве, одежда разорвана или разрезана. Наверно жертва сопротивлялась и получила видимо хороший удар по голове или по другому месту. Такое может сделать только тренированный человек. Далее, первый разрез по шее косой, только второй удар дошел до позвонков и тут опять... не мог перебить позвоночник, пришлось добивать несколькими ударами. Королева этого бы не допустила, она знала где легче отсекать...
СЛЕДОВ. Ты прав. Я не утверждаю, что это она, но тогда кто? Кто взялся выполнить работу за нее.
ДОК. Не могу тебе помочь.
СЛЕДОВ. Гони мне ее дело. Я поеду к себе.

Следователь уходит. Владимир Владимирович набирает номер телефона. Громкоговоритель доносит голос невидимого собеседника.

ДОК. Мне полковника Мещерякова.
НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОЛОС. Кто его спрашивает?
ДОК. Скажите из экспертного отдела, Владимир Владимирович.

Непродолжительная пауза.

ПОЛК. Полковник Мещеряков на проводе.
ДОК. Это я, Владимир Владимирович. Товарищ полковник, у меня сегодня был следователь Харитонов, он приехал по поводу одной моей пациентки, Королевой...
ПОЛК. Это какое-нибудь имеет отношение к нам?
ДОК. Похоже имеет. Кажется вы помните, что вытащили у меня пациентку Марию Ковач. Так вот..., она вчера убила человека...
ПОЛК. Вы уверены? Причем здесь Королева?
ДОК. Это Королева подучила Ковач убить известного ей мужчину.

Опять пауза.

ПОЛК. Я приеду к вам сегодня в час дня.

Связь прервалась.

Действие происходит в палате. В комнате две койки , две тумбочки, столик и два стула. В палате Королева, Сиплая, Ковальская, Киреева и доктор Хохлов. Все смеются над очередным анекдотом Хохлова. Неожиданно входит Владимир Владимирович.

ДОК. Татьяна Александровна, зайдите ко мне в кабинет.
КОРОЛ. Прямо сейчас, но мы же после завтрака еще не перевалили пищу.
ДОК. Вы ее переварите у меня.
КОРОЛ. Пардон, но мне надо в туалет.
ДОК. Тогда чего вы здесь сидите, там три толчка, они свободны. Не надо даже занимать очередь.
КОРОЛ. Большое спасибо, а то об этом я не подумала и мне никто не сказал.
ДОК. К сожалению, у вас плохие кавалеры и дамы, раз не могли предупредить вас. Мать твою, а ну марш по своим местам (последнюю фразу доктор произнес на повышенных тонах. )

Из комнаты в панике выскакивают все. Первый вылетает Хохлов.

КОРОЛ. Здорово, мне даже в туалет расхотелось. Может поговорите со мной здесь, раз никого нет. Какая разница, в кабинете или здесь.
ДОК. ( успокаиваясь) Хорошо, поговорим здесь.
КОРОЛ, Я знаю, там в кабинете, рассматривая фотографии, вы догадались обо всем.
ДОК. Да. Я кое что понял.
КОРОЛ. Марина сама согласилась мне помочь. Мы подсчитали, что пока отсижу лет двадцать, потом прикончу шестого, меня после этого могут поймать и дадут еще двадцать лет, то это уже сорок лет, да я не смогу убить седьмого, он раньше скончается от старости.
ДОК. Ты ненормальная. Маньяк... Тебя надо засадить на лет сто.
КОРОЛ. Только не это. Все равно, я уже без мести жить не могу.
ДОК. Значит, седьмого Ковач не убьет?
КОРОЛ. Нет.
ДОК. Как же вы сумели убедить Ковач сделать такое мерзкое дело?
КОРОЛ. Это же машина, которой надо исправить программу. Я постаралась это сделать.
ДОК. Кто же последний?
КОРОЛ. Этого я вам не скажу.
ДОК. Зачем вам нужен доктор Хохлов.

Королева вздрогнула.

КОРОЛ. Причем здесь Хохлов? Он мне не нужен.
ДОК. Татьяна Александровна, вы просто так ничего не делаете.
КОРОЛ. В этом отделении, мне трудней всего говорить с вами, не потому что вы мудрый, опытный, главный, а потому что всех видите в другой плоскости. Я должна признаться, Владимир Владимирович, что несмотря на некоторую пикировку, вас очень уважаю. А Хохлов... Хохлов уже мой, считайте я его съела.
ДОК. Вы съели не только его. Ковач, Киреева, Сиплая, судя по всему, тоже попали под ваше влияние.
КОРОЛ. Но это же больные..., а я здорова.
ДОК. Я же вам говорил, вы маньяк.
КОРОЛ. А справку об этом не дадите, верно?
ДОК. Верно.
КОРОЛ. Я так и знала. Владимир Владимирович, можно вопрос. У вас есть, дети?
ДОК. Да, сын.
КОРОЛ. Наверно трудно такому как вы, быть вместе с сыном. Вы же его унизите правильными словами.
ДОК. Он пока не жалуется.
КОРОЛ. Это плохо, очень плохо, доктор, когда дети не идут со своими проблемами к родителям

В дверь просовывается голова Хохлова.

ХОХ. Владимир Владимирович, к вам пришли...
ДОК. Хорошо, иду. Больше не устраивайте мне здесь бедлама, Татьяна Александровна.

Опять кабинет. Кроме полковника Мещерякова, Владимира Владимировича, там еще один моложавый офицер.

ПОЛК. Знакомься, Владимир Владимирович, это капитан Тихонов. Он занимается некоторыми оперативными вопросами и ему весьма полезно послушать, что ты скажешь. Так что у вас произошло?
ДОК. У меня, на экспертизе находится обаятельная женщина, Королева Татьяна Александровна. Эта женщина сумела скрутить мое отделение, некоторые врачи и больные от ее без ума. Она находилась в одной палате с Ковач, эта ваш агент...
КАПИТ. Откуда вы знаете?
ПОЛК. Он знает много, это его обязанность все знать о пациентах. Пусть говорит, ты послушай.
ДОК. Сегодня у меня был следователь Харитонов, он привез фотографии, с убитым молодым человеком. Снимок необычный, голова убитого отрезана и засунута между его ног. Убит был человек вчера. Здесь есть один странный прием, точно так же Королева расправлялась со своими парнями. Она так же отрезала им головы...
ПОЛК. Так что связывает Королеву и Ковач?
ДОК. Только одно, Ковач выполнила задание Королевой и убила этого мужчину.
ПОЛК. Харитонов это знает?
ДОК. Нет. Харитонов пока не понимает кто и зачем это сделал. Татьяна Александровна ему ничего не сообщила.
ПОЛК. Это Королева вам сказала, что Ковач выполнила ее задание?
ДОК. Я догадался, это моя профессия разбираться в психике людей.
КАПИТ. Но догадка, это еще не доказательство.
ДОК. Поговорите с ней, если вы ее расколите, это будет вашей заслугой.
КАПИТ. Зовите ее сюда, мы ее расколем.
ДОК. Ну, ну, попытайтесь.

В кабинете теже лица и Королева.

ПОЛК. Владимир Владимирович, можно мы поговорим с Королевой без вас.
ДОК. Да. Я ухожу.

Доктор уходит.

ПОЛК. Так вот вы какая... Королева.
КОРОЛ. Какая есть. Вам нравиться? У меня красивая грудь, попка, мужчины обычно в восторге. Скажите, как вас там... разве я не красивая?
ПОЛК. Простите, что не представились. Мы из Большого дома. Я полковник Мещеряков, а это капитан Тихонов. Если вы хотите знать мое первоначальное мнение о вас, то вы мне вполне симпатичны. Капитан, как она вам?
КАПИТ. Мне тоже нравится. Скажите, гражданка Королева, это вы совратили Марину на убийство?
КОРОЛ. Что вы, Марина сама жаждала крови. Я ей поделилась, как убивала людей, а она так загорелась... Заявила, что как выйдет на свободу, то обязательно попробует, как это делать. Уж как я бедняжку не отговаривала, ничего не помогло. Выходит она на свободе и выполнила свое обещание. Ну и дает, девушка...
ПОЛК. Вы ей указали, кого убить?
КОРОЛ. Ну что вы? Это наверняка выбирала она.
ПОЛК. А вы, Татьяна Александровна, циник...
КОРОЛ. Так я не отрицаю, я действительно циник, а почему бы им не быть, когда каждый день имеешь дело с трупами, когда их кромсаешь, сшиваешь, у меня даже пропал страх к мертвому человеку, полное равнодушие.
ПОЛК. Капитан, у вас еще есть вопросы к гражданке Королеве?
КАПИТ. Нет.
ПОЛК. Гражданка Королева, мы отпускаем вас. До свидания. Позовите начальника отделения.

Она выходит. Входит Владимир Владимирович.

ДОК. Ну как, разговорили?
ПОЛК. Разговорили.
КАПИТ. Мне она понравилась, такую бы в контору к нам.
ПОЛК. Ну нет, эта слишком самостоятельно, такую не исправить.
КАПИТ. А что делать с Ковач? Она нарушила самую главную нашу заповедь, провела побочную операцию без ведома руководства.
ПОЛК. Выход один. Может вернем ее в психушку в Иркутскую область или...
КАПИТ. Это мы решим потом. Владимир Владимирович, постарайтесь не распространятся о случае с Ковач. Хорошо, что об этом не знает следствие, мы же со своей стороны, постараемся все лишнее стереть, и вообще запутать следы.
ДОК. Хорошо.
ПОЛК. Тогда, до свидания.

Затемнение на стене выскакивает новая надпись.

ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Все тот же кабинет. Вбегает Владимир Владимирович и сразу же хватается за телефон. Включаются динамики, прослушивающие разговор с невидимым собеседником.

ДОК. Дайте следователя Харитонова.
ГОЛОС. Его на месте нет.
ДОК. Черт. Дайте ЗК. Быстро, черт подери.
ГОЛОС. Соединяю.
ЗК. Але..
ДОК. Товарищ генерал, это Владимир Владимирович из психушки.
ЗК. А... старый знакомый. Что так рано? Что случилось?
ДОК. У нас побег. Сбежало трое пациентов...
ЗК. Как сбежали? Там же охрана...
ДОК. Так. Скрутили охрану и ушли.
ЗК Ничего не понимаю. Кто сбежал?
ДОК Королева, Киреева, Сиплая.
ЗК, Королева? Это посложнее... Как бы не появились опять отрезанные головы. Сейчас я найду Харитонова, он с бригадой к вам приедет.

В том же кабинете. За столом сидит Харитонов, перед ним охранник.

СЛЕДОВ. Расскажите подробно, как произошел побег?
ОХРАН. Они вперед пустили этого... доктора.
СЛЕДОВ. Какого доктора?
ОХРАН. Который здесь работает, я его знаю, это Хохлов.. Он окликнул меня из-за решетчатой двери и попросил открыть ее. Я только открыл, как вдруг из-за спины доктора появилась эта громадина..., огромная такая женщина... Она вдруг оказалась передо мной и двинула мне, по моему, в челюсть. Дальше я ничего не помню. Когда очнулся, пришел в себя, лежу связанный на полу, рядом лежит доктор.
СЛЕДОВ. Уточните. Когда выпускали Хохлова, разве не видели за ним женщины?
ОХРАН. Ее не было. Она появилась как то внезапно.
СЛЕДОВ. Когда доктор Хохлов вышел за дверь, женщина, которая появилась за ним, оттолкнула его, чтобы ударить вас или доктор сам уступил ей место?
ОХРАН. Я не... Не знаю... Не помню, кажется толкнула, а может... не помню...
СЛЕДОВ. Хорошо. Подпишите протокол, вот здесь и здесь, на каждой странице.

Гаснет свет. Опять зажигается. В кабинете по прежнему Харитонов, но вместо охранника сидит доктор Хохлов.

СЛЕДОВ. Почему вы так поздно выходили из отделения?
ХОХ. У нас, врачей, рабочий день не нормирован, я часто ухожу поздно.
СЛЕДОВ. Расскажите, что вы делали вчера, перед тем как уйти?
ХОХ. Сначала я беседовал с пациентами...
СЛЕДОВ. С кем именно?
ХОХ. Я был в палате с Ковальской, Киреевой, Сиплой и Королевой.
СЛЕДОВ. Что потом произошло?
ХОХ. Пора спать, сказала Королева. Я встал и вышел из палаты. Потом зашел в кабинет Владимир Владимировича, сделал записи в журнале и направился к выходу. В коридоре встретил Кирееву. Я еще спросил ее, вы чего не спите? Она мне в ответ, сейчас зайдет в туалет и пойдет в палату. У решетчатой двери крикнул охранника, он открыл дверь и тут же я почувствовал толчок в спину. Отлетел к противоположной решетчатой двери и ударился о нее горловой. Оглянулся, смотрю, охранник лежит на полу и не шевелится, рядом стоят Киреева, Королева и Сиплая. Королева мне говорит, доктор лучше не дергайтесь иначе мы вас убьем, давайте решим все мирно, мы вас свяжем и оставим здесь. Я согласился. Они меня связали, заткнули рот и сунули в комнату охраны.
СЛЕДОВ. Почему же вы не сопротивлялись?
ХОХ. Попробуй посопротивляйся, эта Киреева из меня сделает котлету, потом, я был неуверен, что прячет за собой Сиплая.
СЛЕДОВ. Она что то прятала?.
ХОХ. Да.
СЛЕДОВ. Вас нашли связанных кабелем. Откуда он взялся?
ХОХ. При мне Киреева сорвала в комнате охраны телефонные провода и им скрутили нам руки.
СЛЕДОВ. Ну что же, у меня к вам все. Подпишитесь под протоколами и можете идти.

Гаснет свет. Кабинет доктор, Харитонов по прежнему за столом, напротив сидит Владимир Владимирович.

СЛЕДОВ. Ты веришь Хохлову?
ДОК. Нет.
СЛЕДОВ. Вот и я тоже. Я считаю, что Королева сумела поймать его в свои сети и это бегство... все было разработано ей. По ее сценарию, Хохлов шел впереди, сзади кувалда-Киреева.
ДОК. С Королевой все ясно, но вот зачем прихватили Сиплую, не понятно.
СЛЕДОВ. Наверно Сиплую взяли, чтобы спрятаться в городе. У лесбияночки видно в городе много знакомых. А почему тебе с Королевой все ясно?
ДОК. Я предполагаю, что она вышла, чтобы отомстить.
СЛЕДОВ. Ты по прежнему считаешь, что Королева умышленно убивает знакомых ей мужчин?
ДОК. Считаю. Кстати, ваши ребята покопались в архивах?
СЛЕДОВ. Покопались. В центральном архиве комсомола этих сведений нет, но... Как нам сообщила одна из сотрудниц архива, два года назад к ним пришла молодая женщина с бумагой из райкома партии, где сказано, что некая гражданка Королева собирает данные об Артеке и хочет написать книгу. Там была просьба партийных органов, оказать содействие. Вот и оказали. Теперь никаких компрометирующих бумаг нет. Может там и были какие-нибудь фамилии, но теперь это уже дыра в следствии.
ДОК. Значит скоро ты пополнишь список новым именем.
СЛЕДОВ. Посмотрим.

В кабинете Владимир Владимирович, Галина Сергеевна и доктор Хохлов.

ДОК. С собрал вас, чтобы в связи со сложившейся обстановкой, принять серьезное решение. Учитывая побег пациентов и недостойное поведение доктора Хохлова, я должен последнего уволить из отделения.
ХОХ. За что?
ДОК. За пособничество к побегу.
ХОХ. Но это неправда, меня тоже связали.
ДОК. Об этом вы договорились с Королевой... Галина Сергеевна, отберите у него халат, пропуск и проводите вон. Если будет сопротивляться, позовите санитаров.
ХОХ. За что? Я буду жаловаться. Я ничего не сделал.
ГАЛ.СЕР. Пошли. ( она двинула его в бок) Пошли, голубчик, иначе плохо будет, ребята намнут тебе бока.

Они выходят. Возвращается Галина Сергеевна.

ГАЛ.СЕР. Побежал к главному. Сейчас либо он прибежит сюда, либо позвонит.

Зазвонил телефон.

ГАЛ. СЕР. Ну что я говорила.

Доктор берет трубку. Слышен голос главного врача.

МАМОН. Владимир Владимирович, это я. Привет. Ты чего там самоуправствуешь? Доктора Хохлова выгнал.
ДОК. Он очень неважный доктор. Я подозреваю, что Хохлова уговорила Королева участвовать в побеге.
МАМОН. Но твое подозрение не обосновано фактами.
ДОК. Хотите фактов? Тогда ждите, когда поймают моих пациентов. Если я не прав, я извинюсь перед вами и перед ним, а пока в моем отделении его ноги не будет.
МАМОН. Ладно, я с тобой потом поговорю.

Трубка брошена, слышны гудки.

ГАЛ.СЕР. Вы уверены, что их поймают?
ДОК. Не очень, но все же надеюсь.

Гаснет свет . На стене новая надпись.

ОДИННАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Доктор сидит в кабинете. Раздается звонок телефона. Он берет трубку.

КОРОЛ. Здравствуйте, Владимир Владимирович. Это я.
ДОК. Королева? Татьяна Александровна?
КОРОЛ. Узнали.
ДОК. Ты ничего не натворила?
КОРОЛ. Не смогла.
ДОК. Но ты его видела, нашла?
КОРОЛ. Нашла, даже разговаривала с ним и... не могла убить. Боже как мне хотелось расправиться с ним. А потом вдруг как озарение, как же я в тюрьме буду сидеть, гнить столько лет заживо. Решила жить им, ждать когда выпустят, а там дальше... все равно убью.
ДОК. Ты где?
КОРОЛ. Я хочу вернуться. Примите меня, доктор.
ДОК. А где Киреева, Сиплая?
КОРОЛ. Киреева тоже скоро вернется, а вот Сиплая наверно нет.
ДОК. Хорошо, приезжай, я тебя жду.

Доктор кладет трубку, раздается стуке в дверь. Входит капитан Тихонов.

КАПИТ. Здравствуйте, Владимир Владимирович. Помните меня.
ДОК. Да. Присаживайтесь. Чего ты вы зачастили к нам.
КАПИТ. Это просьба полковника Мещерякова, он считает, что вы нам здорово помогаете, поэтому в благодарность он прислал вам один очень интересный документ. Его нашли в архивах КГБ.

Капитан кладет на стол папку.

ДОК. Что это?
КАПИТ. Это дело одного мерзавца и его сотоварищей.
ДОК. Зачем оно мне?
КАПИТ. Не спешите, доктор. Сначала прочтите, потом подумайте, что с ним делать, либо сожгите, либо передайте куда следует. Полковник просил вам сказать, что дарит вам эту папку.
ДОК. Что же это такое?

Владимир Владимирович открывает первый лист.

ДОК. Да здесь резолюция: "Дело за недоказуемостью, прекратить..." и срок почти четырнадцатилетней давности.
КАПИТ. Да это так. Читайте дальше.
ДОК. Капитан не тяните, в чем суть этого дела, почему прислали его мне.
КАПИТ. Хорошо. Вот ( капитан разворачивает несколько страниц) читайте. Мы нашли список мальчиков, которые насиловали Королеву.
ДОК. Что? Так это дело тех, кто ее насиловал?
КАПИТ. Да. Это дело было прекращено из-за того, что один из насильников был сыном видного члена ЦК партии. Папаша постарался, чтобы его похоронили в архивах. Но вы почитайте, кто последний в списке.

Доктор вглядывается и вдруг хватается за грудь.

ДОК. Не может быть, это же... это же... мой сын...
КАПИТ. Да это так. Седьмым был он. Вспомните, ваш сын был четырнадцать лет назад в Артеке?
ДОК. Был. У меня тогда умирала жена и Кольку нужно было куда то деть. Вот и сумели его устроить в Артек. Ах, Колька, Колька. Неужели это ты... Что же теперь с тобой будет?
КАПИТ. Это все зависит от вас, отдадите ли вы дело в суд или нет. Отдадите, сына засудят, хотите спасти, сожгите.
ДОК. Оставьте меня , капитан, я хочу все пережить.
КАПИТ. До свидания, доктор.

Капитан уходит.

ДОК. Боже мой, что происходит? Колька, сын мой, как же так... Когда ты был маленький, как мы с мамой следили за каждым твоим шагом, ублажали тебя, давали тебе все наши силы. Неужели это ты? Помню, как ты плакал, когда один гадкий мальчишка выкинул в окно черепаху с седьмого этажа. Всегда был добрый, жалостливый, мухи не мог обидеть. Что же произошло? Почему он там так изменился и сломался. Сын, это последняя моя надежда, это мысль о продолжении рода, твоей фамилии. Для чего я живу, только для него, а теперь..., теперь то мне как жить.
Звонит телефон. Доктор берет трубку.
КОРОЛ. Владимир Владимирович, это я Королева.
ДОК. Где?
КОРОЛ. Внизу. Меня не пропускает охрана. Я им объясняю, что сбежала от сюда, а они не в какую...
ДОК. Я сейчас, спущусь вниз.

Гаснет свет. Когда освещается сцена, в кабинете Королева и Владимир Владимирович.

ДОК. Ты знаешь, что с тобой будет за побег?
КОРОЛ. Знаю, немного добавят.
ДОК. Почему ты вернулась, почему не бежала в какую-нибудь глушь? Зарылась бы там в щелку.
КОРОЛ, Я уже говорила вам, я не из тех людей, которые должны прятаться. Жить в страхе..., это не для меня. Если у меня есть цель, то мне и тюрьма не страшна.
ДОК. Я выгнал Хохлова.
КОРОЛ, Правильно сделали, Я из него веревки могла вить..
ДОК. Это он помог тебе выбраться от сюда?
КОРОЛ. Он дурак. Его за уши никто не тянул, я его так разжалобила, что он сам предложил свои услуги.
ДОК. Ты видела его...?
КОРОЛ. Кого?
ДОК. Моего сына.
КОРОЛ. Так вы все знаете?.
ДОК. Да. Мне прислали старое дело на тех парней, что над тобой издевались. Вон оно на столе.
КОРОЛ. Доктор, миленький, можно посмотреть. Я хочу убедиться не ошиблась ли я.
ДОК. Посмотри.

Королева торопливо просматривает бумаги. Потом бросает папку на стол и вдруг начинает плакать.

ДОК, Ты чего?
КОРОЛ. Доктор, поймите, я не могу его не убить. Он же насильник, сколько я страдала, ни радости жизни, ни любви. Я же после той операции даже не женщина, я автомат, который принимает мужчин и не понимает в чем радость любви. Эти выродки испортили мне жизнь. Вы думаете я веселая, обаятельная женщина, чушь..., смеюсь, улыбаюсь, а сам просчитываю, как вычислительная машинка, все ходы и выходы вперед. Ведь за всю жизнь ни кому не рассказала о своей трагедии, вам первому поверила...
ДОК. Как же нам быть с тобой дальше?
КОРОЛ.( прекратив плакать) Ничего. Я его не помилую. Я даю ему отсрочу до конца отсидки.
ДОК. Я могу по новой возбудить дело. На основании вот этих документов.
(Владимир Владимирович кивает на дело на столе)
КОРОЛ. Не надо. Зачем вам то позора. Мало того, что ему жизнь испоганите, сами страдать будете тоже. Ведь даже если он отсидит, я его не прощу...
ДОК. Ладно, Татьяна Александровна, идите в палату.

Королева уходит, Владимир Владимирович берет телефонную трубку.

ДОК. Але.
СЛЕДОВ. Это ты, старик. Еще что-нибудь произошло?
ДОК. Королева вернулась...
СЛЕДОВ. Да, ну...?
ДОК. Она сказала, что Киреева скоро вернется тоже.
СЛЕДОВ. Погуляли девочки. Что-нибудь Королева говорит?
ДОК. Ничего.
СЛЕДОВ. Вот видишь, а ты все утверждал..., убьет кого-нибудь. Мне все равно надо ее допросить. Я к тебе завтра или после завтра заеду.
ДОК. Заезжай.
СЛЕДОВ. Про Сиплую ничего не упоминала?
ДОК. Она не придет.
СЛЕДОВ. А ты скоро заключение по Королевой выдашь?
ДОК. Несколько дней еще продержу.
СЛЕДОВ. Тогда до встречи, старик.

Затемнение. На стене появляется надпись.

ДВАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

В кабинете Владимир Владимирович и Галина Сергеевна. Входит Королева.

ДОК. Татьяна Александровна, сегодня мы вас выписываем...
КОРОЛ, Хорошо. Устала я что то.
ДОК. Вы здоровы и мы вас отправляем в следственный отдел.
КОРОЛ. Скажите, Владимир Владимирович, как вы будете жить, зная что ждет вашего сына.
ДОК. Так и буду жить.
КОРОЛ. И будете ждать, когда я с ним расправлюсь?
ДОК. Буду ждать. Он виноват и свою вину пусть искупает своей жизнью.
Галина Сергеевна ахнула. Королева кивает головой.
КОРОЛ, Вы не передали то дело в следственный отдел?
ДОК. Нет. Я положил его в сейф, не мог его сжечь, но и не мог послать...
КОРОЛ. Правильно сделали. Я пошла, прощайте, Владимир Владимирович.
ДОК. Прощай.

Королева выходит. Галина Сергеевна ошеломленно глядит на доктора.

ГАЛ.СЕР. Что вы наделали? Приговорили своего родного сына.
ДОК. Я не мог по другому. Долго мучался, думал, но пришел к этому решению. Он совершил самый ужасный поступок и должен быть наказан... Давайте не будем больше об этом. Зовите следующего пациента.

Следующий пациент, это Сиплая.

ДОК. У все в порядке, Клавдия Михайловна?
ДЕВУШКА. Все.
ДОК. На сколько лет вам пообещали увеличить срок?
ДЕВУШКА. Лет на пять.
ДОК. Королева жила у твоих подруг?
ДЕВУШКА. Да и Киреева тоже. Кстати, она вернулась?
ДОК. Вернулась. Начнем все сначала. Сейчас мы тебя обследуем, а потом начнем изучать...
ДЕВУШКА. Начнем...
ДОК. Иди в палату.

Сиплая уходит.

Гаснет свет. Появляется надпись на стене.

СОРОКОВОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

В кабинете сидит Владимир Владимирович. Вбегает Галина Сергеевна.

ГАЛ СЕР. Владимир Владимирович, только что охранник мне сказал. Вчера судили Королеву, ей дали пятнадцать лет.

Доктор кивает головой.

ДОК . Пятнадцать лет отсрочки, если конечно не сократят ей срок. Меня волнует, как я встречу в следующий праздник своего сына, как буду смотреть ему в глаза. Сколько же лет так встречать и провожать его... и ни слова не говорить сыну о том, что произошло в моем отделении в течении этих сорока дней после праздника Святого Валентина.

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.