Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Январь 1995. Посвящается Виктору К. неудачливому удачнику. Опубликована в 1995 г. в книге „Я - кукла"

Бизерта - Х

Тунис называют африканскими воротами в Средиземное море. В отличие от других стран Африки, побережье Туниса имеет хорошие, естественные гавани, что позволяет связывать западную Сахару и приатлантические районы Тропической Африки с Ближним Востоком и Европой.

Страны и народы. т.7. Москва. "Мысль" 82 г. ст.230

КАСАТКИ.

Касатки вели себя неправильно. Уже год плавая в Средиземном море, я ни разу не видел их в таком возбужденном состоянии. Обычно мы встречались, подготавливались к стычке и мирно расходились.
То ли им не нравились наши прорезиненные костюмы, то ли их отпугивал запах наших вонючих шлемов, с нелепыми наушниками, но сегодня... Сегодня они собирались нападать.
Нас трое. Я командир группы, капитан-лейтенант Новиков Александр Николаевич и двое старшин.
В новых шлемах, мы работаем только год. Они отсекают от нас звуки моря, спасая от звуковых волн, после взрыва и акустических ударов, искусственно создаваемых противником, против подводных диверсантов. Единственное, что они принимают, это щелчки эхолота и определенную длину акустической волны, предупреждая нас о появлении кораблей или подводных лодок. Радиотелефон запрещен нам по инструкции. Переговоры между собой ведем только световыми сигналами или жестом руки.
Касатки начали увеличивать активность вокруг нас. Они возникали повсюду. Две твари начали боевые развороты, создав круг и приближаясь с каждым витком, к нашим плывущим телам. Я остановился и жестом показал своим товарищам - на дно. Мы встали треугольником, подняв ластами на дне небольшое облако взвеси песка. Вытащив кинжалы, мы ждем начала этой опасной схватки.
Касатки тоже перегруппировались. Две из них, по прежнему, крутят боевой танец вокруг нас. Остальные сбились в неровный клин и первая, самая большая около 5 метров, пошла на таран прямо на меня.
Я вовремя откидываю голову в лево и эта гадина расшвыривает наш треугольник в разные стороны - двое отлетают влево, один летит в право. Я успеваю всадить в ее бок свой кинжал и он вместе с касаткой, уноситься за спину.
Страшный удар хвостом обрушивается на меня. Это промахнувшаяся, от того, что я вылетел из треугольника, другая касатка, успела наградить меня прощальным ударом. Гофрированные трубки и все ремни крепления баллонов сорвало. Воздух забурлил, уходя в воду.
Я сорвал ненужный нагубник и повернув баллоны к груди, припал к живительному отверстию. Касатки готовились ко второму штурму. Кто то прижался к моей спине, я почувствовал лопатки напарника. Мы стояли спина к спине.
Безумная касатка с кинжалом в боку шла отомстить мне. Она неслась на меня и я, оторвав губы от металла наконечника вентиля, выбросил баллоны вперед на вытянутых руках, перед лицом. Удар массы чудовища перекинул меня через напарника. Боль поразила руку. Мелькнули торчащие в пасти касатки вентили моих баллонов и она, дергаясь телом, проплыла белым брюхом надо мной.
Я не мог больше находиться на дне, без балласта и без воздуха. Сделав ластами и руками отчаянные движения, пулей пробиваю 6 метровый слой воды. Срываю с головы шлем. Свет резанул глаза. Делаю два вдоха и делаю стойку вниз головой, навстречу смерти, на всякий случай зажав в кулаке шлем. Лучше пусть откусит голову, чем начнет с ног. К моей голове подлетела касатка и вдруг, как вкопанная, остановилась перед лицом. Мы смотрели друг на друга и я чувствовал, что задыхаюсь. Я мотнул шлемом и касатка лениво отвалила от меня и ушла на глубину.
Опять вдох и снова стоика, тень плывущего человека, приближалась ко мне. На поверхность выскочил мой напарник. Он сорвал нагубник и тяжело задышав, сказал: "Ушли". Я протянул ему руку. Из под вспоротой резины рукава, сочилась кровь.
- Аптечка у тебя есть? Эта тварь проглотила все.
Он выдернул из пояса пакет.
- Николай погиб, - сказал напарник - Там только лохмотья на дне.
- Акваланг остался?
- Да.
Он кивнул на выходящие на поверхность пузыри воздуха.
- Только..., - продолжил он нерешительно - нагубника нет.
Я все понял и кивнул головой.
- Снять акваланг сможешь? Иначе мы потеряем его. Нас отнесет куда-нибудь.
- Хорошо. Сниму. Товарищ капитан-лейтенант посмотрите на лево.
С левой стороны в 2 милях проплывал грузопассажирский турбоход под тунисским флагом.
- Дай кинжал. Резину рукава спороть надо.
Он протянул свой кинжал, одел нагубник и ушел в глубину.
Я с трудом, прокалывая кинжалом резину, отрезал по локоть рукав костюма. Кожа вспорота до локтя. Рана была бы глубже, если бы не часы, они приняли на себя зуб касатки и тот только на пол сантиметра углубился в тело.
Через 5 минуту поднялся напарник. В его руках был акваланг. Шланги были срезаны, как ножом. Нагубника действительно не было. Мы прицепили баллоны на мою спину и напарник помог перевязать руку. Я натянул шлем, сунул трубку в рот и попробовал на пол метра пуститься в море. Вроде ничего, только соль воды начала разъедать рану. Кой-как, но до базы мы доберемся, если конечно не произойдет нового нападения касаток или не взбеситься какая нибудь новая тварь.

Мы подводные разведчики и диверсанты служим на гидрографическом судне "Академик Павлов", который приписан к ВМФ. Наша обычная стоянка на военно-морской базе в Бизерте. "Академик Павлов" не обычный корабль. В задней его части, сделан скрытый пуск под воду для аквалангистов и двух миниатюрных подводных лодок, которые подвешены на кран балках слева и справа от люка. В виде слипа к люку тянется наклонная дорожка с верхней палубы, чтобы аквалангисты могли по тревоге скатиться вниз.
Основная наша задача, перевозка под водой секретных грузов и неизвестных нам, людей из Туниса в Испанию, Францию, Италию, Югославию, Грецию и обратно. Но для этого, нужно очистить путь прохождения подводной лодки от гидрофонов, разбросанных американцами по всему Средиземному моря. Звук двигателя наших лодок ни кто не должен улавливать.
Существует два вида гидрофонов: береговые и плавающие, в виде буйков. Мы ловим в основном плавающие. Американцы еще ни разу не засекли шум винтов необычных подводных лодок.

Капитан первого ранга Афанасьев, мой начальник, орал на меня за провал операции.
- Ну и что? Мать вашу, рыбешек испугались? Написал здесь целую поэму, - он разорвал мой рапорт, - Эти ваши сраные касатки один раз в году бесятся, а вы в штаны наложили!
- Но погиб человек...
- На войне погибают всегда. Вы знаете, что такое приказ? Это святыня! А за невыполнение приказа, тоже погибают.
Я молчал, чувствуя, что еще немного и взорвусь.
- Вот мой приказ. Направление старое. За вас группу поведет прапорщик Сысоев. "Павлов" отправиться завтра. Вам неделю на лечение. Ясно.
- Так точно..
- Ну и хорошо. Поправляйтесь.

Бар-таверна "Морской волк", собирал моряков со всех судов, которые останавливались в Бизерте. Здесь не обязательно нужно знать арабский язык. Официанты говорили на всех языках. Здесь собирались матросы, офицеры, разведчики разных государств, сутенеры, бизнесмены и проститутки, в основном европейского типа.
- Разрешите.
Ко мне обратился прилично одетый господин с двумя банками пива.
- Пожалуйста. Место свободно.
Он уселся, ловко вспорол крышку банки и сделал первый глоток.
- Я вас давно разыскиваю, господин капитан-лейтенант. Вы все в работе и никак вас на берегу не поймать.
- От куда вы меня знаете и кто вы?
- Я полицейский. Вот мои документы.
Он протянул удостоверение. Пестрая арабская вязь с трудом, но все же далась мне. Он врал, он из контрразведки.
- Простите, но в ваши документы говорят, что вы не полицейский.
- Я так и думал, что вы знаете арабский. Тем лучше. Не могли бы вы прогуляться со мной на часик? Заскочим в приличное заведение, выпьем по чашечке кофе.
Последних две фразы он сказал по-арабски.
- Что стоит за вашим приглашением, господин Салем. Кажется я правильно прочел ваше имя.
- Здесь слишком много ушей. Я хотел бы побеседовать с глазу на глаз.
- Хорошо. Пойдемте.

За углом дома стояла машина Салема. Мы понеслись в европейский квартал Бизерты.
Ресторан "Олимпик" был почти пуст. Салем повел меня между пустых столиков к сцене, где в углу сидела пара. Молодая симпатичная арабка, в европейской одежде и пожилой, морщинистый старик в смокинге.
- Господин полковник, - обратился Салем к старичку - Капитан-лейтенант Новиков любезно согласился провести с нами вечер. Разрешите присоединиться к вашему столу?
- Вас, кажется друзья зовут Алекс. Разрешите и мне называть вас так. Пожалуйста, садитесь. Это Мариам, моя дочь, мое горе и моя радость. Я ее взял, чтоб вы чувствовали себя более непринужденно. Меня зовут Джеймс Морисон или, как вы слышали мое звание, полковник Морисон.
Официанты, как автоматы, принялись обслуживать нас.
- Как идет служба, господин Алекс?
- Нормально, господин полковник.
- А что с вашей рукой?
- Напоролся на касаток вчера. Пришлось защищаться.
- Как? На настоящих касаток? - лицо Мариам приняло заинтересованное выражение.
- На настоящих, мисс Мариам.
- Не могли бы вы нам рассказать, как это произошло?
- Это очень страшно мисс. К тому же погиб молодой парень.
- А где это было, не подскажете? - задал вопрос Салем.
- Очень далеко от берега. К тому же компас сожрала касатка.
- Не эти ли часы-компас?
Полковник вынул из кармана мои часы, пробитые по центру зубом касатки.
- Да, господин полковник, они. Они спасли мне руку, не дав зубу касатки распороть руку на две части.
- Господи, какой ужас, - заверещала Мариам.
- Мы нашли касатку, плавающей на поверхности воды. Она проглотила акваланг из которого шел кислород. Ее раздуло и выкинуло на верх. Наша рыбацкая шхуна нашла ее и привезла сюда. Очень редкий экземпляр, специалисты говорят, около 5 метров длины.
Я молчал, ожидая подвох и он наступил.
- В левом боку касатки мы нашли кинжал. Не ваш ли это кинжал господин Алекс?
На этот раз, из бокового кармана, вытащил сверток Салем. Он его развернул и я увидел свой, сверкнувший под люстрами, кинжал. Мариам пальчиками подцепила и поднесла его к своим глазам.
- Это мой, господин полковник.
- Так, - он улыбнулся - Осторожно детка.
Полковник взял нож из рук Мариам.
- Вы закусывайте, ешьте.
Мы выпили вина, закусили салатом.
- Папа, так интересно. Я рада, что ты привел меня сюда. Господин капитан-лейтенант такой симпатичный молодой человек. Не каждого увидишь, кто побывает в пасти касатки.
- Что ты детка, это еще не все. Самое интересное впереди.
- Да что ты, папа?
Я напрягся. Полковник вытащил из кармана, точно такой же кинжал и положил их рядом.
- Не правда ли похож? Вот и знакомое клеимо . А этот знаете где нашли? За 500 километров от Бизерты, в Салернском заливе. Им был убит человек.
Мариам ахнула. Полковник взял, наполненный официантом бокал и отпил глоток. Он продолжал.
- Я не хочу сказать, что это сделал господин капитан-лейтенант или кто-то из его команды. Может быть это были другие подводники, а может это провокация. Я хотел с вами встретится даже не поэтому поводу, хотя, это тоже как-то завязано с настоящим делом. Я хотел с вами поговорить о другом.
Но мои мысли были далеко. Это было два месяца назад.

Мы прокладывали курс к Салернскому заливу и должны были подойти к Агрополи, где нас ждала лодка для приема груза. Николай заметил в мотающейся траве кабель и вытащив портативную пилку, принялся его перепиливать. Через минут 20, мы его все-таки перерезали.
Тут-то они и появились. Пять аквалангистов против нас, троих. Первым их увидел Михаил и предупредил нас. Мы встали в боевой порядок. Здоровый парень с кинжалом плыл на меня. Вода при таких событиях, всегда оказывает жуткое сопротивление и все наши резкие движения сглаживаются. Парень почти рядом, лезвие идет к моему горлу. Я пригибаюсь и нож, скользнув по шлему, вместе с рукой пронесся за спину. Его живот принял мой удар кинжалом и тот застряв в поясе, вместе с туловищем перекатился через меня. Я выпрямился и увидел второго. Тот держал кинжал с боку и когда его рука пошла вдоль моей груди, выбросил свою руку вперед. Мне повезло, лезвие попало под часы и застряло там. Я рванул руку к себе и противник надвинулся на меня. Правая рука вырвала шланги и нагубник о его лица. Он замотал рукой, пытаясь вырваться, бешено заработал ластами и бросив кинжал понесся вверх.
Я показал своим ребятам жестом руки, пора сматываться. Мы стали отступать, но те не стали нас преследовать. Двое из них потащили, своего товарища к берегу, а третий прикрывал отступление.

Эти воспоминания пронеслись мгновенно.
- Я хотел с вами поговорить о другом, - продолжал полковник - Я хотел с вами поговорить о героине.
Голова моя пошла кругами. Причем здесь героин.
- О героине?
- Да.
Полковник опять сделал паузу. Мариам пристально глядя на меня спросила.
- Вы ведь правда, не убивали?
- Нет, мисс, - смело соврал я.
- Я так и думала.
Она облегченно вздохнула.
- Дело в том, молодой человек, - полковник сдвинул кинжалы в сторону - интерпол и наш отдел борьбы против наркотиков, подозревает, что наркотики из Туниса распространяются по всей Европе. И основной канал - море.
- Простите, господин полковник, причем здесь я, касатки, убитый аквалангист?
- Не спешите, молодой человек. Сейчас я разъясню вам свою версию. Пограничники и военно-морские силы каждой страны, бдительно следят за прибрежным морем, стараясь не допустить поступление зелья в свою страну. Однако, первые наркотики получают прибрежные жители и от них распространение идет в глубь страны. Откуда они. Только один путь - подводный. Самое интересное, по сведениям аналитиков, интерпола, наркотик появляется в тех районах, где недавно проплывало ваше судно, "Академик Павлов".
Полковник откинулся на стул, любуясь нашими лицами.
- Этого не может быть, господин полковник. Я почти круглосуточно, нахожусь на корабле и не замечал ни чего похожего, на то что вы говорите.
- А эти ножики, ваша рука? Вы что не уходите под воду?
- Уходим, но без грузов, выполняем задание командования.
- Верно. Вот почему я сижу с вами в ресторане, а не где-нибудь в другом месте и не разбираю все официально. Объем героина колеблется от сотни килограмм и выше и нужен катер или другое маленькое судно для его транспортировки. Таких вокруг вашего "Академика Павлова" не замечено. Мало того ваш корабль, в те районы, где появляется наркотик, не приставал и не причаливал. Зато он проходил в милях 50, это минимальное расстояние, от берега, где после, появлялась эта чума.
- Господин полковник, все это интересно. Я понимаю однако, что вы рассказали мне все это не для того, что бы я воспринял лишнюю информацию. Тогда вопрос. Для чего?
- Для того, что бы встретиться в ресторане, познакомить дочь с интересным человеком, скажу даже необычным. Познакомиться самому и попросить его помощи в поимке преступников, распространяющих наркотики.
- Это все?
- Пожалуй да.
- Я принял к сведению вашу информацию. Вы не против, если я о вашем предложении..., поставлю в известность свое начальство.
- Нет, конечно, не против.
- Папа, можно я приглашу господина Алекса на мой день рождения?
Полковник кивнул головой.
- Господин Алекс, у меня через три дня день рождения, я хочу пригласить вас ко мне домой. Кстати, он здесь в Бизерте. Вот мой пригласительный билет.
- Спасибо, мисс.
Мы поболтали еще немного времени о разных пустяках и господин Салем на своей машине отвез меня к базе.

Я написал о встрече подробный рапорт и передал его капитану первого ранга Афанасьеву, моему начальнику. Он прочитал, походил по комнате и сказал.
- Значит так. Рапорт я передам кому надо, а ты сходи к этой... на день рождения. Свободный выход с территории базы, я тебе постараюсь выбить.
- У меня нет денег на подарок. Дайте часть валюты.
- Может тебе и ключи от квартиры. Хотя...
Он подошел к телефону.
- Алё... Это Макс. Не выделишь ты мне 100 долларов? Что, офонарел что ли? Конечно из фонда. Да, да. Пока.
Командир повернулся ко мне.
- Деньги получишь. Форма одежды - гражданская.
- У меня нет хорошего костюма. Даже на этой встрече, у меня были только белые брюки и армейская рубашка.
- Нет, так заимей.
- Но осталось три дня.
- Слушайте, товарищ капитан-лейтенант, вы как ребенок. Но, черт с вами, я и на этот раз помогу.
Афанасьев опять набрал телефон.
- Демич, привет. У меня здесь одно дело намечается. Нет... Нет... Это по служебным делам. Нужен хороший, парадный костюм. Что? Нет. Для капитан-лейтенанта Новикова. Хорошо он придет, но подбери ему обувь. Да ничего. Это обязательно. Обещаю. Пока.
Капитан первого ранга швырнул трубку и ухмыльнулся.
- Вот на какие жертвы иду - отправляю своего офицера на пьянку. Сейчас идите к завхозу базы, он вам все подберет. В крайнем случае, купит в Бизерте.
- А деньги когда?
- Это завтра, с утра.

Посыльный вызвал меня к заместителю командира базы по полит части, капитану первого ранга Василькову. Это был низенький, толстоватый и лысоватый офицер с противным, подозрительным характером.
- Почему вы не доложили мне о гибели вашего подчиненного?
- Я обо всем доложил и написал рапорт своему командиру, капитану Афанасьеву.
- Вы обязаны также, доложить об этом и командиру базы.
- Я сделал все по уставу.
- Допустим. Мы еще разберемся с вашим ЧП и с Афанасьевым. Где вы были вчера?
Васильков ненавидел Афанасьева и пакостил ему чем мог. Обычно отражалось это на подчиненных Афанасьева. Причина ненависти в том, что Василькову и всем офицерам базы, приказом командующего флотом, было запрещено появляться на "Академике Павлове" и он не знал нашей жизни и чем напичкан корабль. А ему всегда так хотелось сунуть свой нос и узнать, чем мы занимаемся.
- В Бизерте, по приказанию капитана первого ранга Афанасьева.
- Вы, товарищ капитан-лейтенант, обязаны мне сказать все. В баре вас вчера видели с неизвестным господином. Потом вы поднялись и исчезли с ним. Что это значит?
- К сожалению, товарищ капитан, я выполнял распоряжение капитана Афанасьева и все мои действия изложены в рапорте.
- Хорошо товарищ капитан-лейтенант, - вдруг успокоился он - Вы меня еще не до оценили. Мы с вами еще встретимся, но ваша карьера с этого дня, нарушена. Идите.

В новом белом костюме я произвел переполох в доме Джеймса Морисона
- Алекс, Боже какой вы ослепительный! - запрыгала вокруг меня Мариам - Пойдемте я познакомлю вас с мамой и гостями.

- Мама, это Алекс. Я тебе о нем говорила.
- Здравствуйте, Алекс. Эта скверная девчонка ни как не научиться представлять гостей. Зовите меня- Софи. Мариам, отведи Алекса к гостям.
- Идемте, Алекс, - Мариам потянула меня к дверям гостиной.
В большом овальном зале, полно света и разодетых гостей.
- Девочки, идите сюда! Посмотрите, кого я привела! Это Алекс. Русский офицер. Гроза морей и победитель касаток. Он недавно, подрался с касаткой и она его ранила. Алекс покажи руку.
Девушки обступили меня и рассматривали как диковину. Как будь-то они ни когда не видели русского мужчину.
- Вы правда дрались с касатками? - запищала красивая кукла с головкой Барби.
- Да.
- А мой брат ездил в Серенгети и убил двух львов.
- Он мужественный человек, мисс.
- А на вас осьминог нападал? - спросила тощая, декольтированная девица.
- Да. Мы его потом съели.
- Вы деретесь под водой с ножом? - спросила берберочка, в национальном костюме.
- Иногда, но в основном, руками.
- Хватит, Алекс. Пойдемте я вас представлю другим гостям, - потянула за рукав Мариам.
Других гостей, было уж очень много и мне пришлось, только части из них: быстро перецеловать ручки дамам, измять руки мужчинам и выслушать массу комплементов по поводу моей раны и битв с касатками, благодаря Мариам. Представление закончилось только тогда, когда в дверях появился новый гость и Мариам понеслась к нему, бросив меня перед холеным, благоухающим лосьоном и духами мужчиной.
- Профессор Девид Перри, - представился он - Ихтиолог. Изучаю морскую фауну в приморском городке Набель.
- Капитан-лейтенант Александр Новиков. Служу здесь в Бизерте.
- Я услышал краем уха, что вы встречались на море с касатками и даже одна вас ранила. Меня очень заинтересовало это сообщение, не могли бы вы уделить мне пару минут и поговорить об этом.
- Хорошо, давайте поговорим.
- Расскажите. Как вели себя касатки перед нападением?
- Весьма странно. Они собрались группой. Метались из стороны в сторону, потом появилась очень большая касатка и все, вроде, изменилось.
- Что именно? Пожалуйста, не упустите ни одного момента.
- Ну касатки, как-то организовались, что ли. Две пошли кружить вокруг нас, а остальные, сбились в клин и пошли в атаку.
- Так, так. Вам не показалось что-то странное в их поведении?
- Показалось. Мне показалось, что все касатки подчинялись приказам вожака и тот умело организовал нападение. Обычное нападение касаток или акул хаотично, а эти нет. И еще, касатка впервые ударила меня хвостом, чего тоже ни когда не было.
- А вы раньше подвергались нападению касаток?
- Да. Один раз. Тогда мы подранили двух касаток и ушли в камни.
- И что потом?
- Касатки уничтожили двух своих кровоточащих товарищей, а на нас не нападали, хотя подходили вплотную. Они нападают на скорости и, на наше счастье ее развить не смогли, пока мы сидели в тех камнях.
- А как вы их ранили?
- Кинжалами, конечно. С помощью товарищей. Мы сбились в когорту, плечо к плечу. Это их и подвело. Они поднесутся и разворачиваются к нам брюхом, тут и попадают под удары кинжалов.
- Очень интересно. Если будете в Нобеле, приходите ко мне. вот моя визитка.
Он дал мне кусок картонки. Появилась Мариам.
- Вот вы где? Познакомились уже. Мистер Перри, я утащу у вас Алекса. Сейчас танцы и я хочу с Алексом исполнить первый тур вальса. Кстати Алекс, вы умеете танцевать вальс? Прекрасно. Вы сегодня будете моим кавалером и не возражайте.

Вечер прошел удачно. Я не отходил от Мариам.

"Павлов" вернулся, проведя удачную операцию. Афанасьев готовил новую, теперь на побережье Испании. Как всегда всю черную работу делаю я.
Все начинается с Туниса. Напротив порта Сфакс есть острова Керкенна. В этом районе гидрофонов нет. Сюда и направляется "Павлов" за грузом. Не доходя до островов мили 3, из брюха корабля выползают две минилодки, а "Павлов" тем временем идет с дружеским визитом в Сфакс. Подлодки подходят к островам, где их ждет рыбацкая шхуна. Она сбрасывает 2 бочки, емкостью 250 литров, которые подлодки и забирают.
Сама минилодка, как бы разделена на 2 части: грузовую и двигательную. В грузовой две кабины. Одна для капитана лодки, другая для груза или другого человека. Обычно, во вторую кабину ставят бочку и запирают ее люком. Если груза нет, вторую кабинку заполняют водой для равновесия лодки.. Двигатель весит 350 килограмм и уравновешивает грузовую часть. Снизу лодки два длиннющих баллона сжатого воздуха. В лодку вделаны две емкости по всей длинные по бокам, для погружения.
Так вот, бочку загрузили на лодку. Лодки ушли под воду и пошли на место встречи с "Павловым". "Судно возвращается из Сфакса и втягивает в свое брюхо лодки на месте встречи.

Мы шли за Барселону в залив Розас. Не доходя до Барселоны мили 3, группа из трех пловцов ушла тралить под воду. Мы плыли в линию, не отрываясь друг от друга на расстоянии около 7 - 10 метров, перемигиваясь фонарями. Правый засигналил - внимание. Прислушиваюсь. В наушниках слабо запел зуммер, поворачиваю голову в право, зуммер загудел больше. Мы дружно поворачиваем в право и через 5 минут нарываемся на гидрофон.
Это поплавок - капсула полтора метра длинной и в диаметре 200 миллиметров. Чтоб она не металась по волнам, тонкий трос с якорем держат его на дне. Разбирать капсулу нельзя - будет взрыв.
Мы откусываем трос и антенну. Теперь пусть плывет куда угодно, она безвредна.
В заливе чисто и мы уже собирались обратно, когда перед нами мелькнула касатка. Я показываю фонариком в направлении к побережью. Мы спешно работаем ластами в направлении к берегу. За первой касаткой появилась вторая, которая проплыла в метрах трех от меня. Не снижая скорости, мы сблизились и вытащили кинжалы. Перед носом появилось еще две. Пока все мирно, но мы уже плывем в эскорте. Дно стало подниматься. Среди касаток начался переполох. Они начали организованно выстраиваться в линию сзади нас. Наши головы выскочили на поверхность воды и мы по пояс очутились на твердом грунте.
Я срываю нагубник и бегу к берегу до которого метров 50. Ласты очень мешают, на секунду задерживаюсь и сбрасываю их назад в море. Плавники касаток мелькают в метрах 15. Как пуля несусь к берегу, рассекая проклятую воду. У меня такое ощущение, что пасть касатки у ноги, я подпрыгиваю и делаю рывок телом в право. Нога при приземлении поскальзывается в гальке и я падаю на бок. Что-то скользкое проноситься вдоль тела и сильный удар хвостом выбрасывает мое тело на выступающий камень.
Я стою на берегу и с ужасом смотрю на прибрежный пляж. Шесть извивающихся тушь, лежат на гальке. Один из моих ребят стоит спиной к обрыву берега, другой лежит напротив пасти касатки. У него откусана нога по щиколотку и из лохмотьев резины и человеческого мяса, бьет кровь. Другая нога, с ластом, находиться в 30 сантиметров от разевающейся пасти. Шок проходит, я срываю шлем и бегу к пострадавшему. Оттаскиваю его ближе к откосу и подняв здоровенный камень, подхожу к касатке. Она злобно смотрит на меня, все время разевая пасть. С яростью опускаю камень на голову касатке. Камень отпрыгивает в сторону, глаза по прежнему сверлят меня.
Я подхожу к раненому, снимаю с него акваланг и срезаю с него ремни. Ремнями перетягиваю ногу и вытащив аптечку, заматываю культю бинтами.
Нужен катер или лодка, что бы вытащить раненного на борт "Павлова". Я снял акваланг и костюм и оставив ребят, двинулся по берегу к Кадакссу.
Когда я обогнул мыс, то увидел в 300 метрах от берега лодку с двумя рыбаками.
- Э..Э..Эй! - заорал я.
Испанского я не знал и закричал по-английски.
- Мне нужна помощь.
- Хэлп, хэлп, - закивала голова в лодке и там зашевелились, собирая снасти.

Мы подплыли к месту катастрофы и рыбаки с ужасом и восхищением рассматривали громадных рыбин, вяло пошевеливающих плавниками. Мы договорились жестами и корявым языком, что за хорошую плату, рыбаки с двумя моими ребятами отплывут на милю от берега, а я приплыву с большим кораблем и возьму раненого на борт. Опять натянул костюм, акваланг и взяв ласты, выброшенные на берег, ушел в море. Только через два часа я услышал в наушниках шлема зуммер маяка "Павлова" и через час, первый раз нарушив все инструкции, мы подошли к берегу и сняли с рыбацкой лодки своих людей.

Афанасьев, в этот раз, внимательно изучил рапорт.
- Не могу понять, почему рыбы любят только вас?
- Я в море заметил одно судно под тунисским флагом, в этот и тот раз. Названия прочесть не смог.
- Причем здесь судно? Касатки напали на вас, а не на судно.
Я дипломатично промолчал.
- Пожалуй, я съезжу с вами на следующую операцию.

Я сидел в таверне и пил пиво, когда нежный аромат духов, обрушился на меня. Ко мне подплывала белым платьем Мариам.
- Алекс, здравствуй дорогой. Мне папа сказал, что ты здесь и я решила встретиться с тобой.
- Хочешь пива? - я протянул ей банку.
Она заколебалась. Присела на стул.
- Вообще-то, дай попробовать. Я даже в Кембридже не пила этой гадости. Но сейчас хочу узнать, почему все европейцы так его любят.
Она храбро хватила пол банки.
- Ни чего особенного, - она поморщилась - Как у тебя со временем? Знаешь кто приехал? Девид Перри. У него шикарная яхта. Он пригласил меня и тебя к себе покататься. Так ты, как?
- Я то не против, но как мои командиры, не знаю. У нас очень сложно, выпустить с базы кого-либо в город. Вот что, я позвоню от сюда на базу и попытаюсь решить вопрос.
Я помчался к стойке и попросил телефон.
Афанасьев благосклонно отнесся к мысли продлить мне отпуск на двое суток, пообещал пробить все инстанции, но сделать его сегодня же. Правда при этом, обозвал нехорошо и меня, и Мариам, и яхту.

Яхта была шикарна. Как только мы с Мариам прибыли на нее, она отчалила в море.
После приветствия, Перри сразу пояснил цель маршрута.
- Обогнем мыс Эт-Тиб и ко мне, в Набель.
- Девид, мы оказывается не одни, здесь еще есть гости.
Из двери каюты показалась женская фигура.
- Прости, Мариам. Сейчас я представлю вам своих друзей. Это Альма. Знакомьтесь.
До чего бывают чудесными эти арабские женщины. Тоненький носик, большие черные глаза, аккуратненькое лицо. Прелесть.
- Альма, это Мариам, а это - Алекс. Селим! - закричал Перри в дверь.
Из каюты вышел стройный мужчина в трусах. Его густые волосы торчали ежом, а нижнюю часть худощавого лица украшали усы.
- Это мой помощник - Селим. Умница. Селим, это наши гости, Мариам и Алекс.
Я и Мариам разделись до пляжных костюмов и наша группа уселась и улеглась на палубе носовой части.
- Вы не встречались больше с касатками, Алекс? - спросил Девид.
- Встречался.
- Противный, почему ты не говорил мне об этом? - ущипнула меня за руку Мариам.
- У нас с тобой всегда так мало времени, что все новости мы ни как не успеваем рассказать друг другу.
Альма улыбнулась.
- Вы опять с ними подрались, Алекс? - Девид с интересом смотрел на меня.
- Пришлось. Вернее, они подрались со мной.
- И в чью пользу?
- Шесть касаток, на одного раненого.
- Вы их что? Всех шестерых убили? - с удивлением смотрел Селим.
- Только одну, самую кровожадную. Остальные за ней вылетели на пляж и достались рыбакам.
- А ранение тяжелое? - спросила Альма, - Это ваш товарищ?.
- Ранение тяжелое. Моему товарищу, касатка откусила ногу.
Женщины ахнули. Селим задумчиво смотрел вдаль.
- Он три часа находился без медицинской помощи, - продолжал я - С трудом спасли его.
- А как они в этот раз себя вели? - Давид пересел поближе ко мне.
- Изменили тактику. Пошли цепью. В несколько рядов. Первый ряд остался на пляже, остальные сразу исчезли.
- Господи, какие страсти, - изумилась Альма.
- А мы вас немножко удивим, когда придем в Набель. Правда Селим? - Обернулся Давид к Селиму.
- Да, пожалуй стоило бы удивить.
Дальше понеслась светская беседа и ненужный треп для заполнения времени.

До Набеля мы не дошли, так километров 30 и вкатились в маленький прибрежный городок Корба. Меня действительно удивили. Там находился институт флоры и фауны Средиземного моря. Большие прибрежные участки моря были поделены на квадраты, где резвились сотни рыб. Длинные мостки бежали по воде в сторону далекой дамбы, защищающей полигон от шторма и кончались маленькими домиками.

Девид водил нас по мосткам показывая своих питомцев.
- А здесь у нас изучаются касатки.
Большие рыбины проплывали мимо решетки, вызывая у меня отвращение.
- Мы работаем с ними и кажется не плохо. Особенно отличился Селим, он добился контакта. Правда Селим?
- Да. Я добился того, что касатки слушаются меня.
- С помощью электроники? - закинул я удочку.
- И с ее помощью тоже.
- Значит вы некоторых оперируете?
- А вы оказывается не наивный офицерик, как я думал сначала, - поглядел на меня Селим, - Вы понимаете даже больше, чем я ожидал.
- Из этого показа, я понял две вещи. Первое. Все мои мучения на море, эта кровь, эти убийства - ваших рук дело. И второе. Вы мне умышленно показали все это, пытаясь меня запугать. Не могу понять зачем?
Все молчали. Мариам с удивлением глядела на Селима.
- Ребята, вы с ума сошли. Неужели это правда? Девид, это же убийство людей. Боже, какой кошмар.
- Как ты думаешь Мариам, есть ли справедливое убийство? Представь, Европа корчиться от наркотиков. Гибнут десятки молодых людей, калечиться жизнь тысячам. А источник один, молодой офицер, тоннами перекидывающий это зелье несчастным людям. Он неуловим, его не могут уличить. Общественность и полиция просят нас, помогите, и мы пришли к такому варварскому методу.
- То есть, вы хотите его убить?
- Это бесполезно. Нужно оперировать корень, а не отросток. Мы не хотим ни кого убивать и для этого пригласили Алекса, чтобы он понял, чем занимается он и его руководители. Мы хотим, чтоб он одумался и помог нам избавиться от этого кошмара.
- Я что-то недавно слышал такую же фразу.
- Ты говоришь о полковнике Джеймсе Морисоне? Он нас и попросил, что бы мы показали тебе это, - Селим махнул рукой на проплывающих касаток.
- Пойдемте, пообедаем, - сказал Девид.
Мы пошли по мосткам к домикам института, разбросанным на берегу.

На обратном пути на носу яхты сидели я, Мариам и Альма.
- Мне кажется, ты попал в безвыходное положение, Алекс, - глядя на меня большими глазами, сказала Альма - Ты все знаешь, а сделать ни чего не можешь. Ты должен что-то придумать, иначе ты погибнешь.
- Я не могу только понять одно, - продолжила разговор Мариам - Почему я и Альма должны знать об этом кошмаре. Зачем меня отец впутал в эту историю.
- Дурочка, - за меня ответила Альма - Отец твой, великий психолог. Он ведь не вербует Алекса в разведку, не предлагает ему совершить подвиг и уничтожить русскую базу. Он предлагает русскому офицеру одуматься и для этого нужны не только убеждения крутых мужчин, как наш Селим и Девид, но и теплые женские руки, которые бы не позволили деликатному Алексу сразу сказать, "Нет". Мне кажется, что выбор полковника Морисона оказался удачным. Я имею в виду Алекса и нас. Не так ли, Алекс?
- Ты во многом права, Альма. Обрабатывает меня полковник очень удачно. Но я действительно в безвыходном положении.
- Бедненький, - Мариам прикоснулась к плечу ладонью.
- По-моему несчастненький, - Альма сложила ноги и обняв их руками, пояснила - Он столько раз видел смерть, дрался, был ранен и завтра ему дадут приказ опять идти умирать. Он безропотно пойдет. Чем это кончиться, по-моему ясно. А вот главное, за что?
- Брось ты его обрабатывать. Ему и так сегодня много досталось.
- Сдаюсь.
Альма распрямила ноги и от удара пяткой, я чуть не вылетел за борт.

Афанасьев ходил по каюте из угла в угол. В руках он держал мой новый рапорт.
- Я не могу его пропустить, Александр Николаевич. В то что здесь написано, ни один из наших мудаков не поверит. Мало того, на нас навешают столько собак, что из этого дерьма точно ни когда не вылезешь.
- Товарищ капитан первого ранга, мне честно говоря, наплевать, что подумают в верхах. Я тоже думаю, что в бочках наркотик.
- Заткнитесь, товарищ капитан-лейтенант. Это не вашего ума дело, что в бочках. Мы в армии и нам надо думать только как выполнить порученное нам задание. Завтра выходим в море. Приготовьтесь. Я пойду первый.

Мы вышли из брюха корабля вчетвером: Афанасьев, я и два аквалангиста. Предчувствие беды натянуло мои нервы до предела. Мы отошли от корабля только на 100 метров, когда появились они. Первая касатка лениво вильнула хвостом перед нашим носом и пересекла курс. Я засигналил фонариком, призывая вернуться. Все сгруппировались и повернули обратно. Вокруг нас замелькали громадные рыбины. Как и в тот раз, вдруг все изменилось. Касатки начали строиться в боевые порядки. Перед нами был нестройный клин касаток, под нами, тоже группировался клубок этих тварей. Мы вытащили кинжалы и двинулись вперед, решив пробиться к кораблю.
Удар с низу был неожиданным. Касатка врезалась в нашу группу и рука Афанасьева исчезла в ее кривой пасти. Бок проскальзывал передо мной и я успел ударить ее кинжалом ниже центрального плавника. Касатка дернулась и рванула через строй передового отряда. Я вылетел из группы ребят вместе с ней, не выпуская рукоятку кинжала из рук.
Удар головой о днище корабля, привел меня в чувство. Где-то далеко мелькнул хвост касатки. Кинжал приварился к руке и, кажется, ни какая сила не могла разжать кисть. Я поплыл к люку корабля. Прорвавшись к ступенькам трапа, я скинул ласты и вырвал нагубник. Где же телефон? Кажется здесь.
- Срочно! Включите "Орфея", - орал я в трубку - Идиот, я сейчас прирежу тебя!
Швырнув трубку, помчался к верхней палубе. Встречные матросы и офицеры, шарахались от прорезиненного мужика со сверкающим кинжалом. Вот и мостик. Капдва подставил мне под удар свое изумленное лицо. Он покатился по полу и затормозил, только, ударившись головой о стенку. Я прыгнул на него, приставив кинжал к горлу.
- Ты не понял, скотина! Включай "Орфей"!
- С..сец...час... - затряс он побелевшими губами.
Я рванул его за шиворот и поставил к телефону.
- Быстрей, сволочь!
- Акустики. Включайте "Орфей".
- Быстрей, - вырвав у него трубку, рявкнул я, - Готово. Давай удар.
Глухо ухнуло за мостиком. Я рванул двери и перегнулся за поручень. Три касатки, замедленно перебирая плавниками, всплыли брюхом верх. Я опять понесся вниз и скатился по слипу в воду.
Я искал хоть что-нибудь от людей. Большая глубина не позволяла мне спустится ниже. Я крутился вокруг корабля, метался вверх и низ, потом всплыл и распорол брюхо всем трем касаткам, иначе они через 5 минут оживут и исчезнут на глубине.

Капитан Васильков вызвал меня к себе в кабинет.
- Товарищ капитан-лейтенант, почему вы не представили мне рапорт о случившемся.
- Я его написал и отправил по инстанции.
- Вы нарушили устав. После гибели вашего командира, вы обязаны были представить рапорт о случившемся старшему по должности, командиру базы в Бизерте.
- Для командира базы составлен специальный рапорт, объясняющий гибель людей, но я его передам только ему в руки.
- Вы зарываетесь, товарищ капитан- лейтенант. На вас поступила докладная от командира корабля "Академик Павлов", что вы избили его и угрожали ножом в присутствии подчиненных.
- Я думаю, что вы посоветуете ему взять обратно докладную, так как все события происходящие на корабле "Академик Павлов", в соответствии с приказом командующего флотом, не подлежат разглашению.
- Вон.

Вечером я был принят командиром базы и передал ему рапорт. Мы долго проговорили о хозяйственных делах и командир, разрешил мне два дня прогулять в Бизерте.

Мариам дома не было и я позвонил Альме. Она очень обрадовалась и пригласила меня к себе.
- Мне приснилось, что ко мне должен явиться бог Мардук. Я долго мучилась к чему и вдруг, ты. Сон в руку.
- Ты очень здорово замахнулась, сравнив меня с ассирийским богом. Это кощунство я могу простить, если ты поедешь со мной поужинать в город.
Она засмеялась.
- С условием. Только в европейский квартал. Здесь меня не поймут.
- Хорошо. Ты едешь в этом платье?
- Пожалуй ты прав. Я одену что-нибудь европейское.
Она одела такое платье, которое оголило ей спину до копчика.
- Ну как? - крутилась она передо мной.
- Прелестно, но лучше бы вырез был впереди.
Она шлепнула меня ладошкой по губам.

- Что же произошло с нашей последней встречи? - спросила Альма, отпивая вино.
- Все плохо Альма. Я против гуманных убийств, о пользе которых так тщательно вбивают мне в голову Салим и Девид. Наверно я слишком прямолинеен, считая каждое убийство - убийством.
- Действительно, прямолинеен. Тебя просто несет не туда и в голове каша. Ну разве нет разницы между человеком защищающим свою жизнь и убийцей. Кончай заниматься философией. Она возникает от безысходности. Так что произошло, Алекс?
- Я опять спасся.
- А остальные?
- Погибли.
- Много?
- Три человека.
Альма задумчиво перебирала ожерелье на груди.
- Знаешь, наверно есть бог. Иначе объяснить, что ты живой никак не возможно.
- Наверно. Я иногда думаю, если выберусь из этой каши, то сразу приму крещение.
- Ты не верующий?
- Нет. У нас это не принято.
- Сложные вы русские, - хмыкнула она, - Пошли лучше танцевать.
Альма была обворожительна. Этот вечер она подарила мне.

КОМАНДИР.

Новый командир прибыл через неделю.
В каюту вошел длинный, худой офицер. Черные волосы, челкой упали на правый глаз, усы свисали ниже уголков рта.
- Капитан первого ранга, Федотов Николай Васильевич, - представился он. - Сидите, сидите.
Он уселся напротив, затянулся сигаретой и продолжил.
- Я изучил все ваши рапорты, включая последний, который нашел в столе у капитана первого ранга Афанасьева. Конечно у меня, как у вновь начинающего, будет много к вам вопросов, но о делах потом. Сейчас скажите. Вы правда знаете арабский язык? В вашей анкете об этом ни слова.
- Да, товарищ капитан первого ранга.
- Лучше называйте меня, Николай Васильевич.
- Я выучил его здесь Николай Васильевич. Мне помогала дочка хозяина бара "Морской волк".
- А теперь расскажите мне все. Начиная с момента, когда вы попали сюда и кончая вашим взаимоотношением с командованием базы.
Я ни чего не утаивал, рассказал все, что видел и слышал.

Вестовой разбудил меня и попросил зайти к командиру корабля. Командир "Павлова" сидел в кресле, с расстегнутым кителем, и с ухмылкой ткнул рукой в телефон.
- Товарищ капитан- лейтенант, вас какая то барышня с берега. Я с тревогой беру трубку.
- Мариам? - глаза у меня чуть не полезли на лоб, - От куда ты узнала номер телефона? Папа сказал? Хорошо. Сегодня вечером.
Я растеряно оглянулся на командира корабля.
- Извините Валериан Павлович. Эта утечка информации не по моей вине.
- Ничего Александр Николаевич. Я у вас тоже должен просить прощение за "Орфей". Я ведь просто забыл, что у вас герметичные шлемы и думал, что после акустического удара, вы всплывете, как касатки. Докладную, написанную мной вгорячах, я взял обратно.
- Хорошо Валериан Павлович.
Я протянул ему руку, хотя в душе ни на грамм не верил.

Мариам встретила меня, надув губы.
- Я все знаю, ты провел позавчера весь вечер с Альмой.
- Я тебя искал в тот день.
- Знаю. И решил заполнить вакуум?
- У меня пропадала увольнительная.
- Весьма серьезный аргумент. Но я тебе скажу, твоя Альма лгунья. Я ее видела вчера в обществе толстого господина. А он тоже русский и служит на вашей базе.
- Не может быть. Откуда ты это узнала? От папы?
- Еще чего. Полтора года назад, в Бизерте был прием по случаю вступления в должность нового губернатора. Там присутствовали офицеры вашей базы и среди них, этот противный толстяк.
Мне чуть не стало плохо. Кому верить?
- Ну что? Небось, расплылся перед Альмочкой, а она еще тогда мне показалась подозрительной.
- Мариам, я большой дурак.
- В этом я не сомневаюсь
Глаза Мариам с тревогой уставились на меня.
- Опять кто-то погиб?
- Да, даже сложнее, погиб мой командир.
- Слушай. Ты не можешь убежать?
- Куда?
- В Австралию, в Америку. Подальше, где тебя не смогут достать.
- Без денег, без связей, без документов? Так?
- Деньги я тебе дам. Остальное все купишь.
- А как же ты? Давай удерем вместе?
- Алекс, наконец-то ты проснулся. Куда же я тебя брошу? Удерем вместе.
Она обняла меня и мы долго, при долго целовались.
- Мы с тобой будем два изгнанника. Тебя будет искать КГБ, меня мой папа.
- Но сначала, я хочу узнать, кто стоит за всем этим безобразием.
Она отстранилась.
- Нет. Я не хочу. Тебя убьют.
- Похоже я заколдованный.
- Плюнь три раза.
Она опять прижалась ко мне.

Федотов подготовил мне сюрприз.
- Смотри какие игрушки я тебе привез.
На столе кучей валялось неизвестное мне оружие.
- Это подводный пистолет. Посмотри какая штучка. Башку касатке с 7 метров оторвет. А вот новейшая разработка, подводный автомат. Игрушечка. Если на суше стрелять, дырки в кулак будут. Насквозь.
- Опять начинаем?
- Ну уж нет. Надо принимать эту рыбью контору всерьез. Так мы больше работать не будем. Будем менять тактику. В связи с этим, я хочу поручить тебе одно задание. Надо проехать тебе в Сфакс. Там встретишься с людьми, которые занимаются изготовлением груза и договориться о крупной поставке на острова Керкенна. Думаю бочек 10. Из них, 2 бочки должны быть красные. Они знают, что это такое. Ты знаешь арабский, тебе и карты в руки. Понятно.
- Вроде, да.
- Отлично. Что сказать и с кем встретится, скажу перед отправкой. А сейчас, тяпнем на посошок.
Мы так натяпались, что заснули здесь же в каюте.

Сфакс оказался крупным промышленным городом с массой заводов и мощным портом. В этом удивительном городе в центральной части господствовал рабочий класс и беднота. Все же горожане и маститые граждане жили в предместьях, в прекрасных садах-усадьбах, которые раскинулись в радиусе 15-20 километров.
Я поместился в грязном придорожном отеле и стал ждать звонка от неизвестного мне связного. Через день звонок раздался и меня попросили спустится вниз. Машина подхватила меня и связного и увезла в центр города, где сбросила у какого-то бетонного забора. Протащив меня по коробкам каменных склепов, мой связной остановился у замызганной двери.
Прилично одетый верзила ввел, наконец, в комнату встреч. Двое мужчин, явных арабов, поздоровались и мы начали беседу.
- Чем вызвана наша встреча? - начал один из них, - Нам ее так срочно организовали, что мы подумали не перевернулся ли шарик.
- У нас возникли некоторые трудности при транспортировке товара. Наше руководство предлагает вам перейти на запасной вариант "М".
Они переглянулись.
- Но у нас много сырья осталось и часть наработанного товара. Нам сразу не перебазироваться.
- Мы решили, что вы все что можно переработаете и весь товар, 10 бочек, перекинете на северо-запад острова Шерги.
- 10 бочек?
- Да, и две из них должны быть красные.
Они сразу успокоились.
- Производительность установки мала и нам требуется максимум неделя, чтобы заполнить две бочки.
- Значит через неделю мы ждем вас на острове Шерги. Так как операция последняя, загружаемся нагло. Вы сбрасываете бочки в воду, мы их затягиваем под брюхо "Павлова". И еще, установку надо уничтожить. И не вздумайте перетаскивать ее на новое место. Засекут сразу.
- Хорошо. Кстати, передайте вашему шефу, что стоимость красной бочки - 22 миллиона долларов. Остальной товар в старой цене.
- Почему так дорого?
- Потому что он сильнее героина в 10 раз, молодой человек.
Он впервые проговорился, назвав наименование товара в других бочках.

- Где ты так долго пропадал? - набросилась на меня Мариам - Я здесь чуть твоего "Павлова" не утопила.
- Как это?
- Атаковала по всем правилам военного искусства. Они два дня оборонялись, а потом...
- Неужели сдались?
- Нет. Отключили телефон и запретили выход в город всей команде.
- Если бы я не приехал, они бы точно умерли от голода, так как не выдержали такой осады.
- Ты еще и смеешься. А ну отвечай. Где был?
- Летал на Сахалин.
- Куда? Куда? Что такое Са-ха-лин?
- Кусочек рая в России.
- Как ты будешь исправлять свою вину?
- Поцелуями, хорошим ужином и...
- И...

На следующий день, я зашел к Федотову в каюту.
- Николай Васильевич, я догадываюсь, что содержится в бочках.
Он рванул меня за ворот и зашипел.
- Молчи, щенок. Прибью.
Я отцепил его руку от кителя.
- Уберите руку. Я вас не боюсь. Я еще не такое видал.
Федотов обмяк.
- Ладно. Я тебе скажу кое-что. То, что ты услышал или догадался, должно умереть. Забудь все. За тобой и так следит много разведок со всех сторон. Твой отъезд в Сфакс переполошил всю Бизерту. Телефон капитана, чуть не лопнул от напряжения.
- Я вам скажу тоже кое что. Вы, как и я, тоже под слежкой, причем это делают свои.
- У тебя есть данные?
- Да.
- Черт с ними. Завтра идем на острова Керкенна.

Поход был скучным. Мы дошли до островов. Пестрая рыбацкая посудина сбросила бочки и тут же отвалила. Мы спустились на воду, короткой сеткой ловили каждую бочку и затягивали ее под днище, в люк.
Федотов изменил курс в сторону Адриатического моря. Мы прошли немного, всего 300 миль и "Павлов" застопорил машины. Корабль потихоньку дрейфовал в море. Командир чего-то ждал.
Вдруг вода забурлила и перед бортом возникла подводная лодка. Люк откинулся и в огромной фуражке возникла физиономия человека.
- Эй Федотыч! - радостно заорала она на русском языке, - У тебя коньяк есть? Пригласил бы, пока твои засранцы займутся погрузкой.
- Залезай, мы тебе скинем трап.
Человек в громадной фуражке полностью выполз из люка, прошелся по палубе и похлопав по рубке, опять заорал.
- Федотыч, сюда ставь бочки!
Федотов повернулся ко мне.
- Распорядись, что бы ребята перетащили на эту посудину 8 бочек. Красные бочки оставь здесь. Сам этим делом не занимайся, пойдешь со мной.

Мы сидели в каюте Федотова и смаковали коньяк.
- Послушай Валет, мы пойдем первыми. Курс Венеция. Своих ребят я скину в воду вот здесь.
Капитан ткнул в карту.
- Напротив Задара. Они пойдут севернее острова Дуги-Оток, заодно очистят от датчиков твой маршрут. Через некоторое время пойдешь ты. Пройдешь в этот проход и повернешь в сторону острова Паг. Лавируя между островами, встанешь здесь. Там будет тебя ждать рыбак, который примет у тебя бочки. Мои ребята будут страховать этот и этот проходы. Так как Валет, понятно?
- Коля, у тебя хороший коньяк, но наш болгарский лучше. Все равно, налей по-русски еще стаканчик и я приму любой твой план.
Федотов наполнил стакан коньяком и Валет в два приема опустошил его.
- Все я пошел.
Он шлепнул меня по плечу, натянул громадную фуражку на пышную черноволосую голову и пошел первый из каюты.

Под воду напротив Задара ушло 6 человек. Я их вел в северный проход у острова Дуги-Оток. Мы были в первый раз, вооружены подводными автоматами, а я даже имел пистолет.
Касатки появились сзади нас внезапно. Две из них пронеслись под нами и встали как лоцманы спереди. Я засигналил фонариком с призывом опуститься вниз. Мы встали кружком на скалистый выступ и приготовили автоматы. Касатки окружили нашу группу и начали свой смертельный хоровод. Опять с боку, появился нестройный клин свирепых рыбин и вот-вот начнется свалка.
Одна касатка, делающая круги вокруг нас, слишком оторвалась от своих подруг и попалась мне на мушку. Я нажал на курок. Касатка, как бы нарвавшись на невидимую преграду, остановилась. Ее голова окрасилась в красный цвет. Вода вокруг нее краснела от крови. Застучали автоматы моих товарищей. Мы не слышали их звук, шлемы поглощали посторонние шумы. Только отталкивающая сила железных прикладов, говорила, что мы посылаем смерть этим тварям.
Клин касаток рассыпался. Первые две рыбины, начали дрейфовать и переворачиваться на спину, вокруг них расплывались букеты крови. Касатки обезумели. Нет они не удирали, они набросились на своих умирающих подруг и рвали их тела на части.

Мы отступали в пролив между островами и вроде, оторвались от кошмарного пира. Через милю, касатки окружили нас опять. Кто-то неумолимо посылал их разыскивать нас и нападать..., нападать... Опять повторилась старая история. Стрельба и разорванные касатки.
Мы отрываемся уже на 2 мили от касаток. И тут шлем запищал. Сильный звук, сначала шел слева, потом справа. Два корабля обшаривали дно, отжимая нас к побережью, одного из многочисленных островов. Черт возьми, сейчас же должна подойти в этот район подводная лодка. Они из-за островов не уловят ловушки и влипнут. В подтверждении моих мыслей, я кожей ощутил гидравлический толчок.
Делаю знаки моим ребятам, плыть за мной. Мы заплываем за скалу и поднимаемся на поверхность.
На поверхности воды мечутся два сторожевика. Огромные валы воды поднимаются за кормой каждого. Они усекли подводную лодку и теперь, обрабатывают дно глубинными бомбами. Ей конец, хороший парень Валет, но в узком пространстве между островами ему не вырваться. В подтверждении этого, после одного из взрывов, из воды выскакивает узкий нос подлодки. Он замирает, потом резко падает в воду и исчезает.
Поверхность воды наполняется всякой дрянью: пятнами топлива, масла, обломков дерева, бутылок и вдруг, подпрыгивая из воды, одна за одной выскочили бочки. Сторожевики принялись расстреливать, плавающую цель и вскоре все бочки утонули.
Сторожевики покрутились еще минут 20 и ушли за острова.

Мы подплыли к лежащей на боку подводной лодке. У рубки верхняя часть палубы вырвана. Огромная дыра уходила внутрь Я, освещая фонарем пространство впереди себя, вплыл в это отверстие. Хаотичное переплетение железа и трубопроводов мешало передвигаться. Правая и левая переборка были выломаны страшной силой. Я проплыл центральный пост и увидел первый труп. Моряк был вжат креслом в радиоаппаратуру, вытянувшейся пирамидкой вдоль стены. А вот и Валет. Громадная фуражка, по прежнему сидит на голове. Он лежит на полу и с удивлением смотрит на мир.
Третья, четвертая и пятая переборки выломаны. Кругом плавают трупы. Шестая переборка закрыта, но люк легко открывается. Там вода и два трупа. Лодка мертва. Я возвращаюсь обратно.
Кто-то из аквалангистов показывает мне на вывороченный взрывом лист железа. За его изгибом, зажата к рубке наша бочка. Она помята, но без единой дырки. Я не долго колебался, вытащил из подобия кобуры пистолет и выстрелил в дно бочки. Отверстие величиной с кулак, выбросило воздух. Это последняя точка в трагедии на Адриатическом море.
Мы собираемся в группу и плывем на запад. Искать наш родной "Павлов".

- Значит, за вами все время шли касатки? - спросил Федотов.
- Да. Я даже подумал, что они искали нас и наводили сторожевики.
- Это чушь, но есть одна странная вещь, которая была замечена тобой раньше. Наши радары все время засекали судно, которое плыло за нами. Я решил подойти ближе к берегу и приближался к проливу Кварнер, когда по радару заметил, что судно встало напротив Дуги Оток и тот час же из Задара, вылетело две точки и запутались в островах. По идее, это даже вероятно, что судно вело касаток, касатки нашли вас, а дальше вызвали по радио суда береговой охраны и если бы не было Валета, они охотились за вами. Что с бочками?
- Их расстреляли со сторожевиков.
- Почти 9 миллионов долларов ушло на дно.
- Плюс болгарская подводная лодка, полная людей.
- Ну ладно тебе. Пошли в Бизерту. Нам еще надо подумать, как освободишься от двух оставшихся бочек.

Приход в таверну Альмы был замечен всеми. Она, как всегда вызывающе одетая, с оголенной грудью и спиной, шла шокирующей походкой вдоль столиков. Сзади ее сопровождал Селим.
- Алекс, как долго я тебя не видела. Как только пришел "Академик Павлов", я упросила Селима приехать сюда, надеясь, что ты здесь.
- Здравствуй Селим, здравствуйте Альма. Я тоже рад увидеть вас. Присаживайтесь, я сейчас чего-нибудь закажу.
- Не надо, Алекс. Мы не надолго. Дело в том, что у нас завтра помолвка и мы бы хотели, что бы ты пришел на нее.
- Ты и Селим, черт возьми. Ребята это же здорово. Я обязательно приду.
- Возьми с собой Мариам, а то она чего-то последнее время дуется на меня и мне даже неудобно пригласить ее, вдруг она взорвется и что-то тонкое порвется в наших отношениях.
- Хорошо, Альма. Я постараюсь ее уговорить.
- Еще, Алекс. Я хочу поговорить с тобой, так сказать, с глазу на глаз. Завтра утром буду в офисе отца. Вот его визитка. Не мог ли ты зайти туда, так в часиков в 9.
- Зайду.
- Пока, Алекс.
Они попрощались и Альма двинулась к выходу. Своим движением бедра, она кажется, останавливала разговоры и столбы дыма, которые клубами метались над каждым столом.

Я вышел из таверны, и сейчас же около меня остановилась машина. Стекло дверцы опустилось и я увидел голову полковника Морисона.
- Здравствуйте, Алекс. Я вас ждал. Не хотел идти в таверну. Уж больно я приметная фигура и перепугаю еще кое-кого. Не согласитесь ли вы со мной проехаться.
- Честное слово, полковник, не хочу. Но учитывая то, что вы занимаетесь серьезными делами и так открыто, перед такой массой людей, меня заманиваете в машину, я пожалуй сяду.
Я опустился на заднее кресло. Машина рванула и понеслась в арабский квартал.
- Мы заедем в открытый ресторанчик на побережье. Более безопасного места для разговоров сейчас я не нахожу. Представьте, сотрудники отдела, нашли в косяке рамы моего домашнего кабинета пулю, в которой было передающее устройство. Это еще ничего, а вот наш разговор в ресторане, помнишь, - он повернулся ко мне - записывался лазерным лучом, отражающимся от окна, у которого мы сидели. Хорошо мои ребята сработали, захватили всех без шума.
Мы подъехали к побережью. Шатры открытого ресторана были пусты.

Под одним из шатров, мы уютно устроились в плетеных креслах. Полковник заказал кофе с коньяком и мы потягивали его маленькими глотками, готовясь к серьезному разговору.
- После последней нашей встречи, прошло много событий, с которыми я хотел вас ознакомить. Вы мне очень симпатичны, к вам неравнодушна моя дочь и я стремлюсь всей душой обезопасить вас и вашу жизнь. Ваше мужество в неравной борьбе, достойно уважения. Каждое ваше возвращение, это праздник для моей дочери и моего дома. Но начнем по порядку.
- Простите, господин полковник. Мне нужно действительно ознакомиться со всеми событиями?
- Думаю, да. Есть две вещи в вашей истории, анализ которых, привел к ошеломляющим результатам. Это ваш отъезд в Сфакс и рассказ моей дочери о встречи Альмы с капитаном первого ранга Васильковым. Мы следили за вами до Сфакса, а дальше потеряли. Но то, что в этом городе делают наркотики и морем переправляют к вам, не оставляло сомнений. И мы стали искать. Помог случай. На заводе по производству серной кислоты, ревизоры обратили внимание, что в лаборатории анализа заказаны материалы, не соответствующие общему характеру ее деятельности. Все данные об исходных продуктов, мы отдали аналитикам и те подтвердили, что из этих материалов, делают знаменитый наркотик СТД, разработанный в России. Дальше было веселее. На заводе сделали обыск и мы нашли установку по производству этого наркотика. Там же мы нашли перевалочный центр по переработке героина, то есть, его фасовке по весу и упаковке в герметичные бочки. Мы нашли трех русских ребят, которые сделали аналогичную установку в городе Ленинграде и были там пойманы с поличным. КГБ напугал и сломал этих ребят. За мифическую свободу, им сделали побег и направили в Тунис, где в Сфаксе устроили на работу и они варили зелье. Мы пришли бы к концу, с историей производства наркотика в Тунисе, если бы не одно но... Это ваш приезд Сфакс и инструкции, которые вы везли... Вы улавливаете мысль, Алекс?
- Пока, нет.
- Мы же знаем, вы не глава этой преступной организации, вы ее винтик. Однако вы оказались слишком посвященным во все дела, не свойственные для рядового члена. Что это за вариант "М"? Куда перебазируется лаборатория? Нам показалось, что вы знаете ответ на эти вопросы.
- Нет, господин полковник. Не знаю. Я получил инструкции от своего командира.
- Этот вариант мы тоже просматривали.
Полковник задумался и долго смотрел в пустоту.
- Кажется я теперь все стал понимать. Вы сказали - командира. Так?
- Да.
- Так кто же руководит здесь всей этой драмой? Я понял, это не ваш командир и не те кто его послал. Здесь мы перейдем ко второй части. Итак, моя дочь когда то увидела встречу Альмы с Васильковым. Нас очень заинтересовало это сообщение. Я напряг весь аппарат и дополнительные силы интерпола, любезно присланные мне в помощь. И вот возникла интересная картина. Год назад к нам в Набель был приглашен подданный соединенных штатов Америки, профессор Девид Перри. С военным министерством Туниса, США заключило договор о создании на территории Туниса морского полигона, для обучения касаток против морских диверсантов. Перри хорошо поработал. Он вживил касаткам в мозг, некоторые элементы электроники с определенной программой. Результаты вы испытали на себе. Среди касаток появлялся лидер и даже не один и стаи мерзавцев стали организованно нападать на пловцов. Пол года назад, к Перри явился господин, очень похожий на Василькова и судя по всему предложил на практике использовать касаток против сволочей, которые распространяют наркотики. Снабдив эти предложения, хорошей пачкой денег.
- Что? Не может быть?
- Мы тоже думали, что не может быть. Но есть свидетели, которые видели Василькова и Перри в Набуле. И потом, в Тунисском банке на имя Девида Перри поступила приличная сумма денег. Но пойдем дальше. Перри связался с министерством и получил добро, хотя они не имели ни одной достоверной информации о том, чем вы занимаетесь. Они просто поверили Перри. Эти сведения зацепили нас и мы стали изучать поведение гидрографического корабля ВМФ СССР "Академик Павлов". Представь себе, действия корабля насторожили нас. У Перри работал талантливый помощник, теперь уже доктор, Селим. Он познакомился в Набеле с красоткой Альмой, которая как оказалось, является связным Василькова. Перед каждым отправлением "Павлова" на операцию она отправлялась в Набель, как будь-то к жениху, и сообщала Перри маршрут корабля, время и дату выхода. Тот, на исследовательском судне, где всегда находились готовые касатки, отправлялся следом. Ну как?
- Один вопрос, но как Васильков знал о выходе "Павлова". Кроме меня и моего командира об этом ни кто не знал.
Полковник жизнерадостно засмеялся.
- Не знаю, но этот осведомитель все же на вашем "Павлове". Я споткнулся в начале разговора, говоря, что командир не руководитель преступной группы в Бизерте, а кто-то другой. Так вот, после вашей реплики, я созрел. Это был Васильков.
Я подскочил с кресла.
- Выходит, он хотел нас уничтожить?
- Он хотел закрыть дело. По-видимому, у него появился новый хозяин и он хотел старому показать, что дело провалилось и пора закрывать лавочку. А новый хозяин уже разработал новую систему доставки, новых поставщиков сырья, оберегая самое ценное - это связи с покупателями.
- Скажите полковник, но какую роль в вашей операции играл я?
- Самую первостепенную. То, что мы раскрыли, это надо благодарить вас. Мы вас изучали год. Решили ни куда не вербовать, а пойти необычным путем, путем доверия и показа всех секретов и напастей, что вас ожидают. Мы вложили в вас информацию, сомнения и ждали убыстрения процесса. Вы, как истинный офицер, патриот своей родины, сообщали все, что вы видели своему начальству и... получили кой какую степень доверия. Результат этого доверия, поездка в Сфакс.
- Мариам, тоже агент?
- Что вы Алекс, это же дочь. У нее очень хорошее сердце и как заметила Альма, вам нужны были теплые руки. Мариам много вынесла с этой истории. Она переживала за вас, очень.
- Господин полковник, от куда же шло сырье в Сфакс? Вы выяснили?
- В основном, с южных областей Африки, через Сахару. Дешевле, через несчастных бедуинов и безопасней.
- Господин полковник, ну и что же дальше?
- Ничего. Дело почти закончено. Лаборатория закрыта.
- Вы так думаете?
- Что еще?
Полковник подскочил ко мне.
- Алекс, я не давил на вас никогда. Если вы что-то знаете, прошу, умоляю - скажите. Я вам честно рассказал все.
- Разве контрразведчики бывают четными.
- Не бывают. Но все равно, у вас должна быть совесть. Мы боремся не против вас, Союза, мы боремся за людей, за их выживание.
- Вы меня не убедили господин полковник, но в отношении со мной вы поступили не как зверь. Действительно операция, которую вы провели, была выше похвал. Но это я. Операция с другим, обошлась бы по-другому. Я ненавижу ваше заведение, но уходя от сюда, хочу сказать. К сожалению, не все кончилось.
- Значит, где-то крутятся остатки наркотиков. Это надо понимать так.
- Я все сказал.
- Жаль. Но и на этом спасибо. А хотите, - вдруг оживился полковник - обмен. Вы мне свою информацию, а я вам скажу, кто главный хозяин вашей банды.
Я задумался. Вообще, мне все это надоело. Убийства, кровь, касатки. С другой стороны, я хотел порвать со всем этим и даже пообещал Мариам сбежать с ней, узнав, кто руководит этим кошмаром.
- Хорошо, я согласен. Говорите первый.
- Главный хозяин - это верхушка вашей компартии, во главе с некоторыми дельцами из ЦК КПСС. По данным интерпола и европейского отдела по борьбе с наркотиками, деньги от преступных операций идут на счета подставных лиц, завязанных на управляющего делами ЦК. Мало того, Россия первое государство, которое использует свой военный флот для транспортировки наркотика в разные страны. Мы выяснили, что деньги, полученные таким преступным путем, идут на обеспечение коммунистических партий других государств и на беспрерывные войны в Африке и Южной Америке. ЦК КПСС давно занимаются этим бизнесом, но последние новые веяния в Союзе, ослабило ее влияние среди международных гангстеров и те решили вытеснить соперников. Вот таким путем.
- Я вам верю. Теперь слушайте, что я вам скажу. Остался самый сильный и опасный наркотик - СТД. На сумму 44 миллиона долларов.
- Черт возьми.
- Так что операция продолжается, господин полковник.
- Выходит так. Вас куда отвезти Алекс? Машина там внизу, скажите шаферу, куда надо он отвезет. До свидания.

- Алекс, наконец-то приехал.
Мариам поцеловала меня в щеку.
- Я все утро прогулял с твоим отцом.
- Ну и как?
Она тревожно посмотрела на меня.
- Ничего. Он очень хорошо рассказывает. Я его заслушался.
- Знаю я эти сказки. Лучше скажи, как у тебя дела? Надолго к нам?
- Скоро буду надолго. Пойдем на пляж.
Мы удрали из ее дома и пошли не на пляж, а шляться по красивым местам Бизерты.
- Завтра нас приглашают на помолвку Селима и Альмы.
- Как Альмы? Разве Альма... Ну и дура же я.
- Так идем?
- Идем. Знаешь, я так есть хочу, пойдем куда-нибудь, поедим.

Я пришел в офис отца Альмы, как договаривались, в 9 часов. Меня никто не ждал. Секретарша усадила на диван и просила немного подорждать. Альмы не было, ее отца тоже. Я просидел минут 30. Вдруг офисные служащие, загудели и забегали.
- В чем дело? - спросил я их.
- Дочь хозяина погибла вчера вечером, - на ходу сообщил клерк.
- Как, Альма?
- Она, господин.

Я помчался в дом Альмы.
В гостиной меня встретил Селим. Он ходил из угла в угол, белый как снег.
- Что произошло, Селим?
- У нас большое несчастье, Алекс. Вчера Альме кто-то позвонил. Она сразу собралась и ушла. Сегодня утром, прохожие нашли Альму на пляже. Она была убита. Доктор говорит, что у нее проломлен череп.
- Что сообщает полиция?
- Ничего. Они ни чего не могут сказать. На сыпучем песке, следов преступника найти невозможно.
- Сволочи, что ж они делают?

Я примчался на "Павлов" и бросился к Федотову.
- Николай Васильевич, я написал новый рапорт. Вчера я был приглашен на беседу с полковником Морисоном и имел с ними длительную беседу. Я прошу вас внимательно прочесть рапорт.
Федотов долго читал рапорт. Когда он поднял голову, я его не узнал. Это была маска мертвеца.
- Саша, неужели это правда?
- Да.
- Гады, что ж они делают. В их авантюрах мы - разменная монета. Но кто стоит за этим? Ты знаешь?
- Да. Знаю.
- Что мне делать с этой бумагой? Я ее двинуть не могу, оставить у себя тоже.
- Дело все в том, что Васильков знает, что меня увезли в управление. Контр разведка сделала это демонстративно, перед таверной. Васильков позже узнает также, послали вы рапорт или нет.
- Саша, я уничтожу этот рапорт, ты напиши другой. Хочешь я тебе продиктую содержание?
- Нет, Николай Васильевич. Этого делать я не буду.
- Но зачем, зачем они провели эту демонстрацию?
- Им нужно было удостовериться, что операция не окончена и этой демонстрацией они ее ускорят. И уже добились первых результатов.
- Что еще?
- Здесь, в рапорте, написано, что связным у Василькова была девушка Альма. Так? Альмы нет. Ее вчера убили.
Федотов еще раз углубился в рапорт.
- Откуда Васильков знал, время отправления "Павлова", дату, маршруты?
- Об этом знали только трое: вы, я и капитан корабля. Один из нас сообщал все Василькову.
Федотов оторвал голову от бумаги.
- Саша, ты не думаешь, что это я?
- Нет.
- Я сейчас пойду к командиру базы и отдам этот рапорт ему.
- Васильков все предусмотрел. Приказом командующего флотом, командир базы не имеет права вмешиваться в наши дела. Вы нарушите приказ, если появитесь у него с такой бумагой.
- Все равно, пойду.
- Дело ваше, Николай Васильевич. Но попытайтесь все передать в центр лучше сейчас.
- Господи, во что мы вляпались.

Федотов не пошел к командиру базы, а все предал в центр.

Меня вызвал к себе капитан первого ранга Васильков.
- Здравствуйте, товарищ капитан-лейтенант.
Впервые, за время моей службы в Бизерте, он пожал мне руку.
- Как служба? Вы все мотаетесь по морям и побеседовать по человечески не когда. Вчера мы за вас все переволновались. Шутка ли, сам полковник Морисон увез вас в неизвестном направлении.
- Да, со мной побеседовали.
- А о чем, если не секрет?
- Я обо всем написал рапорт и отдал его своему командиру, Федотову.
- Вы образцовый офицер и четко выполняете требования устава. Это похвально. Но сегодня вас опять ищет полковник Морисон.
- Откуда это известно?
- Он сам позвонил мне и просил организовать эту встречу. Причем он хочет, что бы на этой встрече присутствовал я.
Ну и штучки выкидывает господин полковник. Опять придумал очередную пакость.
- Что вы мне предлагаете, товарищ капитан первого ранга?
- Давайте встретимся, поговорим. Но не забывайте и держите марку Советского офицера. Он оставил телефон, я ему сейчас позвоню.
Васильков набрал номер телефона.
- Господин полковник? Да, это я. Давайте сейчас. Здесь, как раз сидит капитан- лейтенант Новиков. Мы сейчас выезжаем.
Зам полит задержал руку на прихлопнутой к аппарату трубке телефона.
- Что ему еще надо? Поехали, товарищ капитан- лейтенант.

Полковник Морисон ждал нас в ресторане. После церемонии встречи, он усадил нас за стол и заказал крепкие напитки.
- Итак господа, начнем с водки. Говорят русские очень любят водку.
- Мы любим, но только русскую водку, - важно произнес Васильков.
- Да, да. Я знаю, русская водка - самая лучшая водка.
Мы закусили.
- Вы знаете, что произошло вчера? - обратился ко мне полковник.
- Да, господин полковник. Я узнал о гибели Альмы, в офисе отца Альмы. Сегодня утром.
- Как вы очутились там?
- Вчера утром Альма была в "Морском волке" и пригласила меня на помолвку с Селимом. Там же она попросила, чтобы я утром зашел в офис ее отца и встретился с ней.
- Потом, вы поехали в дом Альмы и там все узнали подробно?
- Да.
- Зачем же она вас приглашала? Это меняет многое в нашей версии. Ну а вы господин капитан, знаете о гибели Альмы?
- Кто это? Я ни чего не знаю.
- Вот это да... А у нас есть даже фотографии ваших встреч. Хотите я покажу?
Полковник вытащил из под стола кейс.
- Не надо господин полковник. Если вы имеете в виду Альму, которая живет на улице Свободы, я ее знаю.
- Я говорю именно про нее, господин капитан.
- Повторяю, я ни чего не знаю о гибели Альмы.
- Да вы пейте и закусывайте, закусывайте господа.
Мы опять выпили.
- Альму могли убить только два человека. Либо вы, капитан, либо
Селим.
- Вы уверены в своих выводах, господин полковник?
- Да.
- Почему же вы не арестуете меня? Ведь по вашему законодательству, подозреваемого человека можно арестовать на 48 часов.
- А вы неплохо изучили наше законодательство. Но здесь есть но... Вы подданный, да еще военный, другого государства. Если б мы сразу доказали, что вы убийца, то мы бы вас взяли. Но я собрал вас не для обвинений и дебатов. Я хочу вам предложить сделку.
- Нам? Именно мне и капитан-лейтенанту?
- Да, именно вам и капитан-лейтенанту. Мое предложение следующее. Интерпол и европейский отдел по борьбе с наркотиками, предлагает премию тем, кто передаст ему сильнодействующий наркотик СТД, в объеме 10% от его стоимости.
- Но причем здесь я и капитан-лейтенант?
- Кроме того, - как будто не услышав реплики Василькова, продолжал полковник - по решению правительства республики Тунис, мы не будем возбуждать уголовное дело против капитана первого ранга, заместителя командира базы Василькова, подданного России.
- Я не знаю о чем вы здесь толкуете, но раз разговор пошел о каких-то наркотиках и каком-то преступлении, то я должен надлежащим образом разобраться и собрать об этом информацию. Кроме того, я хочу запросить информацию об этом деле в нашем центре. Если я что-то найду, то обещаю вам господин полковник, сразу же сообщить об этом.
- Меня даже устраивает, ваше зыбкое предложение. Господин капитан-лейтенант, если вы тоже имеете сведения о наркотике, то предложение интерпола остается в силе и для вас.

Мы сидели с Васильковым на заднем сидении машины и он разыгрывал передо мной спектакль невинного младенца.
- И чего он к нам придрался? О каком-то наркотике, убийствах... Вы товарищ капитан- лейтенант не принимайте всю его чушь всерьез. Я занимаюсь воспитанием личного состава базы и все они проходят у меня перед глазами. Я, конечно, попытаюсь узнать все что возможно, но прошу вас придержать рапорт о нашем разговоре с полковником. Ну хотя бы дня на два.
- Хорошо товарищ капитан. Но ответьте мне на один вопрос. Почему в контр разведке Туниса сидят европейцы? Почему полковник Морисон, судя по всему, англичанин по национальности, является заместителем начальника разведки Бизерты?
- Сложный вопрос. Раньше Тунис был колониальным государством и ведущие посты в нем были заняты иностранцами. Сейчас Тунис независим, но арабы, руководители этого военизированного государства, понимают, что без иностранцев, работающих внутри государства, им все равно не прожить, как в политическом, так и в экономическом отношении. Они не стали разрушать старые кадры, старые связи, просто заменили руководящие кадры на арабов, оставив всю структуру по прежнему.
- Выходит, полковник Морисон работает на них много лет.
Васильков помолчал и сделав длительную паузу, сказал.
- Да уж очень давно работает. Может лет 15, может и больше.

Федотов встретил меня отборной руганью. Правда он ругал не меня, а шифровку, которую только что получил.
- Мать их за ногу! Они требуют, что бы мы срочно переправили груз в Грецию на острова Миконос.
- Я получил только что другое предложение, продать груз за 10% стоимость.
- С ума сошел, бочки стоят 44 миллиона.
- 10% получишь ты, а не те кто продаст бочки.
- Иди ты в жопу. Приказ есть, через 2 часа отправляемся.
- Разрешите идти, подготовиться к отходу.
- Давай.

Мы прошли Крит и подошли к островам Киклоды.
- Саша, - подобрел Федотов - одну лодку поведешь ты, другую я. Я боюсь уже кому либо доверять. Держимся вместе. Там у острова Миконос имеется небольшой островок с западной стороны, здесь нас ждут. Это последняя операция Саша, обещаю тебе.
- Хорошо, Николай Васильевич, только идите за мной. Постарайтесь не отклоняться от курса и меня.
- Уговорил, Саша.
Он приятельски похлопал меня по плечу.

Помимо снаряжения аквалангиста, я взял с собой автомат и пистолет и первым вышел под воду на своей малютке, с бочкой красного цвета во второй кабинке.
Мы плыли без разведки района и это был безумный риск. Риск отчаяния.
Мне казалось, нас давно засекли гидрофоны и мы плывем к своей смерти. В подтверждении этого, появились касатки, которые как почетный эскорт, окружили лодку.
Мне стало тошно.
Правая, здоровенная рыбина длинной 4 метра, ударила мою лодку, вскользь. Меня только дернуло и я подумал, что это случайность. Второй удар разрушил эту иллюзию. Это началась осада запрограммированных чудовищ. Меня умышленно отклоняли от курса на глубокую воду. Удар, еще удар. Из рук рвется штурвал, а глаз этой скотины идет параллельно моей кабине. В нем ни чего нет, в нем пустота, в нем смерть. Федотов идет за мной и испытывает точно такое же давление касаток, что и я.
Вдруг касатки исчезли. Я насторожился. Где-то слабо зазвенел зуммер в шлеме. Мне уже было не до Миконоса, мне был нужен любой остров, который был поблизости. Можно конечно переждать опасности, но кто знает какое у них оборудование и не всадят ли они глубинную бомбу на любое скопление металла, обнаруженное на глубине. Справа появился шум зуммера посильнее. Их двое, а ближайший остров в двух милях. Я несусь к этому острову, но по звукам чувствую, они быстрее. Шумы нарастают и приближаются к нам. Где же выход?
До острова миля. Я решился. Открываю кран продувки и чувствую, как лодка начинает приближаться к светлому пятну поверхности воды. Добавляю еще воздух, и пластиковый козырек выполз на поверхность и режет воду перед собой. Сзади несутся два судна, до них метров 700. Федотов не поднялся, он идет на глубине. Слева по курсу идут буруны воды, там отмель. Я сворачиваю на отмель.
Впереди встает столб воды, сторожевики заметили меня и начали обстрел. Мне наплевать, лишь бы проскочить мель. Вот и она. Глухой удар по днищу подбрасывает меня, лодка ударяется днищем и вылетает из воды, потом с шумом опускается и я чувствую, что почти спасен. Мель осталась сзади и сторожевикам меня не догнать, если, правда, снаряд не сделает из меня решето. Федотова нет, он пошел своим путем.
Впереди остров, заворачиваю за него, потом еще остров, еще поворот и я в лагуне. Стена песчаного обрыва охватывает лагуну, но я несусь к ее средине. Где-то справа, в стене обрыва показался темный проем, похожий на пещеру или щель, я кладу руль на это темное пятно. Фонарь кабины с трудом откинулся на сторону. Лодка несется к берегу. Я выползаю из кабины и оттолкнувшись, выбрасываюсь из лодки. Я плаваю в воде и вижу хвост подлодки, выкидывающий с кормы фонтан воды. Прыжок на пляж и глухой удар в стенку обрыва. Вдруг, гора насыпи, как бы подламываясь, обрушивается вниз. Легкая пыль стояла на месте тарана. Лодка исчезла под обвалом песка.
Я доплыл до берега и скинул шлем. Посторонние звуки природы обрушились на меня. Где-то справа, раздавались глухие удары. Там сторожевики утюжили Федотыча. Я кажется, уже отвоевался.

Иду вдоль берега, туда где долбали лодку Федотыча. На душе скверно. Вдруг, из-за откоса берега появились фигуры пяти аквалангистов, бегущих ко мне. Я перетащил из-за спины автомат и приготовился к стрельбе.
Первый аквалангист, получив пулю, подпрыгнул и рухнул под ноги, бегущего сзади. Я очередью снял сначала правого, потом левого. Остальные двое, заметались, да и что можно сделать безоружному, против автомата. Они побежали назад, но я застрелил сначала, последнего, потом другого.
Один из аквалангистов был ранен, но он умирал. Я подложил ему под голову камень. Смерть медленно занимала каждый дюйм кожи его тела. Он хрипел.
- Полковник Морисон..., предлагал вам сдать...
Он умер от дырки в кулак, которую делает пуля, из моего автомата. К сожалению, она рассчитана на касатку или акулу.

Я нашел лодку Федотова. В нее не попали бомбой, но она взорвалась рядом и это было достаточно, для ее конца. Пластиковая кабинка разворочена. Федотов, раздавленный взрывной волной, сплющен в кресле кабинки.
Проклятая бочка, выброшена взрывом, и лежит в метрах 4 от лодки. Она как решето, но я, для страховки, выпустил в нее всю обойму из пистолета. Воздух и белая муть, выпрыгивали из нее после каждого выстрела. Пора плыть обратно.

"Павлов" подобрал меня одного.

В Бизерте, на борт поднялся Васильков с приказом командующего флотом о переподчинении гидрографического судна "Академик Павлов" командиру базы.
В каюте Федотова Васильков орал на меня, в присутствии капитана корабля.
- Где подводные мини- лодки? Где груз?
- Они погибли в районе островов Миконос.
- Почему Федотов погиб с лодкой, а где ваша?
- Она была расстреляна сторожевиками, когда я поднялся на верх.
- Вы идиот, товарищ капитан-лейтенант. Вам надо было погибнуть вместе с лодкой, а теперь я вынужден вас отстранить от командования диверсионной группой до решенья вашей судьбы командующим флотом.
- Разрешите идти?
- Идите. Вечером приготовьте рапорт о прошедшей операции.

На следующий день, отпросившись у командования, я поехал к Мариам. Ее отец оказался дома.
- Папа, Алекс приехал.
Мариам нежно поцеловала меня.
- Ну как, молодой человек, поездка? - прервал волнующий процесс полковник Морисон.
- Как всегда, неудачно.
- Опять жертвы?
- Да. Но погибли и наши, и ваши.
- Я только что узнал об этом.
- Один из раненых пытался мне что-то сказать от вашего имени, но не успел.
Полковник нахмурился.
- Господи, когда кончиться эта резня? - спросила Мариам.
- Сегодня. С сегодняшнего дня, я временно освобожден от должности.
- Васильковым? - спросил полковник.
- Да. Наконец-то он получил над нами власть.
- Он еще не знает, что его дело плохо. Судя по всему, и в верхах еще не знают, что с ним делать. Но то, что его уберут, это не надо сомневаться. А что вы теперь будете делать, молодой человек?
- Раз его отстранили, он будет со мной, - проворковала Мариам.
- Я думаю, что мне пора уходить со службы, совсем.
- Вам не позволят остаться здесь. Русским можно только дезертировать или просить политического убежища.
- Мы с Мариам, решили бежать в Австралию.
- Мариам, это правда?
- Да папа. Я даже свои деньги приготовила.
- А что мама скажет?
- Она меня благословила.
- Ну что ж, я узнаю обо всем последний и вроде, тоже не против. Даже помогу. Документы я вам выправлю. Давайте создавайте новую жизнь.
Мы уже не стесняясь полковника поцеловались.
- Кстати, - вдруг оторвался я от Мариам - премия в 10% от стоимости наркотика, осталась в силе.
Произошла немая сцена. Полковник только через некоторое время пришел в себя. Мариам захлопала в ладоши.
- Алекс, а сколько это, сколько?
- Алекс, вы сохранили бочку? - перебил Мариам полковник.
- Да, спрятал на острове. Это Мариам, примерно, 2,2 миллиона долларов.
Полковник сорвался с места.
- Алекс не уходи, я сейчас.
Он выскочил из комнаты.
- У нас, правда, будет много детей?
- Обязательно, Мариам.

Январь. 1995г.


© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.